Норби и захватчики читать онлайн

Норби и захватчики

Глава 1

Тревога!

Норби, знаменитый робот-путаник, встал из-за стола, чтобы прочитать свое стихотворение. Его телескопические ноги вытянулись на всю длину, руки с двусторонними ладонями были сложены перед бочкообразным корпусом. Из-под полей его металлической шляпы выглядывали широко раскрытые глаза — два сзади и два спереди.

Он громко и фальшиво запел:

Я храбр, но не безрассуден,

Стою на страже правосудья,

Борюсь с плодами преступленья

По мере их возникновенья,

Хоть я и не терплю насилья…

Но тут песня прервалась. Норби так драматично взмахнул руками, потерял равновесие и грохнулся на пол. Тем не менее он избежал, казалось бы, неизбежного удара, включив свой антиграв и взмыв к потолку, в то время как Фарго Уэллс иронически повторил последнюю строчку его песни, переиначив слова:

— Хоть ты и страшный простофиля!

Манхэттенская гостиная наполнилась хохотом братьев Уэллс: темноволосого и обаятельного Фарго Уэллса, секретного агента Космического Командования, и Джефферсона Уэллса, кадета Космической Академии — четырнадцатилетнего паренька с кудрявыми каштановыми волосами. Для своих лет Джеффу слишком часто приходилось принимать на себя большую ответственность, хотя он никогда не отказывался от нее.

Глубокий басовый рокот исходил от начальника Фарго по Космическому Командованию, адмирала Бориса Йоно. Адмирал был крупнее большинства людей и минимум вдвое решительнее. Лейтенант манхэттенской полиции Олбани Джонс, миловидная и жизнерадостная блондинка, сперва ущипнула Фарго за его ехидство, но потом сама рассмеялась музыкальным контральто.

Джефф улыбнулся — во‑первых, потому что Норби в самом деле был недотепой, а во‑вторых, потому что вечеринка, устроенная в честь дня рождения адмирала, имела несомненный успех. Он нагнулся, чтобы объяснить гостье значение слова «простофиля». Гостья, маленькая джемианская драконица по имени Заргл, восторженно захлопала когтистыми лапками.

Оола, Многоцелевое Домашнее Животное и любимица Джеффа, удлинила свою кошачью мордочку, чтобы усилить внутренний резонанс, подняла нос к потолку и завыла.

— Пение Норби ранит ее чувства, — заметил Фарго. — Хотя завывание, на мой взгляд, не самый лучший способ выразить свое неодобрение. Как и у меня, у нее превосходный слух.

Джефф нахмурился. Норби ничего не ответил, и это казалось странным. По идее, он уже давно должен был выкрикивать разные обидные слова в адрес насмешников. Кроме того, голова Норби почти полностью втянулась в бочку, которая теперь плавала на антиграве примерно в метре над полом, а из-под его шляпы высунулся кончик сенсорного провода.

— Что случилось, Норби? — спросил Джефф.

— Не знаю, — ответил робот. — Мне показалось, я что-то услышал.

— Может быть, жалобы соседей? — предположил Йоно.

— Нет, — сказал Норби. — Но не стесняйтесь. Продолжайте петь, а я пока послушаю. Заргл, спой свою песню. Остальных прошу слушать внимательно — песня очень вдохновенная и поучительная. Разумеется, я помогал Заргл с трудными рифмами.

Зеленая драконица ухмыльнулась, разом показав все свои острые зубы. Зрелище могло бы выглядеть устрашающе, если бы присутствующие не знали о ее добром и мягкосердечном нраве.

— Песня написана на земном языке, поскольку мне хотелось показать, как хорошо я его выучила, пока гостила у вас, — сказала она, возбужденно хлопая крыльями. — Кстати, я исправила некоторые рифмы, которые предложил Норби.

Она запела:

Я живу на Джемии, планете отдаленной,

Избранной Другими для судьбы особой,

Все они ушли давно дорогой потаенной,

Нам оставив Менторов, наших милых роботов.

Моя тетушка, Ее Величество, Великая Драконица,

Разрешила мне пожить тут и немного поучиться.

Земля так исключительна,

И просто удивительно,

Как быстро удается здесь со всеми подружиться.

— «Исключительна»? — тихо пробормотал Фарго. — «Удивительно»? Нет, здесь нужно еще как следует поработать.

Тем не менее все захлопали. Норби, висевший в воздухе, поклонился с таким видом, словно все почести принадлежали ему.

Йоно величественно поднялся со своего места.

— Лейтенант Джонс, судя по невыразимому благоуханию, которое доносится с кухни, я уверен, что мой африканский шедевр готов для последней поливки и добавления тайных ингредиентов. Вас все еще интересует рецепт?

— Еще бы! — отозвалась Олбани.

Они вместе отправились на кухню. Оставшиеся со вздохом пожелали им скорейшего возвращения.

— Что-нибудь слышно, Норби? — спросил Джефф.

Маленький робот опустился на пол и начал ритмично покачиваться на вытянутых ногах.

— Я не понимаю, что происходит. У меня такое ощущение, словно кто-то пытается телепатически связаться со мной, но этого не может быть. Вы все здесь, но не прикасаетесь ко мне, поэтому я не могу вступить с вами в мысленный контакт. А все другие телепаты, которых я знаю, находятся на Джемии. Но Джемия слишком далеко отсюда.

— Для меня — не слишком, — заявила Заргл. — Каждый раз, когда мне хочется отправиться домой, Норби может доставить меня туда за несколько минут путешествия в гиперпространстве. Правда, Норби? Просто здорово, что наш Первый Ментор когда-то сконструировал твой гипердвигатель, иначе я смогла бы добраться до Земли только на вашем звездолете.

— Да, — согласился Джефф. — Правда, «Многообещающий» может долететь до Джемии лишь потому, что Норби подключается к его компьютеру.

— Скоро это изменится, — с оптимизмом заверил Фарго. — Адмирал уверен, что земляне скоро получат настоящие гипердвигатели — благодаря антигравитационным воротникам, подаренным джемианскими драконами.

— Надеюсь, — пробормотал Норби. — Может быть, тогда ваши ученые наконец оставят меня в покое. Я не хочу, чтобы они копались в моих внутренностях.

— Ходят слухи, что у Космического Командования уже почти готов один экспериментальный корабль, — добавил Фарго. — Но кто знает?

Норби неожиданно закрыл глаза.

— В чем дело? — встревоженно спросил Джефф.

— Я почти получил его, — прошептал Норби.

— Что получил?

— Сообщение. — Глаза Норби широко распахнулись. — Может быть, Другие пытаются связаться со мной? Нет, это нелепо. С тех пор, как они ушли с известных нам планет, по земному счету прошли тысячелетия. Так досадно, что мы до сих пор не знаем, кто они такие, откуда пришли и куда ушли!

— Не говори этого при адмирале, Норби, — попросил Фарго. — Вдруг он решит послать нас с очередной миссией на поиски Других? До сих пор нам не везло.

— Не совсем так, Фарго, — возразил Джефф, веривший в конструктивный подход. — Нам удалось многое выяснить. Они были органическими существами с развитой технологией, имевшими гипердвигатели, разумных роботов и многое другое. Они могли генетически усовершенствовать других существ, вроде джемианских драконов. Ведь именно благодаря им драконы такие маленькие и разумные.

— Чему я весьма рада, — заметила Заргл. — Мне вовсе не хочется быть такой же огромной, злой и безобразной, как мои предки. Но, тем не менее, я рада и тому, что могу выдыхать пламя, когда мне хочется, хотя мама говорит, что это некультурно. Знаете что? Если бы Другие не активировали Менторов дистанционным управлением, то сами Менторы могли бы вспомнить, как они выглядели.

— Велика важность, — презрительно бросил Норби. — Не важно, как они выглядели. Важно то, что они создали Менторов, а Менторы потом создали меня — или ту часть меня, которую старый космолетчик запихнул в этот корпус.

— В результате чего появился выдающийся талант, — льстиво добавила Заргл, потеревшись носом о бочонок Норби.

— Я весь выдающийся и необыкновенный, — горделиво заявил Норби. — Пока я с вами, вам не нужны Другие, и… — Он резко повернулся к Джеффу. — Вот оно! Послание! Теперь я хорошо его слышу. Оно от Первого Ментора.

Все ошеломленно замолчали. Йоно и Олбани даже выглянули с кухни посмотреть, что происходит.

Норби принимал телепатическое сообщение. Его многосуставчатые руки неподвижно застыли, глаза закрылись. Затем его голова втянулась в бочонок, а куполообразная шляпа плотно прижалась к верхней крышке. Лишь сенсорный провод высовывался наружу.

— Норби? — спросил Джефф.

Время шло, но Норби не двигался. Джеффу показалось, что прошли годы.

Внезапно голова Норби высунулась из бочонка.

— Я должен идти немедленно! — воскликнул он. — Первый Ментор попал в беду! Всей Джемии угрожает опасность, и я должен попасть туда. Они специально послали сообщение через гиперпространство, чтобы я помог им.

— Какая беда? — спросил Фарго, оживленно блеснув глазами. Любая опасность неудержимо привлекала его.

— Точно не знаю. У него не было времени вдаваться в подробности, — Норби взволнованно сплетал и расплетал пальцы. — Но это срочно, очень срочно!

— Почему же он не объяснил, что случилось? — спросил Йоно. — Чем закончилось послание?

— Оно просто оборвалось. Так, словно его… нет, я не хочу даже говорить об этом.

— Скажи нам, что ты думаешь, Норби, — мягко попросила Олбани.

Голос Норби стал тоненьким, почти дребезжащим.

— Первый Ментор остановился на середине фразы, как будто его… дезактивировали.

— Какой ужас! — ошеломленно пробормотал Джефф.

Оола, ощутившая эмоциональное напряжение, снова принялась подвывать. Джефф взял ее на руки и начал поглаживать зеленую шерсть. Скуля как собачонка, несмотря на свой кошачий облик, Оола перебралась Джеффу на плечи и свернулась клубочком.

— Ты уверен, Норби? — спросил Фарго.

— Так мне показалось. У меня ведь неспроста имеются эмоциональные контуры. Я ощутил, что Первый Ментор сильно расстроен. Он оказался не в силах остановить то, что атаковало его, а потом потерял сознание. Я в этом уверен. Мне нужно немедленно лететь туда.

— Разумеется, — согласился Йоно, чей широкий черный лоб избороздили морщины беспокойства. — Мы немедленно начнем собираться. Вы с Фарго держите «Многообещающий» наготове, а я извещу Космическое Командование о том, что уезжаю в срочную командировку, и…

— Вы не понимаете, — простонал Норби. — Для этого уже нет времени. Первый Ментор сказал, что всей планете угрожает опасность. За секунду перед тем, как он умолк, я успел уловить слабый мысленный образ. Думаю, на планету совершено нападение. Мне нужно лететь сейчас же!

— Но только со мной! — завопила Заргл, пользуясь своими крыльями и антигравитационным воротником, чтобы подлететь к Норби. Она опустилась на его шляпу и вцепилась в нее когтями. — Ты обязан взять меня с собой. Если на мой дом напали, то я должна помочь своим близким.

— Ты еще слишком маленькая, — возразил Норби. — Там будет опасно для маленьких…

— Нет! — Заргл застучала когтями по шляпе робота. — Возьми меня с собой. Я хочу домой!

— Ну хорошо, — сдался Норби. — Итак, прощайте…

— Я тоже иду, — произнес Джефф низким, решительным голосом. Он крепко ухватился за руку Норби и оттолкнул Оолу другой рукой. — Отстань, Оола!

Но Оола вцепилась коготками в его рубашку и продолжала держаться.

— Все! — сказал Норби и исчез из квартиры Уэллсов вместе с Джеффом, Заргл и Оолой.

Глава 2

Вторжение на Джемию

Оказавшись внутри маленького защитного поля, генерируемого Норби в гиперпространстве, Джефф попытался расслабиться и восстановить дыхание. Кроме того, он пытался успокоить Оолу, вонзившую когти ему в плечо, и наверное, тревожно урчавшую, — хотя, кроме осязания, ни одно из чувств здесь не работало, и Джефф не мог видеть, а тем более слышать ее.

Он попытался телепатически обратиться к Норби:

«Кто атакует Джемию?»

«Первый Ментор не сказал об этом».

«Заргл все еще с нами?»

«Я здесь, Джефф, на шляпе у Норби. Мы скоро будем дома?»

«Уже сейчас!» (это был Норби).

Джефф со стуком приземлился на холодный каменный пол. Было темно, но не настолько, чтобы он не мог разобраться, куда они попали. Они находились в большом зале замка Менторов.

— Прямо в точку! — гордо произнес Норби. — Как всегда!

Джефф счел за благо промолчать. Ему пришлось отпустить руку Норби, но Оола по-прежнему сидела у него на плечах, яростно урча. Потом она спрыгнула на пол и ощетинилась.

Заргл слетела со шляпы Норби к противоположной стене помещения.

— Менторы здесь! — крикнула она. — Но они… мертвые.

Джефф побежал туда, сопровождаемый Норби и Оолой. Норби внимательно осмотрел Менторов, прикасаясь к каждому из них рукой и сенсорным проводом.

— Мне кажется, они не совсем мертвые, — заключил он. — Они парализованы, но все еще находятся в сознании, просто не могут функционировать. Их как будто погрузили в стазис, хотя здесь нет прибора, генерирующего стазисное поле, — он отошел поближе к Джеффу. — Я никогда не видел ничего подобного, Джефф. Страшная штука. Что могло с ними случиться?

Подняв голову, Джефф посмотрел на старые, почерневшие металлические тела Менторов, возвышающихся над ним. Четыре руки бесполезно свисали по бокам каждого робота, тройные глаза потускнели. Было ли это игрой воображения, или он заметил слабое, угасающее сияние в этих глазах, указывавшее на то, что их владельцы еще живы?

— Ты можешь обратиться к Первому Ментору телепатически? — спросил Джефф.

— Нет, — ответил Норби. — Я только что пытался. Интересно, работает ли главный компьютер замка?

Норби подошел к дальней стене и прикоснулся к переключателю. Часть стены скользнула вбок, но отверстие не появилось, лишь странный, бесформенный голубой барьер. Прикоснувшись к нему, Норби отскочил назад.

— Это силовое поле! Должно быть, Первый Ментор включил его перед тем, как потерял сознание. Оно защищает компьютер, и я не знаю, как его выключить, да и не хочу. Тот, кто напал на Джемию и парализовал Менторов, наверное, захочет уничтожить и компьютер.

Заргл начала громко всхлипывать.

— Я хочу к маме! Где она? Может быть, эти Захватчики что-нибудь сделали и с ней!

— Мы все выясним, Заргл, — успокаивающе произнес Джефф. — Ты оставайся здесь, Норби. Тому, кто выключил Менторов, явно не нравятся роботы, поэтому ты тоже в опасности. Мы с Заргл спустимся в поселок…

— Но не одни! — перебил Норби. — Со мною ты всегда можешь быстро покинуть Джемию. Менторы не могли скрыться, так как у них нет встроенных гипердвигателей, а я могу. Поэтому я пойду с вами.

— Кто здесь? — отдаленный крик эхом отозвался от стен огромного зала. По-видимому, он донесся из коридора. — Кто находится в Зале Менторов?

— Это голос Великой Драконицы! — воскликнула Заргл и устремилась к входной двери. Джефф взял на руки Оолу и последовал за ней вместе с Норби, семенившим сбоку: робот выпустил телескопические ноги лишь на одну треть.

В дверях появилась Великая Драконица. Ее роскошный пурпурный плащ волочился сзади, прикрывая чешуйчатый зеленый хвост, когда она размашистым шагом подошла к Джеффу. Бриллиантовые колпачки на ее клыках сверкали ярко, как всегда, но она выглядела очень подавленной. За ней шла драконица поменьше, протягивавшая лапы к Заргл.

— Мама! — воскликнула Заргл, бросившись в объятия Зи. — С тобой все в порядке?

Пока Зи успокаивала свою дочь, Великая Драконица ухватила Джеффа за руку своей когтистой лапой.

— Джемия обречена, если мы не сможем помочь ей, — хрипло простонала она. — Нелепо думать, будто мы можем спастись, пока эти отвратительные Захватчики то и дело появляются прямо из ниоткуда. Я даже не могу взлететь, чтобы скрыться от них: они застали нас врасплох и лишили нас всех антигравитационных воротников. Нам с Зи пришлось добираться до замка пешком! Мы хотели узнать, почему Менторы ничего не предпринимают.

— Менторы парализованы, — объяснил Норби. — И я не знаю, как освободить их. Проход к компьютеру прегражден силовым полем.

— Тогда мы пропали, — вздохнула Великая Драконица, опустившись на свой массивный хвост. Она была самой большой из джемианских дракониц — такой же высокой, как Джефф.

— Мы постараемся помочь, — пообещал Джефф.

— Не знаю, сможете ли вы это сделать. Ваш корабль хорошо вооружен? Вы привели с собой флот Федерации? Думаю, понадобятся все ваши силы, чтобы справиться с Захватчиками. Я уже так отчаялась, что даже буду рада видеть вашего огромного адмирала с грохочущим голосом.

— Боюсь, что мы оставили всех дома и примчались сюда, — пробормотал Джефф. — Норби рванулся с такой скоростью…

— У вас нет даже одного корабля?

— Мы незнакомы с обстановкой, Ваше Величество. Первый Ментор успел передать нам очень мало информации. Как только мы выясним, что здесь происходит и какая помощь вам требуется, то, поверьте, вернемся сюда во всеоружии. А теперь расскажите нам о Захватчиках, мэм.

Великая Драконица устало потерла чешуйки на лбу.

— Я почти ничего не могу сказать, кроме того, что они выглядят отвратительно, а ведут себя еще хуже. Похоже, они умеют отключать любое механическое оборудование. Если бы вы прилетели на «Многообещающем», они сделали бы так, чтобы вы не смогли взлететь. Нет, все бесполезно!

— Захватчики умеют летать? — спросил Джефф.

— Не совсем, — ответила Зи. — Они парят и передвигаются так, словно выталкивают из себя сжатый воздух.

— Они омерзительны, — добавила Великая Драконица. — Я улетала от них, пытаясь ускользнуть от их скользких щупалец, и уже изготовилась к обороне, когда они сорвали с меня антигравитационный воротник. За всю жизнь меня еще ни разу так не унижали. Мне пришлось изо всех сил махать крыльями, чтобы смягчить свое падение. Разумеется, мои крылья прекрасны, но они недостаточно велики для полета без помощи антиграва, особенно если вы так же массивны и величественны, как я. Я чувствую себя так, словно предала надежды своего народа. В конце концов, Великие Драконицы всегда должны… да, о чем бишь я говорила?

— О том, что с вами дурно обошлись, мэм, и унизили Вас, — вежливо напомнил Джефф. Великая Драконица обладала чрезмерно развитым чувством собственного достоинства.

— Совершенно верно, — сердито произнесла она, выдохнув маленький язычок пламени. — Если ты откроешь входную дверь и выглянешь наружу, то, возможно, увидишь Захватчиков, парящих над нашим селением. Они возникают из ниоткуда, прямо как вы с Норби, когда появляетесь из гиперпространства. Насколько мне известно, они не разговаривают. Просто летают туда-сюда, отключают электричество, срывают с нас воротники, забирают наших маленьких роботов-помощников… а теперь в придачу парализовали наших любимых Менторов! У них нет ни рук, ни ног, только гадкие щупальца вокруг рта. Фу!

Заргл выглянула из-за двери.

— О, Джефф, это похоже на картинку, которую ты показывал мне в земной энциклопедии, — прошептала она. — Пузатые, сплюснутые дирижабли — только мне кажется, они гораздо меньше настоящих дирижаблей.

Джефф выглянул наружу. Шестеро Захватчиков, висевших над деревьями, действительно напоминали старинные воздушные суда, давным-давно вышедшие из употребления на Земле. Правда, дирижабли не были такими бесформенными и не имели щупалец. По его прикидкам, наиболее крупные экземпляры примерно вдвое превосходили его в росте.

— Эти Захватчики ведут себя так, словно цивилизованным существам не нужна помощь механизмов и приборов, — раздраженно заметила Зи. — Если мы, драконы, будем вынуждены выполнять всю физическую работу, которую делают наши роботы, то как мы останемся цивилизованными? Может быть, мы и живем в маленьких поселках, зато благодаря Менторам обладаем развитой культурой. Мы расселены по всему островному континенту. Если у нас не останется средств электронного общения или хотя бы способности летать, наши селения окажутся изолированными друг от друга: ведь мы не можем разговаривать телепатически, если не прикасаемся друг к другу. В результате мы погрузимся в пучину варварства и будем изрыгать пламя, словно примитивные драконы.

— Нужно что-то делать! — сурово произнесла Великая Драконица, взмахнув когтистой лапой. Однако она почему-то не добавила, что именно следует делать.

В этот момент Оола выбежала через приоткрытую дверь на каменную террасу снаружи. Джефф попытался схватить ее, но промахнулся. Оола прыгнула на какой-то зеленый предмет в форме маленькой подушки и громко замяукала.

Великая Драконица вздохнула.

— Это мать Оолы, любимица Первого Ментора, — пояснила она. — Одна из моих подданных перед побегом из замка доложила, что она храбро атаковала одного из Захватчиков. Но тот ужалил ее своим щупальцем — они бъются током, я знаю по собственному опыту! — и ей пришлось окружить себя защитной оболочкой.

Оола заскулила и подняла нос к мальчику, явно расстроенная случившимся.

— Она собирается завыть, — встревоженно сказал Джефф. — Это наверняка привлечет сюда Захватчиков.

Он метнулся наружу, схватил Оолу и принялся лихорадочно гладить ее вставшую дыбом шерсть.

— Берегись, Джефф! — крикнул Норби из-за двери.

Тень закрыла Джеффа от теплых лучей джемианского солнца. Взглянув вверх, он увидел Захватчика прямо у себя над головой. Когда щупальце протянулась к нему, Оола с шипением прыгнула вперед и выпустила когти.

Щупальце вздрогнуло и отдернулось. Захватчик поднялся повыше.

Великая Драконица вылетела из-за двери, воинственно размахивая когтистыми лапами.

— Ты, грубое чудовище! Я приказываю тебе покинуть нашу планету! Ты не имеешь права вмешиваться в дела разумных существ.

Захватчик снова приблизился. Джефф пытался удержать Оолу, извивавшуюся в его руках.

К этому времени Ооле, недостаточно сообразительной, чтобы воспользоваться преимуществами своего антигравитационного воротника, так сильно захотелось сразиться с противником, что антиграв включился автоматически. Она вырвалась из рук Джеффа и подплыла сбоку к раздутому туловищу Захватчика. Когда ее когти проткнули морщинистую кожу, послышалось характерное шипение выходившего наружу воздуха.

Глаза Великой Драконицы расширились: она внезапно поняла, что у Оолы есть антигравитационный воротник.

— Оола, — крикнула она, топая ногами и стуча хвостом. — Спускайся вниз и отдай мне свой воротник! Я сама выпущу воздух из этого дряблого мешка!

Она обнажила клыки и выпустила когти на всю длину.

Разумеется, Оола не обратила внимания на ее слова. Она снова атаковала, но на этот раз Захватчик отогнал ее своими щупальцами. Великая Драконица встала в боевую стойку, поигрывая мускулами.

— Спускайся вниз, мерзкий червяк, и дерись как честное существо! Я превращу тебя в желе, а заодно выскажу все, что я о тебе думаю. Аргх!

Речь Великой Драконицы прервалась, когда щупальце обвилось вокруг ее горла. Она замахнулась лапой, а ее хвост с размаху врезался в серое туловище. Послышался треск, и внезапно Захватчик исчез, забрав с собой Великую Драконицу.

— О, нет! — воскликнула Зи. — Они забрали мою тетушку! Они забрали нашу возлюбленную Великую Драконицу. Теперь они убьют ее.

— Думаю, в замке нам будет безопаснее, — сказал Джефф. — Идите туда, а я пока что заберу Оолу.

Это было легко сказать, но не так легко сделать. Оола смотрела с холма вниз, на поселок, и злобно скалила зубы. Каждый раз, когда Джефф пытался схватить ее, она отбегала в сторону, спускаясь все ниже и ниже.

— Оола! — кричал Джефф. — Иди сюда, глупая!

Норби, выглянувший из-за двери, втянул ноги в бочкообразное туловище и поднялся на своем антиграве.

— Я поймаю ее для тебя, Джефф, — пообещал он.

Он помчался к Ооле, а Джефф вприпрыжку побежал за ним.

Норби успел первым, подхватил разозленного зверька и передал его Джеффу.

— А теперь вернемся домой и послушаем, что скажет адмирал по поводу этой ситуации, — предложил он. — Может быть, нам в самом деле понадобится весь земной флот — но тогда адмиралу придется рассказать людям о Джемии.

— Пожалуй, самое время, — заметил Джефф, хватаясь за воротник Оолы и изо всех сил думая «вниз», пока она думала «вверх». Воротник, подчинявшийся мыслям прикасавшихся к нему существ, исполнял наиболее сильную команду.

— Может быть, Федерация сделает Джемию одним из своих членов, хотя джемианцы не похожи на людей, — сказал он, пыхтя от усилий. Но тут послышался хлопок, и Захватчик возник из пустоты над головой у Джеффа. Щупальца моментально протянулись к нему, и пока он отбивался от них, рядом загремел голос Норби:

— Прекрати, иначе я вышибу из тебя дух!

В минуты опасности Норби мог быть храбрым, как лев. Он взмыл в воздух и врезался в бок Захватчика. Тот издал звук, похожий на «Умпф!», и схватил Норби вместо Джеффа.

— Уоррр! — рычала Оола, стараясь укусить Захватчика.

— Норби! — крикнул Джефф, пытаясь дотянуться до маленького робота.

Захватчик, державший Норби в своих щупальцах, исчез так же внезапно, как и появился.

— Норби! — застонал Джефф, охваченный внезапным чувством утраты.

— Возвращайся, Джефф, — крикнула Зи. — Прячься в замке! Сюда летят другие Захватчики.

Джефф карабкался вверх по склону, держась за Оолу. Но он не успел. Один из Захватчиков догнал его перед самой дверью.

Серые резиновые щупальца обвились вокруг его талии и сбили с ног. Захватчик начал подниматься все выше и выше, над шпилями замка. Джефф держался за Оолу и ее антигравитационный воротник. К захватчику, пленившему его, присоединились другие. По движениям их щупалец Джефф понял, что они каким-то образом общаются друг с другом, но он не слышал звуков речи. Может быть, они объяснялись на языке жестов?

У него разболелась голова. Щупальца, державшие его, неприятно вибрировали. По-видимому, Ооле тоже не нравилось это ощущение. Она взвыла, изогнулась на руках у Джеффа и вонзила зубы в ближайшее щупальце.

Захватчик, державший их, затрясся крупной дрожью. У Джеффа еще сильнее заболела голова, и он потерял сознание.

Глава 3

В океане

Когда Джефф открыл глаза и заворочался, с трудом возвращаясь к действительности, стояла ночь. Он сразу же понял, что находится не на Земле, не на Джемии и ни в одном из известных ему мест. Небо над ним было так густо усыпано яркими звездами, что создавалось впечатление рассеянного лунного света.

— Должно быть, мы попали в центр шарового звездного скопления, — пробормотал он.

Захватчик все еще нависал у него над головой. Джефф мог видеть его как тень на фоне звездного неба. Во всех направлениях до самого горизонта простиралась одна лишь вода. Стояла прохладная, ясная ночь, лишь вдалеке проплывала стайка облаков.

Они двигались быстро. Джеффу показалось, что толчки воздуха выходят из двух кожистых складок, ритмически открывавшихся и закрывавшихся с каждой стороны тела Захватчика. Легкий ветерок ерошил его волосы.

Да, Захватчики могли передвигаться с помощью реактивной тяги, но они все же были слишком большими и тяжелыми, чтобы летать без антигравитационных приспособлений. Джефф положил руку на воротник Оолы — единственный предмет, способный спасти его от падения, если Захватчик ослабит свою хватку.

Куда они летят? Бесполезный вопрос, ведь внизу не просматривалось ни одного клочка сухой земли, куда можно было бы опуститься. Джефф видел лишь отблески звезд в спокойной воде, и в нем крепла уверенность, что даже при свете дня океан будет таким же пустым и безжизненным.

Как долго продлится полет? Оола начала жалобно скулить, требуя пищи, и Джефф плотнее прижал к себе маленькое пушистое тельце. Другой рукой он осторожно прикоснулся к щупальцу Захватчика, поежился и горько пожалел о том, что Норби нет рядом. Как здорово было бы стряхнуть с себя ненавистные щупальца, подняться с маленьким роботом на его антиграве и вернуться на Землю через гиперпространство! Как здорово было бы услышать голос Норби, или хотя бы прочесть его спокойные, уверенные мысли! А теперь…

В своих бесплодных мечтаниях Джефф позабыл об Ооле, и та, обнаружив у себя под боком кончик щупальца, впилась в него острыми зубками.

Щупальце вздрогнуло и развернулось. Джефф упал, но уже в следующее мгновение снова поднялся: они с Оолой одновременно подумали «вверх». Захватчик развернулся и начал приближаться к ним, вытянув щупальца. Его желтые глаза тускло, угрожающе светились.

— Уоррр! — заворчала Оола, предупреждающе оскалив клыки.

Захватчик остановился, а затем, словно решив, что Джефф с Оолой не стоят его внимания, повернулся головой вниз и нырнул в океан.

Джефф посмотрел ему вслед. Видимо, они прибыли к месту назначения, куда их нес Захватчик, и Оола попросту немного поспешила со своим укусом. Что теперь?

— Мяу! — тон Оолы означал: «Я голодна, и хочу знать, скоро ли меня покормят».

Джефф тоже проголодался. На дне рождения адмирала Йоно он ел гораздо меньше других. За исключением последнего таинственного блюда, которое ему так и не довелось попробовать, он готовил сам, и был слишком занят. Теперь у него заурчало в животе, а внизу не было ничего, кроме воды.

Ничего, кроме воды? Звездный свет быстро тускнел. Край неба начал светлеть, и когда красноватое солнце поднялось над горизонтом, его лучи осветили несколько странных черных предметов. С трудом манипулируя воротником Оолы, Джефф смог подлететь поближе и рассмотреть их.

Высокие черные цилиндры высовывались прямо из океана. Вода вокруг них казалась значительно светлее, чем в других местах.

Джеффу хотелось еще приблизиться, но каждый раз, когда он забывал думать «вверх», его стремительно тянуло к водной поверхности, поскольку Оола думала «вниз».

— В чем дело? — нетерпеливо спросил Джефф.

— Мурр! — выразительно отозвалась она и лизнула его в подбородок. От щекотки Джефф рассмеялся. В то же мгновение они полетели в воду. Джефф вымок до пояса, прежде чем успел с достаточной силой скомандовать «вверх», но даже после этого они не поднялись высоко.

— Я не хочу купаться, Оола. Мне хочется домой — Заргл недавно тоже хотела попасть домой, — но теперь со мной нет Норби. Давай-ка рассмотрим эти цилиндры.

Приложив величайшие усилия, Джефф смог расположиться над ближайшим цилиндром. Цилиндр оказался не сплошным; опустившись на верхушку, Джефф обнаружил, что металлический обод достаточно широк для сидения, если не делать резких движений. Черный металл был тепловатым на ощупь. Заглянув в отверстие, он сначала увидел лишь темноту, но затем ощутил дуновение воздуха, словно какое-то огромное существо дышало через выведенную на поверхность трубу.

Полый центр цилиндра был достаточно велик, чтобы проникнуть внутрь, и Джефф уже собрался исследовать его глубины, когда уловил серебристый отблеск металлической решетки, преграждавшей путь далеко внизу. Он решил, что попытка выломать решетку ни к чему не приведет, и приступил к выработке плана дальнейших действий, но Оола прервала его размышления. Она потянула носом воздух и выскользнула из его рук.

Застигнутый врасплох, Джефф потерял равновесие. Он изо всех сил вцепился в край цилиндра, стараясь удержаться от падения внутрь или в воду. Оола медленно опускалась на антигравитационном воротнике, пока не превратилась в едва заметную зеленую точку, разгуливавшую по решетке.

Джеффу пришлось подождать, пока она не удовлетворила свое любопытство. Убедившись в том, что прохода нет, Оола попыталась запрыгнуть наверх, потом вскарабкаться по гладкой стене цилиндра. Лишь после этого отчаяние заставило ее включить воротник. Раскинув лапы, она поднялась к Джеффу, и тот прижал ее к груди.

— Все хорошо, Оола. Мы не можем пройти этим путем, но там должно быть здание или какое-нибудь сооружение с воздухом внутри. Нужно попробовать найти вход.

Конечно, Джефф не был уверен в существовании подводного здания, но воздух, поднимавшийся из цилиндров, должен был откуда-то выходить. Эта мысль придавала ему оптимизма.

Оола забарахталась у него на руках, увидев в воде что-то очень привлекательное для себя. «Должно быть, водоросли или какая-нибудь растительная живность», — подумал Джефф. Хотя предки Оолы были выведены из породы весьма плотоядных хищников, они превратились в ревностных вегетарианцев, способных употреблять в пищу почти все, не имевшее животного происхождения.

«Почти все», — подумал Джефф. Оола могла есть джемианскую и земную растительность без вреда для себя, но что, если растения в этом мире окажутся ядовитыми?

Теперь, когда воздух достаточно прогрелся, он смог увидеть поднимающиеся к поверхности растения. Маленькие пучки плоских, серповидных листьев, почти одного цвета с зеленовато-синей водой, чередовались с белыми цветочками-шариками на тонких, коротких черенках. Они немного напоминали водяные лилии, но не более того.

— МЯ-АУ! — вывернувшись из рук Джеффа, Оола прыгнула в океан, прямо на плавающие растения. Ее челюсти щелкнули, и она поднялась обратно к краю цилиндра, таща за собой длинный стебель, покрытый пучками листьев и белыми цветками, похожими на маленькие грибы-дождевики.

Приземлившись рядом с Джеффом, Оола с жадностью принялась за еду. Оола всегда ела с жадностью.

Цветы ей не понравились; попробовав один, она больше не обращала на них внимания. Стебель тоже был отвергнут после непродолжительной дегустации, зато листья поедались в больших количествах. Насытившись, Оола облизнулась, умылась лапкой и замурлыкала.

— Отлично, — сказал Джефф. — По крайней мере, один из нас наелся. Если бы я только смог связаться с Норби… — Он закрыл глаза и сосредоточился, но безуспешно. Для телепатического общения ему нужно было прикасаться к Норби.

Ни разу в жизни Джефф не чувствовал себя таким одиноким. Сидя над бескрайними просторами неизвестного океана без всякой надежды попасть домой, он ощутил приступ темного отчаяния. Чтобы избежать катастрофы, он сделал глубокий вдох и произнес немного измененную версию ритуальной литании, исполняемой в день летнего солнцестояния:

«Я земное существо, часть жизни, развивавшейся на Земле. Сейчас я далеко от дома, но по-прежнему остаюсь частью Вселенной, частью ее жизни. Все является частью Вселенной, каким бы странным или опасным оно ни казалось. Я постараюсь избавиться от страха и решить, что делать дальше».

Поглаживая Оолу, чтобы отвлечься от мысли о жажде и голоде, Джефф смотрел на океан. Сперва ему хотелось, чтобы на горизонте появился корабль или хотя бы что-нибудь. Когда этого не произошло, он печально задумался о том, как было бы хорошо чувствовать себя дома в океане.

Ему захотелось стать изящной рыбкой с плавниками и жабрами, или тюленем с ластами, или даже бобром с замечательным плоским хвостом, которым можно пользоваться как рулем. Он почти забылся в мечтах, но тут руки подсказали ему, что с Оолой происходит что-то непонятное.

Джефф посмотрел на нее. Оола изменила свою форму. Она стала у́же и длиннее; ее лапы сделались похожи на ласты, а хвост широким и плоским. Потершись мордочкой о его подбородок, она зевнула и нырнула в воду.

— Оола, вернись!

Не обращая внимания на крик Джеффа, Оола поплыла дальше. По-видимому, она получала огромное удовольствие от купания.

Джефф понимал, что если он хочет вернуть Оолу с ее антигравитационным воротником, то ему придется промокнуть. Он прыгнул в воду, нырнул и поднялся к поверхности, по пути заметив, что вода оказалась вовсе не такой холодной, как он ожидал, и поразительно чистой. Снова нырнув, он увидел, что черный цилиндр опускается к белесой поверхности, на которой росло много водорослей. Он подплыл ближе и увидел такие же серповидные листья, как и те, которые ела Оола. Время от времени тонкие стебли отрывались от общего основания и медленно поднимались к поверхности.

Оола опустилась к «саду водорослей», сжевала несколько листьев и вернулась к Джеффу, удовлетворенно мурлыкая. Джефф крепко взялся за ее воротник: среди водорослей мелькали какие-то другие существа, появлявшиеся и исчезавшие так быстро, что он не мог как следует рассмотреть их. Они были маленькими, еще меньше Оолы, и, возможно, неопасными, но кто знает?

С нелегким чувством Джефф понял, что не осмеливается отпустить от себя Многоцелевое Домашнее Животное. Без воротника Оолы ему придется плавать в океане, потому что он не сможет самостоятельно забраться на стенку цилиндра.

Ооле хотелось играть, в то время как Джефф стремился лишь удержать голову над водой. Должно быть, его упорное нежелание остаться без воздуха вдохновило Оолу, так как она внезапно изменилась. Ощупав ее, Джефф обнаружил по обе стороны ее шеи кожистые складки, которые немного приоткрывались каждый раз, когда она ныряла. Жабры?

— Ты превращаешься в рыбу, Оола? — спросил Джефф.

Но Оола не потеряла своих клыков и доказала это, оскалившись и выпустив множество пузырьков воздуха, когда ее голова снова оказалась под водой. Всмотревшись в прозрачную толщу, Джефф увидел приближавшийся к ним светло-серый силуэт.

Захватчик? У него было вдвое больше щупалец, чем у обычного Захватчика, и он вдвое превосходил своими размерами тех, кого Джеффу приходилось видеть раньше. Его туловище казалось почти цилиндрическим, сплющиваясь сзади в некое подобие хвоста. Лишь его отвратительные желтые глаза были такими же. Он направлялся к Джеффу.

Оставалось лишь подниматься вверх, но Оола отказывалась подчиниться. Ей хотелось встретиться с новым врагом и вступить в драку. Да, она была вегетарианкой, но в ее повадках сохранилось кое-что от саблезубого тигра.

Напрягая всю свою волю и разум, Джефф все-таки одержал верх. Захватчик не последовал за ними. Он начал плавать кругами, иногда высовывая щупальца и пытаясь схватить Джеффа, но тот оставался недосягаемым.

Однако Ооле не нравилась такая манера борьбы. Непрестанно извиваясь, она сумела-таки выскользнуть из рук Джеффа и прыгнула в воду прямо на Захватчика. Джефф, не имеющий антигравитационного воротника, последовал за ней. Он поплыл прочь со всей скоростью, на которую был способен, но когда он обернулся, жуткое существо почти настигло его.

Потом, по непонятной для Джеффа причине, Захватчик замедлил ход. Его щупальца потянулись назад вместо того, чтобы схватить Джеффа. Что-то явно беспокоило его.

Опустив голову под воду, Джефф увидел Оолу, вцепившуюся своими длинными и острыми когтями в одну из складок на боку Захватчика. Одновременно она наносила все новые и новые удары клыками, так похожими на грозное оружие саблезубого тигра. Из раны хлынула голубоватая жидкость: Захватчик быстро терял кровь.

Наконец он сдался. Повернувшись, он быстро поплыл в сторону от Джеффа и черных цилиндров, унося с собой Оолу.

Джефф остался в одиночестве. Он подплыл к ближайшему цилиндру и попытался обхватить его руками для поддержки на воде, но тот оказался слишком широким.

В рот ему попало немного морской воды. Вкус соли был не таким сильным, как в земных океанах, но Джефф решил, что такую воду все же пить не стоит. С другой стороны, его все сильнее мучила жажда.

Потом он заметил капли, сконденсировавшиеся на борту металлического цилиндра. Может быть, это пресная вода? Скорчив гримасу, Джефф лизнул влажный металл. Вкуса соли не чувствовалось, но даже облизав все капли, он по-прежнему испытывал жажду, и к тому же оцарапал язык.

— Мяу? — перед ним вынырнула кошачья голова Оолы. На ее носу вздулась маленькая шишка, одно ухо опустилось, но в остальном она выглядела очень довольной собой. Джефф положил руки на ее воротник и решил снова подняться на верхушку цилиндра, а потом спуститься внутрь и попробовать вскрыть решетку.

У Оолы были другие планы. Она внезапно нырнула, потащив Джеффа за собой.

Задержав дыхание, он увидел, что Оола быстро плывет над белесой поверхностью, резко обрывавшейся у края прозрачной воды. Потом она углубилась в темную воду. У Джеффа кончился воздух, и он отпустил Оолу.

Пока он плавал на поверхности, жадно глотая воздух, мокрая пушистая голова ткнулась ему в подбородок.

— Мурр? — вопросительно мяукнула Оола.

— Я не могу плыть с тобой, — объяснил Джефф. — Я не могу отрастить плавники, как ты.

Она постучала по его груди своей лапкой-ластой и снова отплыла в сторону, потом обернулась и раздраженно мяукнула.

— Я не могу! — закричал Джефф, тряся головой.

Оола вернулась. Джефф погладил ее, думая о том, что по крайней мере один из них сможет выжить на этой водной планете. Он представил себя полностью экипированным для подводного плавания, наслаждающимся исследованием незнакомого океана. Машинально поглаживая Оолу, он ощутил, как что-то начало расти из ее загривка, и в изумлении опустил глаза. Это было похоже на трубку с расширяющимся концом, откуда поднимались пузырьки воздуха.

— Оола, ты изобрела дыхательную трубку? — озадаченно спросил Джефф. Некоторое время он пытался представить, как Оола может дышать жабрами под водой, легкими — над водой, и при этом иметь достаточно свободного воздуха для дыхательной трубки. Подобная физиология превосходила его понимание. Ради эксперимента он попробовал дышать воздухом из трубки и обнаружил, что это вполне возможно. Наверное, там содержалось больше углекислого газа, чем в свежем воздухе, и он немного попахивал водорослями, но тем не менее был пригоден для дыхания.

Когда Оола нырнула в следующий раз, Джефф держался за ее воротник и дышал ее воздухом. Она плыла под ним, совершая волнообразные движения, а Джефф работал ногами, помогая ей. Они проплыли к краю мимо черных цилиндров, затем спустились вдоль стены, не превышавшей по высоте четырехэтажный дом на Манхэттене. Джефф вперился взглядом в сумрак океана за зданием, но не увидел никаких целых конструкций, хотя местность была усеяна фантастическими руинами каких-то строений и гнутыми металлическими балками, густо обросшими водорослями и ракушками.

За руинами склон опускался вниз в такую кромешную темноту, что Джефф ничего не мог разглядеть. Когда Оола захотела вернуться к зданию, он решил не спорить. Они приблизились к белесой стене. Внезапно Оола потащила Джеффа за особенно крупный куст водорослей. Когда он оглянулся посмотреть, от чего она убегает, то едва не выпустил воздушную трубку.

Захватчики!

Их было трое — гладких и лоснящихся, а не дряблых и морщинистых, как те, которых он видел на Джемии, хотя с таким же количеством щупальцев. Может быть, эти существа подразделяются на разные виды?

«Когда они находятся над водой, то воздух, распирающий их изнутри, заставляет их выглядеть жирными и раздутыми», — внезапно догадался Джефф. Он смотрел, как Захватчики подплывают к зданию и огибают его слева. Потом они исчезли из виду.

«Следуй за ними», — подумал Джефф, подталкивая Оолу. Она не могла понимать мысли, но ее разум отзывался на эмоции и чувства того, кто прикасался к ней. Она повернула нос в указанном направлении и поплыла, увлекая Джеффа за собой.

Там была дверь. Она выглядела как необычно большой и круглый вход в воздушный шлюз без замка или дверной ручки. Должно быть, Захватчики проникли в здание именно отсюда, но Джефф не мог понять, каким образом им это удалось. Ощупав дверь, он обнаружил выпуклость с двумя углублениями сбоку. Он нажал сначала на одно углубление, потом на другое, но ничего не произошло.

Джефф задумался. Захватчики имели кольцеобразное расположение щупалец, способных изгибаться в разных направлениях, поэтому возможно, что нужно было одновременно нажимать на оба углубления. Осторожно втолкнув заднюю часть тела Оолы под свою расстегнутую куртку, чтобы она не могла уплыть от него, Джефф попытался нажать сразу на оба углубления, вытянув руки так далеко, как только мог.

На этот раз дверь разошлась в стороны, и он поплыл в кромешную темноту, опускаясь вниз по мере того, как вода уходила из шлюза. Наконец он встал на пол, выпустил воздушную трубку и подумал о кошке с четырьмя ногами, без жабр и плавников.

Когда открылась внутренняя дверь, тело Оолы приобрело свою нормальную форму. Они вошли в тускло освещенную прихожую.

Джефф опустил Оолу на пол. Отряхнувшись, словно мокрая собачонка, она уселась и принялась по-кошачьи вылизывать шерсть. Она оставалась совершенно спокойной. Впрочем, и Джефф не волновался — комната была пустой, хотя и могла вместить нескольких Захватчиков. В дальней стене имелось три двери, круглых, но усеченных внизу под уровень пола.

Какую дверь попробовать?

Джефф вздохнул и уселся на пол. Сняв мокрые ботинки, он связал их вместе шнурками и перекинул через плечо. Пока он сидел, ему показалось, что он почувствовал голос Норби.

Почувствовал? Он не слышал голоса, как при разговоре или даже как при телепатическом общении. Это было ощущение.

Он абсолютно ничего не слышал, однако был абсолютно уверен, что Норби пытается связаться с ним. Норби где-то здесь!

Какую же дверь выбрать?

Глава 4

В тюрьме

Пока Джефф размышлял над этим вопросом, средняя дверь разошлась в стороны, и оттуда выкатилась тележка — обычный ящик на колесах.

— Мяу-у! — мяукнула Оола своим самым жалобным голосом. И не удивительно: Оола всегда была голодна, а от ящика хорошо пахло. Теперь, после всех усилий, потраченных на выращивание жабр и дыхательной трубки (требовавших больших энергетических затрат), она очень проголодалась, несмотря на съеденные листья. Она вперевалочку направилась к тележке, медленно катившейся к центру комнаты. Принюхавшись, она потрогала ящик лапкой, но тот никак не отреагировал. Затем тележка резко повернулась и покатилась к двери слева от Джеффа. Оола кинулась следом.

— Подожди меня! — крикнул Джефф, босиком устремляясь за ней. По мере того, как его голова прояснялась после подводного плавания, он осознал присутствие постоянного фонового звука: слабого, монотонного гула, словно в здании работали какие-то механизмы. Впрочем, это было логично, поскольку воздух внутри оставался свежим. Какое-то оборудование должно было осуществлять циркуляцию, всасывая воздух через одни цилиндры и выпуская наружу через другие.

Дверь слева открылась. Тележка перекатилась через плоский порог в коридор. Оола и Джефф двинулись следом. Им повезло: здесь не было Захватчиков. Тележка целенаправленно катилась вперед к дальнему концу коридора, где перед ней разошлась новая дверь, еще больших размеров. Она въехала внутрь; туда же последовали Джефф с Оолой.

Ему пришлось быстро взять Оолу на руки и притаиться за кустом, поскольку здесь было полно Захватчиков. Это место вообще было трудно назвать комнатой — оно больше напоминало огромную пещеру, усаженную деревьями и кустарниками.

Тележка покатилась по узкой тропинке, поворачивавшейся и спускавшейся вниз по пологому склону, и достигла большого бассейна, где плескались несколько Захватчиков, перебрасывавшихся разноцветными шарами над водой.

«Комната отдыха?» — подумал Джефф, стараясь приглушить голодное урчание Оолы. Ящик, так заинтересовавший ее, остановился у края бассейна, крышка откинулась.

Захватчики собрались вокруг тележки, вынимая предметы, похожие на зеленые и бурые кубики. Они брали их щупальцами и запихивали во рты, открывавшиеся под тупыми рыльцами. Процесс еды настолько занимал их внимание, что Джефф спокойно снял с себя одежду, решив высушить ее в тепле. Развесив ее и поставив ботинки рядом с собой, он остался в укрытии за кустарником, наблюдая за Захватчиками из-за переплетения ветвей.

Тем временем Оола обнаружила какое-то съедобное растение, отвлекшее ее от намерения присоединиться к трапезе Захватчиков. Джефф по-прежнему оставался голодным; кроме того, его мучила жажда. Должно быть, жажда обострила его чувства, так как за слабым гулом работающих механизмов ему послышалось журчание текущей воды. Встав на четвереньки, он пополз в направлении звука, исходившего от ближайшей стены.

Струйка воды вытекала из трубы в стене, образуя крошечный ручеек, сбегавший вниз по склону в бассейн. Джефф попробовал воду, обнаружил, что она пресная, и жадно напился.

Он сразу же почувствовал себя лучше. Когда у вас во рту сухо, то трудно сказать, что вас больше мучит — жажда или беспокойство. Обсохнув и утолив свою главную потребность, Джефф забыл о недавних страхах и задумался о том, что делать дальше.

«Но что я могу сделать?» — подумал он. Он обвел взглядом окрестности. Деревья и другие растения, разумеется, были ему незнакомы. Он поднял взгляд к потолку и разинул рот от изумления.

Потолок был сделан из стекла или какого-то прозрачного материала. Над ним виднелись маленькие существа, похожие на рыб, плававшие в чистой голубой воде. Если бы они с Оолой проплыли над зданием в этом месте, то Захватчики могли бы заметить их.

В стене напротив виднелась другая дверь. Может быть, попробовать пробраться туда? Трудность заключалась в том, что посредине находился бассейн. Захватчики в любой момент могли наполниться воздухом, подняться над водой и в два счета догнать его.

Пока он смотрел на другую дверь, она раскрылась, и в зал въехала тележка с ящиком больших размеров, покатившаяся по наклонной тропинке к бассейну.

— Я сожгу вас дотла за такое возмутительное обращение с моей особой! — закричал по-джемиански хорошо знакомый голос.

Ящик оказался клеткой, а внутри нее, яростно тряся прутья решетки, стояла Великая Драконица. Джефф ухитрился схватить Оолу как раз в тот момент, когда она собиралась побежать навстречу своей знакомой.

Подкатившись почти к краю бассейна, клетка остановилась у тележки с едой. Захватчики принялись вынимать зеленые кубики и совать их драконице, раздраженно постукивавшей хвостом.

— Чудовища! Думаете, вы сможете усмирить меня этой тошнотворной стряпней? — Драконица выбросила кубики из клетки и выдохнула язык пламени, заставивший ближайшего Захватчика отпрянуть в сторону. Другой Захватчик плюхнулся в бассейн. Вынырнув на поверхность, он пустил в Драконицу струю воды и заглушил ее пламя.

Один из зеленых кубиков приземлился неподалеку от Джеффа. Он наморщил нос от неприятного запаха и предложил кубик Ооле, съевшей его с явным аппетитом. Джефф покачал головой. После такой трапезы от Оолы тоже будет дурно пахнуть.

— Теперь я не только голодная, но вдобавок и мокрая! — закричала Великая Драконица. — Что вы за примитивный народ? Почему вы не разговариваете? Вы всего лишь воздушные шары-переростки, из которых давно пора выпустить воздух!

Она оскалилась, показав бриллиантовые колпачки на кончиках своих клыков.

Великая Драконица с планеты Джемия никогда не отличалась особенной дипломатичностью.

Теперь Захватчики начали кидать в ее клетку коричневые кубики. Она понюхала один, а затем попробовала.

— Гадость, конечно, — пробурчала она. — Но не слишком отвратительная. Сойдет, чтобы утолить голод. Первый Ментор учил меня постоянно заботиться о своем здоровье, чтобы не терять цивилизованности.

Она съела еще несколько кубиков. Как сильно сейчас хотелось Джеффу установить телепатический контакт, не прикасаясь к ней!

— Ну ладно, — драконица облизнулась. — Вы покормили меня. В моей клетке есть бутылки с водой, и я полагаю, вам кажется, что этого достаточно. Так вот: вы ошибаетесь! Я — Великая Джемианская Драконица, и я хочу немедленно попасть домой. Я требую, чтобы вы отправили меня домой, слышите? — Ее глаза гневно сверкнули. — Вижу, что не слышите или не понимаете. Должно быть, вы слишком тупые. Вы не могли сами построить это здание. У кого вы его украли?

Разумеется, ответа не последовало.

— Выпустите меня!

Самый крупный Захватчик нажал что-то на тележке, и она покатилась вверх по тропинке к той двери, откуда появилась вместе с вопящей Великой Драконицей.

Проследив взглядом за закрывшейся дверью, Джефф надел сырую одежду и ботинки. Ему казалось неудобным спасать Великую Драконицу практически в голом виде.

Однако спасение Великой Драконицы пока представлялось невозможным — по крайней мере, через ту дверь, за которой она исчезла. Захватчики по-прежнему кишели в воде и в воздухе. Они обязательно увидят его.

Джефф сел и задумался, держа на руках Оолу, погрузившуюся в блаженный сон. В отличие от Джеффа и Драконицы, которым отчаянно хотелось вернуться домой, Оола находилась дома всегда и везде, где было тепло, достаточно еды, и рядом находился кто-то знакомый.

«По-видимому, здание имеет круглую форму, — подумал Джефф. — Клетка укатилась куда-то внутрь, поскольку этот зал находится слева и примыкает к внешней стене. В таком случае возможно, что Драконицу увезли в комнату за средней дверью, той, откуда выкатилась тележка с едой».

Остро ощущая отсутствие Норби, готового в трудную минуту перенести его в гиперпространство, Джефф выпил еще немного воды и пошел со спящей Оолой на руках через пустой коридор в прихожую. Там по-прежнему было пусто.

На этот раз он направился к средней двери, автоматически открывшейся при его приближении. Тут не было коридора — лишь большая комната, полная каких-то странных механизмов и огромных металлических контейнеров. В комнате сильно пахло зелеными кубиками. Джефф быстро прошел мимо, удерживая дыхание и надеясь, что Оола не проснется с таким видом, будто не ела сто лет.

В дальнем углу помещения находились другие контейнеры и какая-то гудящая машина, возле которой стоял робот, выполнявший непонятные действия.

Он лишь отдаленно напоминал робота. У него был странный горб вместо головы, восемь рук и колесики вместо ног. Джефф быстро отступил в проход между двумя контейнерами, но робот проехал мимо, словно не замечая его, остановился перед выключателем и повернул его.

Из отверстия над контейнером высунулся змееподобный металлический шланг. Через несколько минут робот закончил манипулировать с переключателями и вернулся к задней стене. В этот момент из зала через внешнюю дверь въехала пищевая тележка, присоединившаяся к роботу. Он открыл крышку и выпустил в ящик целый каскад бурых кубиков из раздаточного шланга.

«Должно быть, водоросли перерабатываются в зеленые кубики, — подумал Джефф. — А для изготовления коричневых существует протеиновая фабрика. Здесь готовят пищу для Захватчиков и для их пленников».

Пищевая тележка проехала мимо него и встала в одну линию с другими тележками, выстроившимися у стены за контейнерами. Все они были открыты, поэтому Джефф подошел ближе и взял коричневый кубик. У кубика оказался вполне сносный вкус и слегка рыбный запах. Джефф был так голоден, что эта еда показалась ему почти изысканным лакомством. Он съел несколько штук, поглядывая на безучастного робота-механика. Возможно, робот даже не подозревал о его существовании.

Набив карманы коричневыми кубиками, Джефф, поколебавшись, добавил несколько зеленых кубиков для Оолы. «Ладно, как-нибудь вытерплю этот запах», — подумал он.

Оола продолжала спать. Джефф задумался о том, где находится Великая Драконица. Возможно, в другом конце комнаты есть еще одна дверь.

Дверь в самом деле нашлась и даже открылась, но в комнате за нею было гораздо темнее. Когда глаза Джеффа привыкли к полумраку, он разглядел очертания механизмов, многие из которых напоминали странных роботов. Отдельной кучкой на полу лежали маленькие неразумные роботы-помощники, выполнявшие разные подсобные работы на Джемии. Все они казались дезактивированными.

В комнате ничто не двигалось. Стояла тишина, однако у Джеффа появилось ощущение, будто рядом есть кто-то живой. Он прикоснулся к нескольким роботам, но ни один не подал признаков жизни. Многие из них были довольно крупными, хотя и не такими большими, как джемианские Менторы. «Должно быть, Менторы оказались слишком тяжелыми для Захватчиков, поэтому их решили оставить на месте», — догадался Джефф.

В самом дальнем углу виднелась огромная клетка, уходившая в черноту под потолком. Там лежало великое множество роботов, запакованных в прозрачные пластиковые мешки… нет, пузыри! Джефф начал пробираться к большой клетке между неподвижными роботами, но в этот момент где-то открылась новая дверь, из-за которой хлынул поток света.

Помещение наполнилось Захватчиками, парившими в воздухе. Джефф заполз за угол какого-то механизма и погладил Оолу, которая к этому времени уже проснулась и начала недовольно ворчать. Когда дальняя дверь закрылась, комната снова погрузилась в темноту, и Джефф так и не смог узнать, сколько Захватчиков оказалось внутри. Они проворно сновали вокруг — вверх-вниз, взад-вперед, направо и налево.

Джефф с трудом сдерживал Оолу. Он боялся, что она в любой момент может превратиться в собаку и завыть, привлекая к себе всеобщее внимание. Может быть, Захватчики ищут его? Джефф подумал, что для них он в какой-то мере тоже был «захватчиком», тайно проникшим на их территорию. Но не по своему же выбору!

«Как хочется домой, — подумал он. — Но я не уйду отсюда без Норби и Великой Драконицы».

Захватчики исчезли так же быстро, как и появились. Джефф осторожно приблизился к двери, через которую они вышли, но здесь его ожидал сюрприз. Дверь не открывалась автоматически, и на ее поверхности не было никаких бугорков или впадинок.

Через некоторое время Джефф оставил бесполезные попытки и вернулся к завалу, преграждавшему путь к клетке с роботами. Он мог бы попытаться подняться на антигравитационном воротнике Оолы, но если ошибка случится сейчас, то он упадет не в воду, а на кучу острого металла.

Он уже почти добрался до клетки, когда Оола вдруг зашипела. Джефф поднял голову и увидел Захватчика, плывущего у него над головой.

Если Захватчик и увидел Джеффа, то не проявил к нему интереса. Вместо этого он поднялся выше и перелетел через верхний край клетки. Джефф застыл и затаил дыхание, надеясь, что его примут за одного из роботов. Но что это существо делает там, наверху?

Ответ пришел быстро. У клетки не было крыши, поэтому Захватчик опустился прямо в нее. Он что-то схватил и снова поднялся вверх, устремляясь к двери, через которую ушли другие Захватчики.

В его щупальцах виднелся прозрачный пластиковый пузырь, плотно облегающий хорошо знакомый бочкообразный корпус. Захватчик уносил с собой Норби!

Глава 5

Лиана

— Норби! — закричал Джефф, но Захватчик уже исчез.

Джефф побежал за ним и принялся бесполезно колотить по запертой двери. Ему потребовалось несколько драгоценных минут, чтобы найти выпуклость и нажать на нужные впадинки, но вернувшись на пищевую фабрику, он не застал там ни одного живого существа. Захватчики ушли все до единого.

Не обращая внимания на недовольное ворчание Оолы, которой хотелось остаться здесь, Джефф побежал ко входу в прихожую. Там тоже никого не было. Тогда он помчался по коридору к «комнате отдыха». Ему было безразлично, сколько Захватчиков может встретиться с ним по пути: он наконец-то нашел Норби!

Но комната-пещера тоже оказалась пустой, и Джефф так и не смог открыть дверь, через которую уехала клетка с Великой Драконицей. Он попытался нажимать на бугорки и впадинки в разных комбинациях, время от времени для верности пиная дверь, но ничего не получалось.

«Это все-таки круглое здание, — пробормотал он сквозь зубы. — Значит, должен быть какой-то другой путь».

Вернувшись в прихожую, он подошел к правой двери — единственнной, которая осталась неисследованной. Дверь сразу же открылась. Джефф вошел в темное помещение с зеленой неоновой лампой над дверью в дальнем конце. Больше тут не было ничего интересного, поэтому Джефф направился к двери. Приблизившись, он увидел, что свет лишь казался зеленым: он пробивался из-за какого-то плюща или лианы, частично оплетавшей дверь. Джефф отодвинул лианы в сторону и вошел внутрь.

Он оказался в очередном огромном зале, поросшем растительностью, но здесь были еще и животные. Сделав шаг вперед, Джефф вдруг заметил, как извивается нависшая над ним лиана, и поспешно отскочил в сторону. Змеи?

Нет, это все же были лианы — возможно, всего лишь одна лиана, и она могла двигаться самостоятельно. Самый толстый стебель был покрыт округлыми пятнышками неприятного вида, напоминавшими фасеточные глаза земных насекомых. Джефф с беспокойством отступил к запертой двери, не пожелавшей открыться с внутренней стороны.

Отросток лианы взъерошил волосы Джеффа, но когда Оола оскалилась и зашипела, отодвинулся в сторону и завибрировал раздвоенными зелеными листочками, похожими на крылья мотылька.

Джефф быстро вышел из-под лианы и огляделся. В зале имелось много уровней, наполненных различными видами растительности. Круглые стены были увиты ползучими лианами.

Мимо пролетело ярко-розовое существо, опустившееся на дерево неподалеку. Оно не напоминало птицу, поскольку имело щупальца вместо ног, а его голова походила на голову миниатюрного слона с выпученными глазами. Однако оно вело себя как птица. Зачирикав, оно наклонило голову и спорхнуло к другому дереву, где в гнезде сидело другое такое же существо. Повсюду расхаживали сотни разных животных. Вдалеке виднелось стадо маленьких голубых существ, пасшихся среди колючек. По некоторым деревьям лазили зверьки, похожие на маленьких обезьян.

Ни одна из форм жизни не проявила интереса к Джеффу, зачарованному необыкновенным зрелищем. Когда он, наконец, посмотрел вверх, то увидел прозрачный потолок — такой же, как в зале отдыха. Над потолком проплывали рыбки, но теперь их было труднее разглядеть из-за переплетавшихся повсюду лиан.

— Это же зоопарк, Оола! — изумленно произнес Джефф. Ему приходилось видеть много больших и маленьких аквариумов, где сухопутные существа могли наблюдать за жизнью обитателей моря, но он еще никогда не видел обратного.

«Конечно же, это зоопарк, глупец!»

— Кто это сказал? — спросил Джефф, с беспокойством оглядываясь по сторонам.

«Я, Дуказа! Я правитель этого места».

Джефф никого не видел, но ощутил прикосновение к своему колену. Опустив глаза, он заметил побег лианы, змеей обвивший его ногу.

«Да, я общаюсь телепатически, прикасаясь к любому существу, обладающему телепатическими способностями. Хотя я не ожидал такого от тебя. Твой разум похож на мутную лужу, поэтому будь добр, не пытайся передавать мне свои мыслишки. Лучше пользуйся своей звуковой формой общения. Так мне будет легче воспринимать мысленные образы, рождающиеся в твоем ничтожном мозге».

— Ты называешь себя правителем этого мира?

«Нет, только этого зоопарка. Как ты можешь быть таким глупым? Теперь, когда мои хозяева ушли, миром правят Хлено».

— Кто такие Хлено?

«Я проецирую их образ в твое сознание. Разве ты не видел их?»

— Да, видел. Я называю их Захватчиками, потому что они вторглись на планету, принадлежащую моим друзьям, и похитили некоторых из них. Между прочим, они и меня перенесли сюда.

«Это не похищение. Они удалили нежелательные объекты».

— Послушай, Дуказа, что бы ты там ни думал, Норби — это не «нежелательный объект». Он мой друг, и я хочу вернуть его. Ты можешь посоветовать, как это сделать?

«У меня нет причин помогать тебе. Ты инопланетянин, и ты столь глуп, что даже не можешь пользоваться антигравом».

— А ты можешь?

«Я — Дуказа, и мне не нужен антиграв. Хлено нуждаются в антигравитационных приспособлениях, потому что для них это единственный способ покинуть океан и выйти в атмосферу. Антиграв является частью их организма. Во многих отношениях это весьма замечательные существа».

— Может быть, но они пираты и воры, и… — Джефф попытался отступить, но обнаружил, что Дуказа крепко держит его колено, не позволяя сдвинуться с места.

— Отпусти меня! — хрипло прошептал он. Захватчики вплывали внутрь из-за двери, расположенной в дальнем конце зоопарка.

Лиана расплелась так неожиданно, что Джефф упал. Поднявшись на ноги и попытавшись убежать, он выпустил из рук Оолу, немедленно отпраздновавшую это событие побегом в заросли кустарника. Бросившись за ней, Джефф споткнулся о медленно ползущее существо, напоминавшее земную черепаху, и рухнул лицом в траву.

Он прополз в кусты, где сидела Оола. Судя по ее сердитому ворчанию, она была готова наброситься на всех Захватчиков одновременно. Джефф быстро схватил ее.

Захватчики рассредоточились по огромному помещению. Большей частью они парили в воздухе над деревьями, но иногда планировали вниз на открытые участки, распугивая животных. Джефф в отчаянии переводил взгляд с места на место, надеясь увидеть Захватчика, унесшего Норби, но из-за плотной листвы трудно было что-либо разглядеть. С некоторым беспокойством он подумал: а не расскажет ли Дуказа о незваном посетителе, тайно проникшем в зоопарк?

— Выпустите меня отсюда, иначе я спалю ваши мерзкие туши!

Звук знакомого голоса заставил Джеффа высунуть голову. Один из Захватчиков приближался справа, неся клетку с Великой Драконицей. Этот Захватчик был очень крупным и вел себя так, словно ее слова не имели для него ни малейшего значения. Даже когда она обдала его клубами дыма, он не обратил внимания.

— Крылья и когти! — раздосадованно воскликнула Великая Драконица. — У меня кончилось пламя!

Джефф знал, что это не следует понимать буквально. У джемианских драконов не было огня внутри, но они обладали способностью вырабатывать метан, вступающий в химическую реакцию с кислородом при помощи катализатора в мышечной ткани горла. Катализатор терял свою силу от слишком частого использования (или полива водой), и драконам приходилось восстанавливать силы, чтобы снова выдыхать пламя.

— Куда ты меня несешь? — продолжала кричать Великая Драконица. — Я не собираюсь служить экспонатом в зоопарке! Не раскачивай клетку! Выпусти меня! Я не дикое животное! И кто здесь будет кормить меня кубиками?

Захватчик опустил клетку и, словно ответив на ее последний вопрос, бросил внутрь несколько кубиков.

Другие Захватчики собрались вокруг. Они плавали над клеткой, протягивая щупальца к прутьям и быстро отдергивая их, когда драконица пыталась достать их когтистой лапой.

— Мерзкие уроды! — кричала она. — Никакого почтения ко мне! Я заставлю вас заплатить за это унижение!

Пока внимание Захватчиков было приковано к клетке, Джефф без опаски рассматривал их. Ни один из них не нес с собой Норби.

Оола начала подниматься в воздух, увлекая Джеффа за собой. Ей не терпелось броситься в битву.

— Нет! — прошептал Джефф, быстро подумав «вниз» и гладя вздыбившуюся шерсть на ее загривке. К его облегчению, она послушно опустилась. Сейчас было не время сражаться с целой армией Захватчиков. Гораздо важнее было спасти Великую Драконицу и найти Норби. Джефф не мог дождаться ухода Захватчиков, чтобы справиться хотя бы с первой задачей.

Словно услышав его желание, Захватчики подплыли к двери, запертой изнутри. Неожиданно дверь открылась с легким хлопком, от которого у Джеффа заложило уши.

— «Сезам, откройся!» — пробормотал он. — Только я не понимаю, как они это сделали.

Захватчики покинули зоопарк. Джефф поднялся из своего укрытия, прижал Оолу к груди и подумал «вверх».

Медленно, очень медленно (поскольку Оола неожиданно заинтересовалась пушистыми зверьками, шнырявшими в траве) они поднялись вверх и полетели к клетке Великой Драконицы.

Джефф уже почти достиг цели, когда что-то упало ему на спину и обвилось вокруг талии, остановив его. Это был Дуказа.

«Куда это ты направляешься?»

— Я хочу спасти свою знакомую, Великую Драконицу с планеты Джемия, — Джефф помахал рукой. — Я здесь, Ваше Величество! Джефф Уэллс, к вашим услугам.

Нос Великой Драконицы просунулся между прутьями решетки.

— Джефф? Как ты попал сюда? Нет, расскажешь потом. Сначала выпусти меня отсюда!

— Я постараюсь это сделать, если лиана отпустит меня.

— В этом зоопарке полно лиан, — заметила Великая Драконица. — Они что, разумные?

— Это одна лиана, и она умеет разговаривать телепатически.

«Я — Дуказа, и я умею гораздо больше. Я понимаю звуковую речь. Я понимаю язык Хлено. Это большое животное в клетке говорит на языке Хлено, но у него необычное произношение».

Джефф вздохнул. Великая Драконица почти не знала земного языка, и если он будет говорить с ней на языке Хлено — нет, по-джемиански, — то Дуказа поймет его. Кстати говоря, каким образом Дуказа понимает язык существ, которых он называет Хлено? Джефф ни разу не слышал, как Захватчики переговариваются друг с другом.

Великая Драконица изнывала от нетерпения.

— Что происходит? — спросила она.

— Я должен договориться с лианой, — отозвался Джефф. — Пожалуйста, Дуказа, отпусти меня, чтобы я смог освободить Великую Драконицу. Она — важная особа…

— Самая важная особа! — поправила Великая Драконица.

— …на планете Джемия, и ей не подобает находиться в клетке.

Виток лианы еще крепче обхватил его талию.

«Ты тоже должен находиться в клетке. Мне следовало бы сообщить Хлено о твоем появлении».

— Что там творится? — Великая Драконица повысила голос.

— Лиана угрожает сообщить Хлено обо мне. Его зовут Дуказа.

— Кто он такой, сторож зоопарка?

«Скажи этому болтливому и высокомерному существу в зеленой чешуе, что я не сторож, а правитель зоопарка».

— Ты сам чересчур высокомерен, Дуказа, — пробормотал Джефф. — Ты сказал, что мог бы сообщить Хлено, но не сказал, что сделаешь это. Думаю, ты этого не сделаешь.

«Ты уверен?»

— Вполне. Мне кажется, ты не хочешь, чтобы Хлено узнали о твоем разуме. И еще мне кажется, что тебе любопытно узнать побольше о разумных существах, не принадлежащих к твоему миру.

«Откуда ты знаешь, что это моя планета, чужестранец? Существа в этом зоопарке, как и твоя зеленая приятельница, происходят с многих разных планет, где побывали Хлено».

— Может быть, но ты не относишься к их числу. У тебя было время разрастись по всему зоопарку, и я готов поспорить, что ты единственная разумная лиана в своем роде. Ты жил здесь долго, очень долго, а значит, эта планета приходится тебе родиной.

Джефф вовсе не был уверен в своих утверждениях, но старался, чтобы его голос звучал уверенно.

«Твои доводы мне не нравятся, инопланетянин».

— Потому что я прав?

«Нет, потому что их недостаточно. Может быть, я прилетел с другой планеты, похожей своим климатом на Нухленонию».

— Эта планета называется Нухленония?

«Да, на нашем языке».

— Дурацкое название, — громко произнесла Великая Драконица. — Можешь передать мои слова этому ползучему плющу, называющему себя здешним хозяином. Джефф, нет ли у тебя ножа, чтобы отделаться от него? Что толку быть спасателем, если ты не можешь спасти меня?

— Я пытаюсь, Ваше Величество, — пропыхтел Джефф, изворачиваясь в безуспешных попытках освободиться.

Оола, которой явно не нравилось происходящее, вывернулась у него из рук и упорхнула на крышу клетки Великой Драконицы. Лишенный антиграва, Джефф полетел вниз.

«Почему ты не летаешь?»

Джефф не мог ответить Дуказе: весь воздух вылетел из его легких, когда он упал на дерево вместе с державшим его отростком лианы. Лиана обвилась вокруг верхней ветки, и Джефф болтался вниз головой, словно маятник, в паре метров от земли.

— Джефф, — в голосе Великой Драконицы слышалось царственное негодование. — Почему ты отпустил Оолу? Ты же мог погибнуть!

— Это Оола отпустила меня, мадам, — терпеливо ответил Джефф. Ухватившись за лиану, свисавшую с ветки, он подтянулся вверх. — Дуказа считает, что у меня есть такой же встроенный антиграв, как у Захватчиков. Вы не можете снять с Оолы ее воротник?

— Что толку? Я все равно не смогу выбраться из клетки.

«Похоже, у тебя хрупкий организм, пришелец. Как вы называете себя?»

— Я — человеческое существо.

«А это шумное зеленое животное тоже человеческое существо?»

— Нет. Это джемианская драконица. Послушай, Дуказа, кончай ходить вокруг да около. Либо выдай меня Хлено, либо помоги мне хотя бы добраться до клетки.

— И еще, Джефф: скажи Дуказе…

— Он может Вас слышать, мэм.

— Тогда я сама скажу, — грозно произнесла Великая Драконица. — Слушай меня, Дуказа! Похоже, ты притворяешься декоративным плющом, но это тебе не поможет. Если ты не позволишь Джеффу открыть клетку, я все расскажу Хлено, и они выкопают тебя с корнями.

«Скажи этой грубой драконице, что Хлено не станут меня выкапывать. Я последний Дуказа».

Великая Драконица лишь презрительно фыркнула.

— Он считает себя правителем, и это в каком-то ничтожном зоопарке!

«Передай Ее Зеленой Мерзости, что она тоже находится в зоопарке, но правитель здесь я. Каждый Дуказа имеет свою территорию, собственный остров…»

— Остров? — переспросил Джефф. — С какой же планеты ты пришел?

Дуказа надолго замолчал. Казалось, его настроение резко изменилось. Плеть лианы соскользнула с дерева, опустив Джеффа на землю, но продолжая придерживать его за талию.

«Ты и эта драконица нарушаете мой покой. Уходите».

— Ты одинок, последний Дуказа?

«Я не одинок. Я нахожусь в обществе своих мыслей, а вы нарушаете их. Хлено говорят быстро и на высоких частотах, поэтому мне легко не обращать на них внимания, но я не могу не обращать внимания на вас. Я устал от вас. Уходите. Взамен я обещаю, что не предам вас».

Джефф прыгнул вперед и схватил кончик ускользавшей лианы.

— Подожди, Дуказа! Я не могу уйти без Великой Драконицы, ее нужно освободить из клетки. Кроме того, я должен найти своего робота.

«Твоего робота?»

— Да. Он был в клетке на складе, где хранились роботы.

«Это не склад. Это тюрьма, и я никому не буду помогать спасать какого-то робота».

— Тогда помоги мне выпустить драконицу.

«Нет. Я разговаривал с тобой, как с равным, но теперь вижу, что ошибался. Вы всего лишь примитивные создания, привязанные к технологии. Уходите».

— Ты тоже привязан к технологии, тупое растение! — закричал Джефф. — Технология обеспечивает жизнь в этом здании. Она дает тебе свежий воздух, свет, воду и пищу. Если механизмы остановятся, то ты умрешь, — так помоги же своим собратьям по разуму!

Лиана вздрогнула и с шелестом отползла к стене.

Глава 6

Спасение великой драконицы

Оола, сидевшая на клетке драконицы, громко мяукнула.

— Вы можете прикоснуться к Ооле через прутья решетки, мэм? — спросил Джефф.

— Да, но она не пролезет внутрь, а пока она снаружи, я не могу снять воротник. Ты хочешь, чтобы я бросила его тебе, верно?

— Совершенно верно. Попытайтесь погладить Оолу, думая о том, как она становится все тоньше и тоньше.

— Но она твоя любимица, Джефф. Изменит ли она форму для меня?

— Не знаю, но нужно попробовать. Дуказа дуется и не хочет нам помогать, а Захватчики могут вернуться в любую минуту.

Великая Драконица посмотрела через прутья на крышу своей клетки и просунула правую лапу так далеко, как только могла.

— Ну, Оола, разреши мне почесать тебя за ушком, как нравится твоей мамочке на Джемии. Хорошая маленькая киска!

Оола разлеглась на клетке и вытянула шею так, чтобы коготь драконицы мог дотянуться до нужного места.

— Хорошая Оола, — ворковала Великая Драконица. — Хорошая, тоненькая Оола, иди ко мне через решетку. Тоненькая, хорошенькая, иди ко мне!

Пока Джефф смотрел, зоопарк вокруг него шуршал, чирикал, чавкал и фыркал: животные занимались своими обычными делами, не беспокоясь о вчерашнем или завтрашнем дне. Черно-красное существо, напоминавшее ящерицу с усиками-антеннами, на мгновение остановилось у ног Джеффа, застрекотало и побежало дальше. Из-за ближайших деревьев вылетела стайка маленьких существ с радужными крыльями, длинными клювами и коготками на спинах — вероятно, для того, чтобы висеть на ветках — хотя пока Джефф смотрел, они ни разу не остановились. Теперь он видел, что побеги Дуказы расползлись повсюду, но сейчас его листочки свернулись, а все подвижные отростки куда-то спрятались. Казалось, Дуказа хотел находиться как можно дальше от Джеффа.

— Умница Оола! — радостно воскликнула Великая Драконица. Джефф изогнул шею и увидел, как вытянувшаяся, змееподобная Оола вползает в клетку. Драконица сняла с нее воротник.

— Лови, Джефф!

Джефф поймал воротник и подумал «вверх». Через несколько секунд он поднялся к клетке. Порывшись в карманах, он вручил драконице бурый кубик, а Ооле — зеленый. Оба определенно заслужили награду.

— Ну, и как ты собираешься выпустить меня? — спросила Великая Драконица, уплетая кубик.

Джефф забрался на клетку и присоединился к Ооле, протиснувшейся через прутья решетки и постепенно приобретающей свою обычную форму. Она толкнула носом воротник, висевший на его запястье, и принялась жалобно мяукать. Джефф со вздохом надел воротник ей на шею.

— Но не вздумай убегать от меня! — строго предупредил он.

Потом он осмотрел прутья, сделанные из такого прочного металла, что не было никакой надежды сломать или хотя бы согнуть их.

— Я не могу их выломать, поэтому можешь быть уверен, у тебя тоже ничего не получится, — сказала Великая Драконица. — Ведь я очень сильная. Но должен быть другой, обычный способ открыть клетку. Ты не видишь задвижки?

В раздражении она выдохнула клуб едкого дыма.

— Пока нет, Ваше Величество, — ответил Джефф. Он тщательно ощупал весь верх клетки, но не обнаружил ни одной зацепки.

— Вы уверены, что Вас поместили сюда сверху? — спросил он.

— Откуда мне знать? Я была без сознания. Ты полагаешь, я позволила бы им посадить меня в клетку, если бы могла сопротивляться? У них есть какое-то мощное оружие.

— Мощное и необычное, — согласился Джефф. — Тот, который забрал меня, так сильно вибрировал своими щупальцами, что у меня разболелась голова, а потом я отключился.

— Неважно, что это было, — отрезала Великая Драконица. — Я хочу попасть домой. Но как мы попадем туда, даже если ты вызволишь меня из клетки? Как я вернусь на свою любимую Джемию? Вряд ли Захватчики отправят меня обратно.

Из ее правого глаза выкатилась крупная слеза.

— Норби может вернуть нас обратно, — сказал Джефф. — Он где-то здесь, но тоже находится в плену, и я не могу найти его.

— Звучит не слишком обнадеживающе. Но если ты знаешь, что он здесь, то почему не знаешь, где его можно найти?

— Потому что один из Захватчиков унес его из клетки, где я видел его. Кстати, он заключен в пластиковый пузырь, как и все маленькие роботы, которых Захватчики забрали с Джемии.

— Как бы мне хотелось вонзить клыки в этих паршивцев! — мечтательно произнесла Великая Драконица, продемонстрировав свои клыки во всем их устрашающем великолепии. — Пожалуйста, Джефф, вызволи меня отсюда. Я приказываю тебе придумать какой-нибудь способ.

— Я делаю все, что в моих силах, мэм.

Джефф перегнулся через крышу клетки и пробежал пальцами по стенкам, докуда смог дотянуться. Он не нашел ни выпуклостей, ни впадинок, но может быть, клетки открывались не так, как двери? Он снова наклонился, и на этот раз кое-что увидел: светлое пятнышко на темном металлическом углу клетки. Когда он прикоснулся к нему, пятнышко едва заметно опустилось, образовав крошечную впадинку. Джефф попытался сильнее надавить пальцем, но ничего не произошло.

— Думаю, чтобы нажать на это углубление, нужно иметь щупальца с очень тонкими кончиками, — задумчиво пробормотал он.

— Попробуй один из коготков Оолы, — посоветовала Великая Драконица. — Может быть, он подойдет.

Джеффу немного не понравилось, что драконице первой пришла в голову такая мысль. Несмотря на ее тщеславие, ей нельзя было отказать в сообразительности.

Теперь проблема заключалась в другом: как заставить Оолу выпустить когти? К несчастью, она пребывала в хорошем настроении и показывала лишь мягкие подушечки лапок. Улыбнувшись, Джефф взял ее заднюю лапку и осторожно надавил на подушечку. Постепенно появились когти, хотя Оола и выражала свой протест громким мяуканьем.

— Это необходимо для доброго дела, Оола, — Джефф прикоснулся к впадинке кончиком ее коготка. Крышка скользнула в сторону так быстро, что как будто исчезла. Джефф и Оола полетели вниз и приземлились прямо на Великую Драконицу. Поскольку ее спинной гребень был украшен самоцветами, для Джеффа падение оказалось весьма болезненным.

— Ох! — воскликнул он. — Э-ээ… простите меня за нечаянное падение, мэм.

— Я сильна и могу выдержать твой вес, — сдержанно ответила Великая Драконица. — Но давай не тратить зря времени. Мы оба будем держать Оолу…

— Нет, мэм, — возразил Джефф. — Воротник Оолы предназначен для маленького животного. Даже с моим весом он работает очень медленно.

Драконица хмыкнула.

— Я все-таки умею летать, Джефф. Мои крылья недостаточно сильны, чтобы поддерживать мой вес, но они помогут Ооле вытащить нас из клетки. Попробуем?

— Или попросим Дуказу помочь нам? — нерешительно спросил Джефф. — Дело в том, что с тех пор, как мы в последний раз виделись, вы изрядно рас… я хочу сказать, приобрели еще более величественный вид.

— Чепуха. Моя величественность не имеет к этому никакого отношения. Тебе не следует обращаться к растению, которое ты называешь Дуказой, — он грубиян и мелкий пакостник, — она подняла Оолу и выпрямилась в полный рост. — Пошли, Джефф.

— Подождите. Взгляните на Оолу!

Многоцелевое Домашнее Животное удлинило свои клыки. Шерсть Оолы стояла дыбом, отчего она казалась вдвое больше, чем на самом деле. Она издавала хищное урчание.

— Захватчики, — прошептал Джефф. — Целая куча, и все входят в зоопарк.

— Быстрее, — скомандовала Великая Драконица. — Я лягу и разверну свой плащ, а вы с Оолой спрячетесь под ним.

— А как насчет открытой клетки?

— Я закрою крышку, но суну в просвет пищевой кубик, чтобы замок не защелкнулся.

Она слегка поднялась, задвинув крышку клетки и заклинив ее кубиком.

— А теперь забирайтесь под мой плащ и постарайтесь не выглядывать наружу. Я буду сообщать вам о происходящем. Эти захватчики не слышат меня, когда я обращаюсь к ним, — думаю, из-за величественной глубины моего голоса.

— Хорошо, — сказал Джефф. Аргументы Великой Драконицы казались ему малоубедительными, но времени на споры не оставалось.

Он забрался под тяжелый плащ драконицы и прижал Оолу к себе. Великая Драконица заговорила глубоким басом, напомнившим ему голос адмирала Йоно:

— Они повсюду, Джефф. Двенадцать штук, все разных размеров. Если прислушаться, то можно разобрать их речь. Они говорят на очень плохом джемианском — даже не говорят, а попискивают. Ого, они приближаются!

Великая Драконица на мгновение замолчала, а затем добавила низким шепотом:

— Они пришли посмотреть на меня. Полагаю, я теперь самый ценный экспонат в этом зоопарке. Как унизительно!

— Может быть, они пришли полюбоваться на Вас, потому что восхищаются Вашим царственным величием? — прошептал в ответ Джефф.

— Боюсь, что нет, — печально отозвалась она. — Судя по их писку, я думаю, что они… О, какой позор! Джефф, они смеются надо мной!

— Откуда такая уверенность? Может быть, они ахают от восторга.

Джеффу хотелось, чтобы несчастная драконица сохранила остатки собственного достоинства, но втайне он надеялся, что Захватчики действительно смеялись. Любые разумные существа, какими бы опасными и непредсказуемыми они ни были, кажутся менее чуждыми, если проявляют чувство юмора. Разумеется, смех может быть жестоким, но, как правило, он подразумевает терпимость.

Кроме того, самому Джеффу тоже казалось, что выставка самоцветов, устроенная Великой Драконицей на клыках и спинном гребне, выглядит скорее забавно, чем величественно.

— Они увидели пищевой кубик, который я засунула под крышку клетки. Кажется, они спорят о том, кто вытащит его.

— Не позволяйте им снова запереть крышку, — попросил Джефф. — Я не уверен, что смогу найти ту впадинку изнутри.

— Не беспокойся, — шепнула Великая Драконица. — У меня свои методы.

Казалось, по ее телу пробежала судорога, но нет: она просто стряхнула на Джеффа свой плащ. Почему драконица сняла его?

— Они уходят, — сообщила она. — Скатертью дорожка. Теперь мы можем выбраться отсюда.

Джефф откинул плащ и чихнул. Это был лучший плащ Великой Драконицы, но, должно быть, он хранился в пыльном чулане.

— Как вы удержали крышку, когда они вытащили кубик? — спросил он, увидев, что клетка открыта.

— Мне пришлось сунуть в зазор кончик своего драгоценного хвоста. Будь свидетелем, Джефф, какие мучения я готова вытерпеть ради свободы!

Джефф заметил защитный рубиновый колпачок на кончике хвоста Великой Драконицы и решил не спрашивать ее, было ли ей больно на самом деле.

Надев свой плащ, драконица взяла Оолу в правую лапу, а левой обняла Джеффа.

— Держись, — сказала она. — И думай «вверх».

Через несколько секунд она поднялась в воздух вместе с Джеффом, неуклюже цеплявшимся за ее лапу и болтавшим ногами. Перелетев через верх клетки, Великая Драконица расправила крылья и заложила крутой вираж над зоопарком.

— О, какой чудесный вид, — воскликнула она. — Из клетки я не могла рассмотреть все как следует.

— Осторожнее, мэм, мы теряем высоту! — крикнул Джефф.

— Все в порядке, — заверила Великая Драконица, немного задыхаясь от непривычных усилий. — Я в любом случае собиралась спускаться. Нужно лишь решить, где…

Левое крыло Великой Драконицы зацепилось за ветку дерева, выбив ее из равновесия. Она перевернулась вверх тормашками и полетела вниз, выронив Джеффа и Оолу.

— Мурр! — сказала Оола, плывшая в воздухе, в то время как Джефф пролетал мимо нее.

«Ей следовало бы попытаться планировать, а не летать», — раздраженно подумал Джефф, увидев, где закончится его падение. Он упал в пруд и вынырнул с громким плеском, смахнув со лба скользкое маленькое существо с глазами на стебельках.

— Мурр! — повторила Оола, повиснув в воздухе над его головой. Казалась, она раздумывает, не стоит ли ей превратиться в рыбу и присоединиться к нему. Джефф ухватился за ее пушистое тельце и, прежде чем Оола успела протестующе замяукать, подумал «вверх».

Снизу послышался звук, похожий на свист парового котла, готового взорваться. Взглянув туда, Джефф увидел Великую Драконицу. Ее голова высовывалась из пруда, увитая голубыми и зелеными водорослями.

— Ты во второй раз упал прямо на меня, — глубоко оскорбленным тоном произнесла она.

— Еще раз примите мои извинения, мэм, — сказал Джефф, потирая ушибленный зад. — Вы не пострадали?

— Нет, но пострадало мое достоинство, — расплескивая воду, драконица подплыла к краю пруда и выбралась на берег. — Мой лучший плащ пришел в негодность!

— Я искупался уже второй раз за сегодняшний день, — заметил Джефф. — Но по крайней мере, мы выбрались из клетки.

Они с Оолой спустились к Великой Драконице и сели рядом с ней.

— Кажется, у меня еще остались пищевые кубики, — сказал Джефф. — Не хотите ли подкрепиться, Ваше Величество?

Он вынул из кармана два бурых кубика и протянул их драконице, а зеленый кубик бросил Ооле.

Великая Драконица взяла один из бурых кубиков.

— Думаю, нам всем не мешает подкрепиться. Ну, и где же ты теперь собираешься искать Норби?

— Захватчики, разглядывавшие вас, пока я прятался под плащом… они ничего с собой не несли?

— Нет, — с горечью ответила Великая Драконица. — Они просто смеялись надо мной.

— Тогда нам нужно найти Захватчика, который забрал Норби из клетки-тюрьмы. Он был довольно маленький.

— Такого описания недостаточно, — буркнула Великая Драконица. — Маленьких Захватчиков могут быть десятки, если не сотни. Если мы не найдем Норби, то никогда не покинем эту планету. О, если бы ты только привел с собой звездные корабли на Джемию!

— Но наш корабль перемещается в гиперпространстве только потому, что Норби подключается к бортовому компьютеру, — напомнил Джефф. — Нам обязательно нужно найти его.

— Тогда вперед! — Великая Драконица закуталась в свой плащ. — Слезами горю не поможешь.

— Мне бы хотелось поговорить с Дуказой. Я уверен, что у него есть полезная информация, хотя он, похоже, недолюбливает роботов.

— А я недолюбливаю телепатическую растительность, — буркнула Великая Драконица, глядя на лианы, переплетающиеся во всех направлениях.

Невдалеке неожиданно послышался вой. Оола, бродившая в зарослях кустарника и вынюхивавшая разные растения, стремглав выскочила наружу и прыгнула Джеффу на руки.

— А вот и Норби! — восторженно воскликнул Джефф.

Маленький Захватчик быстро приближался. Пластиковый пузырь с Норби внутри свисал из двух его щупалец, остальные щупальца были угрожающе вытянуты вперед.

Глава 7

Маленький захватчик

Великая Драконица приняла боевую стойку и попыталась выдохнуть пламя, но благодаря купанию в пруду испустила лишь облачко черного дыма. Метан попросту не успел полностью окислиться.

— Убирайся! — закричала она, замахнувшись на Захватчика. Но ее усилия оказались тщетными. Три щупальца крепко обхватили ее туловище.

Джефф не мог убежать, поскольку покинуть Великую Драконицу в такой момент было бы трусостью. Но подниматься в воздух вместе с Оолой тоже не имело смысла — ведь воздух был стихией Захватчика.

Прижав Оолу к себе одной рукой, Джефф прислонился спиной к высокому, кряжистому дереву и стал ждать. Когда Захватчик приблизился, он изо всех сил лягнул его. На боку Захватчика на мгновение появилась вмятина, и в лицо Джеффу со звуком, напоминавшим «уфф!», ударила струя теплого воздуха.

— Помогите мне, мэм! — крикнул он. — Пинайте его, кусайте его!

— Я пытаюсь, — отозвалась Великая Драконица, вонзая зубы в ближайшее щупальце.

Джефф лягнул снова. Захватчик попятился, потом осторожно двинулся вперед, явно надеясь справиться с сопротивляющейся драконицей, пленить Джеффа и одновременно удержать тяжелый пластиковый пузырь с роботом внутри.

Три щупальца обвились вокруг Джеффа. Внезапно в его голове зазвучал голос: слова представляли собой немного измененную версию джемианского языка. Другие научили драконов говорить; возможно, они научили этому и Захватчиков.

«Пришелец! — произнес голос. — Почему ты не отвечаешь, когда я обращаюсь к тебе?»

Джефф ответил вслух, чтобы драконица тоже могла слышать его:

— Мы не слышим вашу речь. Ее звуки слишком высоки для нашего слуха.

«Тогда почему ты слышишь меня теперь? Вы — опасные существа. Я собирался захватить вас и вернуть в клетку, а теперь вы начали разговаривать со мной, словно разумные Хлено. Я слышу вас, но не ушами».

— Джефф, — сказала Великая Драконица, висевшая в щупальцах Захватчика. — Тебе не нужно повторять для меня, поскольку я тоже получаю телепатическое сообщение. Думаю, мой укус превратил Захватчика в телепата, вроде нас с тобой.

«Не понимаю, каким образом укус колючего существа смог заставить меня слышать вас. И что такое телепатия?»

— Телепатия — это способность общаться мысленно, — объяснил Джефф. — Укус джемианского дракона автоматически наделяет такой способностью, если соприкасаться с тем, к кому обращаешься. Думаю, это имеет какое-то отношение к гормонам, но полностью не уверен.

— Все это очень хорошо, — проворчала Великая Драконица. — Но что, если я отравилась, укусив это ужасное существо? Мне что-то нездоровится.

— Это потому, что его щупальца слишком туго обвивают Вашу талию, — успокоил ее Джефф.

— Может быть, хотя я и без того невероятно исхудала. Ладно, допустим, я не отравилась. Скажи ему, чтобы он отпустил нас, Джефф.

«Что означает «Джефф»?»

— Так меня зовут. Я — тот, кто в мокрой красной одежде. Рядом со мной стоит Великая Драконица с планеты Джемия, а в пузыре, который ты держишь, находится мой друг Норби.

«Как может машина в предохранительном пузыре иметь настоящее имя?»

— Имеет, не сомневайся. Его зовут Норби, и он мой робот.

«Роботы — это зло».

— Ничего подобного. Ты просто глуп, если так думаешь. Мой робот совсем не злой.

— Не сердись, Джефф, — примирительно произнесла Великая Драконица. — Джемианские драконы и земляне любят роботов, но Захватчики, похоже, недолюбливают их.

Джефф раздраженно покачал головой.

— Но они же используют роботов! Роботы готовят пищу для Захватчиков, а в этом подводном здании находится множество сложнейших механизмов.

«Захватчики? Так вы нас называете?»

— Да, — ответил Джефф. — Ты и твои сородичи вторглись на Джемию, где правит Великая Драконица. Вы парализовали джемианских роботов, похитили Великую Драконицу и поместили ее в клетку. Вы бросили меня с Оолой в океан, но что хуже всего — вы украли моего личного робота.

— Хуже всего? — переспросила Великая Драконица. — Даже хуже, чем возмутительное обращение с моей особой?

— Пожалуйста, отпусти нас, — попросил Джефф, глядя на Норби, полностью скрывшегося в своем бочонке. — Выпусти Норби из предохранительного пузыря и позволь нам вернуться на наши родные планеты.

«Я не могу этого сделать. Это против наших правил. Я должен сдать вас старшим, пусть они решат, как с вами поступить. Но для начала я посажу вас обратно в клетку».

— А что старшие сделают с тобой, когда ты расскажешь им о случившемся? — спросила Великая Драконица. — Разве тебе разрешили взять этого робота из клетки?

Захватчик не ответил. Джефф попробовал зайти с другого конца.

— Мы не понимаем вашу культуру, — сказал он. — Если вам не нравятся роботы, то почему вы забрали Норби?

Захватчик снова промолчал.

— Почему? — повторила Великая Драконица. — Скажи нам, иначе я снова укушу тебя. Мой второй укус может оказаться ядовитым.

«Не кусай меня, иначе я буду вынужден обойтись с тобой как с существом, сопротивляющимся захвату».

— Как это? — спросила Великая Драконица, прежде чем Джефф успел остановить ее.

Щупальца Захватчика завибрировали, отчего у Джеффа возникло ощущение, словно под его черепной крышкой работает бормашина. Он почувствовал, что теряет сознание.

— Перестань!

Оола незаметно подкралась к щупальцу Захватчика и вонзила в него зубы.

— Не надо, Оола, — попросил Джефф, разжав ей челюсти и поглаживая ее. — Послушай, Захватчик, если ты скажешь нам, почему ты забрал этого маленького робота, то я посоветую тебе, как выпутаться из неприятностей.

Наступила долгая пауза. Джефф надеялся, что Захватчик достаточно напуган, хотя и не настолько, чтобы потерять голову от страха. Наконец в его сознании зазвучал телепатический голос:

«Я много раз бывал на фабрике, в тюрьме и в зоопарке, но никогда не видел ничего похожего на этого робота. Он даже не похож на робота, но это робот, иначе он не попал бы в предохранительный пузырь. Я хотел вскрыть пузырь и исследовать механизм робота. Меня просто одолело любопытство. В любопытстве нет ничего плохого, верно? Если у тебя есть мозги, то ты обязан интересоваться незнакомыми вещами. Но, к сожалению, я не смог открыть пузырь».

Джефф нахмурился. В речи Захватчика было что-то странное.

— Ты хочешь сказать, что сам не знаешь, как открыть пузырь? — изумленно спросила Великая Драконица.

«Да. Вот почему я собирался показать его старшим. И если я не оставлю вас в зоопарке, то мне придется взять и вас… — вдруг Захватчик замолчал и судорожно затрясся. — Что вы де-де-делаете со мной?»

Он принялся извиваться и дергаться взад-вперед.

«Что меня держит?»

— Это не наших рук дело, — ответил Джефф. — На тебя только что напал Дуказа.

Длинные отростки Дуказы незаметно прокрались от стен, укрываясь за деревьями. Теперь они оплели пухлое туловище Захватчика.

«Но что такое Дуказа?»

«Я — правитель этого зоопарка, — произнес Дуказа в их сознании. — И я решил, что вы все должны умереть. Я мог вынести присутствие пришельцев, пока считал, что они здесь долго не пробудут. Но теперь вы сделали одного из Хлено телепатом. Возможно, вы всех их сделаете телепатами, а этого я не потерплю. Я задушу вас и брошу в пруд. Другие Хлено решат, что вы передрались и умерли. Они уйдут, и больше никто не будет нарушать мой покой».

Другой отросток лианы обернулся вокруг Джеффа. Ему пришлось бороться за каждый глоток воздуха, отталкивая упругий стебель вниз, к щупальцам Захватчика, обвивавшим его талию. На мгновение ему показалось, будто его душат удав и питон одновременно.

Великая Драконица не медлила. Она атаковала Дуказу в тот момент, когда он атаковал ее, а затем изрыгнула клуб дыма.

— Фу! У этой лианы ужасный вкус, и она слишком жесткая даже для моих зубов.

— Попытайтесь выдохнуть пламя, — прохрипел Джефф.

— Я пытаюсь!

Оола тоже напала на лиану, но ее зубы тщетно скользили по гладкой, твердой поверхности. Она осталась единственной, кто мог скрыться, поднявшись на антиграве. Но в конце концов Дуказа все равно отыщет ее, либо она попадет в плен к Захватчикам. Джефф понимал, что ей могут позволить жить вместе с другими животными в зоопарке, но Оола — домашнее животное, и без разумного спутника ей будет очень одиноко.

«А что случится с Норби, если мы с Великой Драконицей умрем?» — подумал Джефф.

— Не убивай нас, — попросил он.

«Я не собирался убивать вас», — мысленно отозвался Захватчик.

«Зато я собираюсь», — произнес Дуказа, плотнее сжимая свои удушающие витки.

Борясь с ними, Джефф обдумывал свой последний, отчаянный ход. Сможет ли он прикоснуться к Норби?

Пузырь Норби по-прежнему находился в щупальцах Захватчика, но они уже начинали слабеть. Норби был совсем близко, и Джефф впервые смог разглядеть, что его сенсорный провод почти дотянулся до внутренней поверхности пузыря. Должно быть, он едва успел выпустить провод, когда стазисное поле парализовало его.

Джефф начал напевать гимн Космического Командования, надеясь, что эта отвлекающая уловка помешает Дуказе подслушать его мысли. Поскольку корпус Норби удерживался на месте тонкими пластиковыми жилами, оставалось лишь немного сжать пузырь, чтобы сенсорный провод соприкоснулся с оболочкой!

— Захватчик, — выдохнул Джефф. — Ты сказал, что не знаешь, как открыть пузырь. Ты пробовал сжимать его?

«Да, пытался, но он слишком прочный для моих щупалец. Спаси меня! Меня сейчас раздавят!»

Джефф почувствовал, как Дуказа немного ослабил свой смертоносный захват. Он слушал.

«Почему ты спрашиваешь про робота?» — неожиданно спросил Дуказа.

— Я просто хотел удостовериться, что Норби будет в безопасности, даже если ты убьешь нас, — ответил Джефф.

«Какое это имеет значение, инопланетянин? — спросил Дуказа. — Какая разница, что будет с твоим роботом? Я просто брошу его в пруд вместе с вашими телами».

— Вот и хорошо. Когда другие Хлено найдут нас, они найдут и Норби. Они освободят его из пузыря…

«Мне безразлично, что они сделают с роботом. Они бросают роботов в тюрьму».

— Но сперва Норби может изменить их. Тогда они не отправят его в тюрьму.

«Изменить? Как?»

— Мой робот — телепат. Он научит телепатии других Хлено, и тогда наша смерть потеряет для тебя всякий смысл.

«Робот-телепат? — мысль Дуказы прозвучала взволнованно. — Я не могу этого допустить. Я уничтожу робота».

— Ты не сможешь этого сделать, — презрительно бросил Джефф. — Даже у Захватчика не хватило сил открыть пузырь.

Витки лианы, оплетавшие Великую Драконицу и Захватчика, ощутимо расслабились, когда Дуказа переключил свое внимание на Норби. Он обернул отросток вокруг пузыря, выдернул его из щупалец Захватчика, послал подкрепление в виде другого отростка и начал сжимать прозрачный пластик.

— Между прочим, Дуказа, если ты убьешь нас, то больше никогда не останешься в мирном одиночестве, — заметил Джефф. — Образы погубленных тобою существ будут возвращаться к тебе, смущая твои мысли воспоминаниями о совершенном злодействе.

Дуказа проигнорировал это заявление, продолжая стискивать жесткий пластиковый пузырь. Сенсорный провод вот-вот должен был прикоснуться к прозрачной оболочке.

«Жизнь животных существ и механизмов меня совершенно не волнует», — отозвался он через некоторое время в промежутке между усилиями.

— Согласно нашей философии, жить в одиночестве и сохранять рассудок возможно лишь в том случае, если чувствуешь себя единым со всей вселенной и населяющими ее существами, — сказал Джефф.

«Ваша философия пригодна для вас. Мне она не нужна».

— Норби! — закричал Джефф, когда сенсорный провод прикоснулся к оболочке пузыря, прогнувшейся в тисках лианы.

«Можешь не вопить, Джефф, — послышался в его сознании хорошо знакомый голос Норби, говоривший на земном языке. — Я не страдаю телепатической глухотой».

«Ты жив!» — мысленно воскликнул Джефф на том же языке, понятном лишь им обоим.

«Разумеется, но я не смогу ничего сделать внутри пузыря, если ты не убедишь этот воздушный шарик со щупальцами перебросить нас отсюда в гиперпространство, — робот переключился на джемианский: — Захватчик, ты умеешь перемещаться в гиперпространстве?»

«Я не знаю, как это делается», — ответил Захватчик.

— Идиот! — фыркнула Великая Драконица. — Вы же все время этим занимаетесь!

«Но я ни разу не пробовал и не знаю, как это сделать».

«Молчать! — взревел Дуказа. — Дайте мне сосредоточиться, и я оставлю от этого робота мокрое место!»

— Захватчик, — быстро зашептал Джефф. — Соедини свой разум с разумом моего робота, пока вы находитесь в телепатическом контакте. Позволь ему показать тебе, как попасть в гиперпространство. Ты можешь это сделать, Норби?

«Могу, Джефф. Держись!»

Если Норби и Захватчик сработают вместе, то куда их может забросить? Что, если каждый из них держит в уме разное место назначения? И как насчет Дуказы? Лиана все еще удерживала их, значит, она тоже…

Мысли Джеффа прервались. В его уши ворвался оглушительный грохот, окружающее заволоклось серой пеленой.

А в следующее мгновение он неожиданно оказался по пояс в грязи — снова мокрый и одинокий. Лишь раздраженная Оола, вцепившаяся ему в плечи, по-прежнему оставалась с ним.

Глава 8

В грязи

Джефф начал погружаться в грязь. Коричневый ил уже доходил ему до подмышек. В панике он широко раскинул руки, пытаясь удержаться на плаву. Если затянет вниз — пиши пропало!

Оола мяукнула, грациозно поднявшись в воздух, и зависла над его головой, вопросительно глядя вниз и словно спрашивая: «Как ты можешь быть таким глупым?»

— Я забыл, — смущенно пробормотал Джефф. — Я испугался и не мог связно думать. Но теперь ты можешь снова спасти меня.

Резко вскинув руки, он ухватился за антигравитационный воротник. В течение минуты ничего не происходило: слабый антиграв никак не мог вытащить его из вязкой грязи. «Вверх! — думал Джефф со всей силой, на которую был способен. — Вверх!» Внезапно раздался чмокающий звук. Джефф поднялся в воздух; грязь ручьями стекала с него.

Оглянувшись вокруг, он никого не увидел. В двадцати метрах от него находился маленький островок, поросший травой и растениями, похожими на небольшие деревья. На горизонте виднелось несколько других островов более крупного размера. Издалека доносилось едва слышное пение.

— Мелодия! — в ужасе прошептал Джефф. — Мы попали на Мелодию. Но почему?

Оола начала тянуть его к острову. Порывшись в карманах, Джефф скормил ей превратившийся в пюре зеленый кубик. Неожиданно он заметил какое-то шевеление в грязи. Пока он смотрел, на поверхности появился край прозрачного пластикового пузыря.

— Это Норби! — воскликнул Джефф. — Вниз, Оола!

Он неуклюже изогнулся и вытянул руки. Со второй попытки ему удалось схватить пузырь.

— Норби? — встревоженно спросил он.

Ответа не последовало, так как упругий пузырь вернулся к своей первоначальной форме, и антенна Норби больше не прикасалась к его оболочке.

Грязь внизу забурлила, словно перед вулканическим извержением. Из нее вырос огромный горб, и наконец взору Джеффа открылись голова и крылья Великой Драконицы. Она тяжело дышала.

— Вытащи меня отсюда, Джефф! Я отказываюсь тонуть в грязи. Это просто неприлично!

С Норби под мышкой и Оолой, вцепившейся в его плечи, Джефф протянул свободную руку драконице.

Антигравитационный воротник достиг предела своей мощности и не мог вытащить драконицу из грязи, несмотря на все усилия.

— Попытайтесь взлететь, мэм, — попросил Джефф. Одновременно он изо всех сил думал: «Крылья! Оола, отрасти себе крылья!»

Оола уловила его мысль и быстро вырастила кожистые крылья на спине, между передними и задними ногами. Подъемная сила немного увеличилась, и с помощью Великой Драконицы, отчаянно машущей собственными крыльями, они смогли двигаться.

— К острову! — распорядился Джефф.

Вся компания барахталась в грязи и в воздухе, прилагая героические усилия. Задние ноги Великой Драконицы и ее хвост оставались под поверхностью. Время от времени хвост высовывался наружу и шлепал по грязи — то ли для придачи дополнительного ускорения, то ли от гнева. Оола хлопала крыльями, и даже Джефф пытался делать летательные движения, направляя антигравитационную тягу воротника.

Им показалось, что они добрались до острова лишь через несколько часов. Обессиленные, они повалились на траву.

— Мой плащ пришел в полную негодность, — простонала драконица.

Джефф безуспешно пытался стереть с себя грязь пучками травы.

— На таких островах обычно есть ручейки с пресной водой, — сказал он. — Нам нужно попить и умыться.

— Это уже не имеет значения, — заявила драконица. — По-моему, те безобразия, которые мне пришлось вытерпеть за последнее время, свели меня с ума. Повсюду сплошная грязь, а мне кажется, будто я слышу мелодичное пение. Кажется, кто-то рассказывал мне о подобной планете, или это лишь игра моего воображения?

— Это не игра вашего воображения, — заверил Джефф.

— Мы на Земле, Джефф?

— Нет. Я совершенно уверен, что это планета Мелодия. Ваша внучатая племянница Заргл однажды побывала здесь вместе со мной. Должно быть, она рассказывала Вам о Мелодии. Туземцы любят петь, но хорошо, что сейчас их здесь нет. Я бы предпочел оказаться на необитаемом острове.

— Но если этот остров необитаем, то почему мы слышим пение?

— Грязевая поверхность Мелодии покрыта островами; наиболее крупные острова обитаемы. Надеюсь, нам не придется снова увидеть здешних аборигенов или есть их безвкусную пищу.

— Пищу? — Великая Драконица принюхалась и огляделась вокруг. — Где?

— Видите желтые, голубые и оранжевые плоды, висящие на деревьях и кустарниках? Это фрукты. Они все съедобные, но совсем невкусные.

Оола уже поднялась к маленькому желтому фрукту, откусила его от черенка и пристроилась возле грязных ног Джеффа, с жадностью поедая сочную мякоть.

— Ооле он понравился, — заметила Великая Драконица.

— Оола ест почти любую пищу растительного происхождения, и вечно голодна, — Джефф вытер грязь с пузыря Норби и спросил: — Как вы думаете, куда подевался Захватчик?

— Я забыла о нем, — Великая Драконица презрительно фыркнула. — Надеюсь, что он утонул в грязи.

— Лучше не надо, — предостерег Джефф. — Если мы не сможем вызволить Норби из пузыря, то способность Захватчика путешествовать в гиперпространстве останется для нас единственной возможностью выбраться с Мелодии. А я предпочитаю скорее вернуться на Нухленонию, чем оставаться здесь.

— Твои слова не радуют меня, Джефф, — проворчала Великая Драконица. Она встала и отряхнулась, разбрасывая грязь во всех направлениях. — Пойду, попробую поискать родник, о котором ты говорил. Хорошо бы он и впрямь нашелся, а то меня мучит жажда.

Нахмурившись и выставив клыки в жутком оскале, драконица затопала прочь по траве.

Хотя Джеффу тоже хотелось пить, он уселся на берегу, глядя на грязевое море и беспокоясь о судьбе Захватчика. Он должен быть здесь — ведь только Захватчик мог перенести их сюда с Нухленонии, хотя только Норби мог сообщить ему координаты Мелодии.

Оола подняла голову от своего фрукта, оставив кусочек для Джеффа.

— Мурр, — мурлыкнула она, подтолкнула кусочек лапкой и отступила назад, словно земная кошка, предложившая хозяину лакомую мышку.

Джефф взял кусочек и принялся жевать, чтобы хоть немного утолить жажду. Он продолжал смотреть на грязевую поверхность. Интересно, как долго может прожить Захватчик в таких условиях?

Словно в ответ на его мысли, грязь внезапно содрогнулась и мощным гейзером взметнулась вверх. Джефф торопливо подхватил Оолу. Успокоив ее мягким поглаживанием, он снял с нее воротник и укрепил его на своем предплечье.

Вернуться к месту приземления оказалось довольно трудно, но в конце концов Джефф справился с этой задачей. Его снова с ног до головы обрызгало жидкой грязью, зато он увидел какой-то серый силуэт, проталкивающийся вверх.

— Захватчик! — позвал он, но тут же вспомнил, что Захватчик не может слышать низкий тембр его речи. Нужно было прикоснуться к нему и передать сообщение телепатически. Когда Джефф попытался вытянуть руку для контакта, Захватчик стрелой взмыл в небо, оттолкнув его с пути.

Вокруг туловища Захватчика обвивалось нечто похожее на огромную змею, чей хвост исчезал в грязи. Судя по всему, Дуказа отправился в гиперпространство вместе с остальными, и сейчас один из его побегов выпрыгнул наружу, прицелившись в Джеффа. Тот еле успел увернуться.

Но тут что-то другое обвилось вокруг его запястья. Это было щупальце Захватчика. Джефф сразу же услышал его мысли:

«Дуказа душит меня. Он пытается снова затащить меня в грязь. Если у него получится, то я умру, потому что там нет воздуха и недостаточно воды для моих дыхательных органов. Помоги мне!»

«Старайся подняться выше, Захватчик. Может быть, мы прихватили с собой лишь небольшую часть лианы. Если корни Дуказы остались там, то он скоро умрет, и…»

Джефф замолчал, ибо в его сознании зазвучал бесконечно чужой голос Дуказы:

«Я не умру. Мои корни находятся здесь, хотя большая часть моего тела умирает в зоопарке на Нухленонии. Я становлюсь сильнее на этой замечательной планете, с ее богатой питательной грязью, чистым воздухом и настоящим солнечным светом. Вы с Хлено послужите для удобрения грязи вокруг моих корней, на том месте, где я собираюсь укорениться навеки».

— Дуказа, — крикнул Джефф, понимая, что разумная лиана слышит его. — Не убивай нас. Грязи Мелодии и без того достаточно богаты питательными веществами для твоего роста.

«Дело не только в удобрениях. Вы телепаты, а я не выношу болтливых разумов, как у тебя или у Хлено, который пришел вместе с тобой. Телепатические фокусы твоего робота меня тоже больше не потревожат. Он все еще заключен в пузыре, и здесь нет других Хлено, которые смогут освободить его. Если я оставлю его так, как есть, то он будет совершенно безвреден для меня».

Оола стояла на илистом берегу островка, скалясь и рассерженно шипя. Шум привлек внимание Великой Драконицы, бегом вернувшейся обратно. Судя по всему, она нашла воду: ее чешуя была отмыта до блеска, а с мокрого плаща капало.

— Джефф! — воскликнула она. — Тебе угрожает опасность!

— Я пытаюсь спасти Захватчика от Дуказы, — отозвался Джефф. — Дуказа хочет убить нас всех.

«Помоги мне! — умолял Захватчик. — Я больше не могу бороться с этой лианой».

В отчаянии Джефф попытался сдернуть стебель с туловища Захватчика, но тот слишком крепко вцепился в свою добычу. Его усилия привели лишь к тому, что Дуказа сумел забросить на него один из своих отростков.

Когда упругие витки начали обвивать его пояс, Джефф быстро снял с предплечья воротник Оолы.

— Мэм, попытайтесь пролететь над грязью, а я брошу вам воротник. Вы самая сильная из нас и, может быть, справитесь с Дуказой.

Возможно, Великая Драконица и страдала от чрезмерного тщеславия, но никто не мог усомниться в ее храбрости. Отбросив свой плащ, она разбежалась по траве, словно самолет по взлетной полосе. На краю островка она раскинула крылья и изо всех сил прыгнула вперед.

Но она оказалась слишком тяжелой. Полет длился лишь несколько секунд, а затем она шлепнулась в грязь.

— Джефф! Отросток лианы обвил мою левую ногу!

— Ничего, держитесь! Продолжайте махать крыльями! — Под давлением Дуказы Джеффу становилось все труднее дышать. Драконица приближалась к нему и вскоре оказалась прямо под ним.

— Ловите воротник, мэм! — Джефф ухитрился уронить воротник прямо в когтистую лапу, схватившую маленький предмет. Теперь к крыльям драконицы прибавилась тяга мини-антиграва. Она могучим усилием поднялась в воздух, таща за собой длинную плеть лианы.

— Сейчас я задам урок этому хулигану! — пропыхтела она, прочистив горло и облизнувшись. — Он надолго запомнит этот урок!

Великая Драконица имела в виду вовсе не свою подъемную силу, как предполагал Джефф. Она достаточно отдохнула для более зрелищного действа. Разинув пасть со сверкающими клыками, она издала жуткий рев, заставивший воздух завибрировать и ударивший по барабанным перепонкам Джеффа. Язык обжигающего пламени вырвался наружу и опалил главный стебель лианы. Дуказа затрещал и почернел. Потом лиана развалилась на куски, и ее нижняя часть упала обратно в грязь. Захватчик стряхнул с себя мертвый отросток, а драконица с торжествующим видом отлетела в сторону.

Теперь у Джеффа не было ни воротника, ни лианы, удерживавшей его в воздухе. Он снова упал в грязь, на этот раз головой вниз.

Что-то вытащило его наружу. Протерев глаза, он увидел, что висит в щупальцах Захватчика, медленно плывшего к островку в сопровождении Великой Драконицы. Ее Величество порхала так, как умеют лишь джемианские драконы с мощными крыльями и антигравитационными устройствами.

— Неподалеку есть ручей и небольшой пруд, — сказала она.

Джефф устало поднялся с травы, куда его положил Захватчик, и пошел мыться. Оола бежала рядом, путаясь у него под ногами. По-видимому, она решила не отставать от хозяина на случай новых неприятностей.

Вскоре Джефф стал чистым, хотя и мокрым, поскольку ему было нечем вытереться. Он снял носки и ботинки, надеясь высушить их на солнце. Приятно было ощущать траву голыми ступнями.

Захватчик прикоснулся к нему кончиком щупальца.

«Нам, Хлено, нужна вода, чтобы жить. Я не смогу выжить в этом грязевом мире. Я могу подолгу оставаться в воздухе, но потом мне все равно понадобится чистая вода. Мне хочется домой. Пожалуйста, возьми меня домой!»

— Только ты сам можешь это сделать, — ответил Джефф. — Ты умеешь путешествовать через гиперпространство.

«Но я никогда не учился этому. Твой робот управлял мною и направил меня на эту ужасную планету. Мы должны уйти отсюда: ведь корни Дуказы не умерли, и он снова вырастет!»

— В таком случае нам тем более следует постараться вызволить Норби из пузыря, — сказал Джефф.

«Я не знаю, как это сделать. Пузырь нельзя раздавить одной лишь силой мускулов. Даже Дуказа смог лишь прогнуть его, но не сломать».

— А как ты думаешь, драконье пламя сможет расплавить оболочку пузыря? — спросил Джефф.

«Вряд ли. Эти пузыри очень термостойкие. Если твое зеленое животное сможет расплавить пузырь, то тепла будет достаточно, чтобы повредить робота».

— Елки-палки! — разочарованно пробормотал Джефф.

Он прислушался к отдаленной музыке аборигенов Мелодии. Оола сладко задремала в траве. Захватчик болтался между деревьями с таким видом, словно он тоже смертельно устал.

— Как тебя зовут? — внезапно спросил Джефф, погладив прикасавшееся к нему щупальце.

«Я Хлено. Вы называете нас Захватчиками».

— Да, но я имею в виду твое собственное имя. Разве у вас нет имен, принадлежащих каждому в отдельности? Меня, например, зовут Джефф, а это Оола, мое домашнее животное.

«Меня зовут Ухфай. Мне очень жаль, что я доставил вам столько неприятностей. Ты и твоя подруга, которую ты зовешь «мэм», спасли мне жизнь, и я благодарен вам за это».

— Мы еще не спасли тебя. Нам нужно доставить тебя домой из этого ужасного мира.

«Ты это сделаешь? Ты не возненавидишь меня за тебе беды, которые я вам причинил?»

— Человек достигает наибольшей гармонии со вселенной, если отказывается от ненависти, — убежденно сказал Джефф. — Я стараюсь никого не ненавидеть.

Еще раз пошарив в карманах, он вытащил два слипшихся в комок бурых кубика.

— Ты голоден? Не хочешь попробовать?

Он протянул руку. Тонкое щупальце протянулось к его ладони, и кубики исчезли во рту у странного существа.

«Спасибо, — передал Ухфай. — Я чуть не падал в обморок от голода».

Джеффа клонило в сон, но он понимал, что должен бодрствовать на тот случай, если оставшиеся в живых остатки Дуказы вдруг решат атаковать их.

— Ухфай, ты не можешь дотянуться до этого оранжевого фрукта одним из своих щупалец? — спросил он. — Я уверен, что он окажется кислым на вкус, но я так проголодался, что готов съесть что угодно.

За едой Джефф решил, что теперь они с Захватчиком уже достаточно подружились, и он может задать вопрос, который по-прежнему сильно беспокоил его.

— Ухфай, — сказал он. — А зачем ты все-таки взял Норби? Этот поступок мог доставить тебе массу неприятностей. Вряд ли ты сделал это просто из любопытства, верно?

«Но это правда! Меня в самом деле разобрало любопытство. Я никогда не видел таких странных роботов. А неприятностей мне все равно не миновать. Мой отец придет в ярость, когда узнает…»

— Твой отец?

«Он занимает высокий пост среди Хлено, а я — его любимый сын. Вернее, был любимым. Теперь он вряд ли будет относиться ко мне так же, как раньше».

— Ухфай, а сколько тебе лет? — Джефф впервые взглянул по-новому на маленькие размеры Захватчика, на его забавную манеру речи, на его неумение путешествовать в гиперпространстве и на многое другое.

«Я не знаю, как вы измеряете возраст в вашем мире, Джефф, но чтобы стать взрослым, мне нужно прожить еще столько же, сколько я уже прожил».

«Да он младше меня! — подумал Джефф. — А я-то обходился с ним как с взрослым злодеем!»

— Ухфай, — сказал он. — Я слышу храп Великой Драконицы, и Оола легла вздремнуть. Ты тоже поспи, а я постою на страже. Когда я разбужу тебя, ты сменишь меня, ладно?

«Хорошо, Джефф. Мне жаль, что я не могу нормально разговаривать с тобой. Ты и твои друзья мне очень нравитесь».

— Я буду здесь, когда ты проснешься, Ухфай. Я никуда не уйду.

«Спасибо, Джефф. Я знаю, ты придумаешь, как спасти нас».

Маленький Хлено убрал свое щупальце и поплыл над травянистой поляной. Издав звук, похожий на свист воздуха, выпущенного из воздушного шарика, он опустился на траву и затих.

— Хотел бы я придумать, как нам выбраться отсюда, — пробормотал Джефф про себя.

Глава 9

Разум Лианы

Несмотря на усталость, Джефф ощущал сосущее беспокойство. Он вернулся к Великой Драконице, громко храпевшей во сне, и осмотрел поверхность грязевого моря, но не заметил ничего необычного.

Пузырь Норби валялся на илистом берегу. Джефф отнес его к дереву, где трава была помягче и покороче, и сел, поглаживая ладонью пластиковую поверхность. Теперь никто не сможет забрать Норби без его ведома.

Мысль о том, что Норби жив и находится рядом, безмерно утешала Джеффа. Его веки отяжелели, глаза начали закрываться. Он то и дело рывком вскидывал голову, возвращаясь к действительности.

Солнце Мелодии опустилось за грязевой горизонт. Мало-помалу затихло и отдаленное пение туземцев: они возвращались на ночь в свои жилища. Осталась лишь глубокая тишина под огромной перевернутой чашей ночного неба, усыпанной звездами — не такими многочисленными, как в небе Нухленонии, но и не такими редкими, как в земном небе.

«Инопланетянин? Пожалуйста, выслушай меня».

— Ч-что? — Джефф все-таки задремал, и теперь растерянно заморгал глазами. Его пронзило чувство стыда.

«Я не причиню тебе вреда. Слушай».

Джефф завертел головой во все стороны, но никого не увидел. Потом он почувствовал что-то влажное на своей правой щиколотке. Посмотрев вниз он, увидел тоненький усик лианы, выползший из грязи и осторожно прикасавшийся к его щиколотке, но не обвивавший ее. Грязные листочки печально обвисли.

— Послушай, Дуказа! — гневно зашептал Джефф. — Если ты попытаешься утащить меня в грязь, я разбужу Великую Драконицу, и она сожжет тебя. Она уничтожит тебя до последнего корешка, и тогда ты умрешь навеки!

Джефф не знал, сколько времени понадобится Великой Драконице, чтобы восстановить силы после атаки на Дуказу, но разумная лиана тоже этого не знала. В сущности, мысли Дуказы были медленными и неповоротливыми.

«Я не хочу снова нападать на вас. Я лишь прошу вас разрешить мне подняться на поверхность и впитать солнечные лучи. Солнечный свет нужен мне для фотосинтеза и накопления энергии. Пожалуйста, позвольте мне остаться в живых».

— Ты не собирался оставить нас в живых.

«Нижайше прошу прощения. Я испугался; возможно, в течение многих лет я был не совсем нормален».

— Я не верю тебе, — с подозрением прошептал Джефф. — Ты хочешь сказать, что вдруг стал нормальным?

«Может быть. По крайней мере, я становлюсь менее агрессивным. Должно быть, искусственный свет и бедная удобрениями почва зоопарка на Нухленонии помрачили мой рассудок. Здешняя богатая почва уже прояснила мой разум, а солнечный свет поможет мне еще больше, когда наступит утро. Думаю, теперь я буду другим… но только если вы, телепаты, покинете эту планету».

— Мы собираемся это сделать, но нам понадобится твоя помощь.

«Как я могу помочь?»

— Если ты сожмешь пузырь Норби, то я смогу обратиться к нему. Он соединит свой разум с разумом Хлено и перебросит нас в гиперпространство. Тогда ты останешься один.

«Я попробую. Правда, теперь я стал слабее: от меня мало что осталось. Но все же, когда взойдет солнце, я распущу свои листья и попробую впитать достаточно солнечной энергии, чтобы сжать пузырь. А пока что буду впитывать удобрения через корни».

Немного успокоившись, Джефф прислонился спиной к стволу дерева. Мысли Дуказы казались искренними. Вообще-то, солгать мысленно гораздо труднее, чем словесно. Лукавый разум сразу же выдает себя. Может быть, стоит продолжить переговоры?

— Расскажи мне о себе, Дуказа, — предложил Джефф. — Раньше ты не захотел этого сделать. Ты вел себя дружелюбно до тех пор, пока я не спросил, откуда ты родом.

«Я знаю. Мне не хочется вспоминать. Это наполняет меня враждебностью».

— Пожалуйста, расскажи мне о своем прошлом.

«Хорошо, но сначала я должен предупредить тебя. Мне кажется, ты подружился с маленьким Хлено, который перенес меня на эту замечательную планету. Но когда ты вернешься на Нухленонию, то обнаружишь, что подружиться со старшими Хлено окажется далеко не так просто. И если ты не найдешь достаточно сильных союзников, тебя заставят навеки остаться на Нухленонии. Ты будешь жить в зоопарке, как и я раньше».

— Я знаю. Я подумаю о том, как нам выбраться с Мелодии, но, как говорит мой брат, важно думать о нужных вещах в нужное время. А сейчас тебе пора рассказать мне свою историю, а то я снова начинаю засыпать.

«Ты можешь заснуть. Я дам тебе свою историю, пока ты будешь спать».

«Дам тебе историю?» Что за странная манера речи? Джефф ощутил, что начинает проваливаться в сон, и встревоженно замотал головой. Как он может настолько доверять Дуказе?

Возможно, Дуказа тоже понял это.

«Я постараюсь не причинить тебе вреда… Джефф».

Смирение в мыслях разумной лианы. Упоминание его имени. «Я должен доверять ему, — подумал Джефф. — Если я сейчас отвергну его, то он может потерять свой последний шанс сохранить рассудок».

— Я верю тебе, Дуказа, — сказал он.

«И ты не возражаешь передать мне свои знания?»

— Знания? — Джефф зевнул; его мысли уже начинали путаться. — Я всего лишь подросток, мой старший брат знает гораздо больше меня.

«Но ты бывал во многих местах, и если я сделаю тебя частью себя, то побываю там вместе с тобой. Открой для меня свой разум, и я дам тебе свою историю, а ты мне — свою».

Джефф снова зевнул, его глаза закрылись.

— О’кей, Дуказа. Дай мне… историю…

«Суша… хорошо… корни в почве… дождь… солнечный свет… хорошо!

Джефф… Дуказа… Джефф… Оба!

Воспоминания начинаются в океане… долгие, долгие годы… Нухленония вращается вокруг своего солнца… море наполняется жизнью, суша поднимается над морем…

Хорошая суша… корни в почве… дождь, солнечный свет… хорошо! Оставаться здесь, больше никаких перемен…

Другие существа меняются… одно животное становится разумным, ходит на двух конечностях… города… вулканы разрушают… Они строят снова… Они изменяют некоторых существ… изменяют меня! Но кто я?

Я стал собой. Я — это я! С помощью биоинженерии Они изменили только меня, из всех лиан моего рода. Я единственный разумный Дуказа на Нухленонии, и часть моей корневой системы находится в здании, которое Они построили для меня. Чего Они хотят от меня?

Теперь я могу общаться с Ними через прикосновение. Я узнал, что им ничего не нужно от меня — лишь чтобы я жил и по-своему радовался жизни. Они проделали это и с другими существами на Нухленонии, а также на других планетах, которые Они посещали. Они добры. Они оставили меня наедине с моими размышлениями, но я не одинок. Я — часть космоса, и этого достаточно…

Среда обитания меняется. Они обеспокоены, так как причиной тому послужила Их технология. Машины сжигают топливо и выделяют двуокись углерода, согревающую атмосферу. Ледниковые шапки на полюсах Нухленонии начинают таять, и уровень океана поднимается… поднимается…

Заливает вулканы! Опасность! Я полностью переместился в здание, которое Они называли моим, но оно больше не принадлежит мне, поскольку Они собрали там образцы всех животных, построили новые помещения и укрепили стены, чтобы защититься от моря, наползающего на сушу…

Пока уровень океана поднимался, Они исчезли на долгое время, но теперь вернулись. Они печальны, потому что на планете не стало прохладнее, а вода не спадает. Острова навеки канули в пучину. Лишь в одном подводном здании сохранилась наземная жизнь. Я управляю зоопарком, но помню о солнечном свете, небе и свободе. Я несчастен. Я не хочу слышать напоминания о том, что я потерял…

В океане живут Хлено, примитивные морские пловцы, питающиеся другими формами жизни. Но Они усовершенствовали некоторых Хлено и наделили их разумом. Способности Хлено превосходят мои. Планета ныне принадлежит им — плавающим в воде, парящим в воздухе и питающимся продуктами с фабрики, где одноклеточные животные и растения умирают, чтобы накормить других…

Они разрушили все свои постройки, кроме этого здания, и теперь Они навсегда покидают Нухленонию. Я хочу улететь с ними, но для меня нет места на звездных кораблях. Хлено называют Их «древними» и говорят, что Они никогда не вернутся, потому что суша никогда не поднимется обратно. Хлено утверждают, что технология опасна и должна быть остановлена повсюду, где только можно.

Прошло очень много времени. Я тоскую по Ним, с их шестью конечностями, ходившим прямо, а не порхавшим, как Хлено.

…Хлено научились покидать планету без помощи звездных кораблей. Они приносят с собой экземпляры животных для моего зоопарка, а также разумные машины, которых они опасаются и держат в заключении. Правда ли, что разумные машины способны разрушить любую цивилизацию?

…В тюрьму прибывает все больше и больше пленных машин. Почва в зоопарке истощается, и я начинаю как-то странно себя чувствовать. Я не могу ясно мыслить. Я не могу поговорить с Хлено и попросить их о помощи. Я понимаю их речь, но они не слышат меня, когда я прикасаюсь к ним и обращаюсь к ним мысленно…

В зоопарк попало новое существо! Оно ходит прямо, как и Они, но имеет лишь два глаза, тонкие щупальца на голове и четыре конечности — слабое, несовершенное подобие Древних…

Он умеет разговаривать мысленно! Он разумен! У него даже есть имя — Джефф. Он хочет найти своего робота, хотя это запрещено. Не должно остаться никаких роботов, никакой технологии. Он спрашивает меня о моем прошлом, но я не хочу вспоминать. Я болен, я несчастен, я хочу остаться один… Я должен уничтожить новых существ — этого Джеффа и двух других… Мне плохо…

Почему никто не даст мне свободу, место, где я смогу жить?

Что такое свобода? Я забыл. Это опасно?

Должен ли я убить этих существ, или они знают о свободе?»

— Джефф! Джефф, проснись! Уже утро, и вокруг твоей ноги обвилась лиана Дуказы!

Джефф открыл глаза, щурясь от солнечного света, и приложил палец к губам.

— Тише, Ваше Величество. Я общаюсь с Дуказой. Теперь он настроен вполне дружелюбно.

— Не доверяй ему! — Драконица фыркнула и изрыгнула клуб черного дыма. — Я еще не могу выдыхать пламя, а это наше единственное оружие.

— Подождите. Мне нужно еще немного пообщаться с ним.

— Ты имеешь в виду, поговорить? Зачем пользоваться мудреными словами?

— Потому это на самом деле не разговор. Мы не обмениваемся словами, даже телепатически. Я находился внутри разума Дуказы, ощущал его эмоции, думал его мыслями. Я переживал воспоминания, уходящие так далеко в прошлое, что захватывает дух. Пожалуйста, позволь мне закрыть глаза и еще раз сосредоточиться. И еще, я прошу тебя найти Оолу. Я слышу ее мяуканье. Вдруг она залезла на дерево и не может спуститься вниз? Ведь ее воротник все еще у тебя.

— Я позабочусь о ней и постараюсь вернуться вовремя, — сдержанно произнесла Великая Драконица. — Что ж, пойду туда, где я нужна. По крайней мере, маленькая Оола ценит мое общество.

Джефф улыбнулся, глядя на ее чешуйчатую зеленую спину. Великая Драконица знала, что он очень привязан к ней, но ее достоинство не позволяло ей публично признать это.

Он прислонился к дереву, держа в одной руке отросток лианы и положив другую на пузырь Норби, а потом закрыл глаза.

«Дуказа, — мысленно позвал он. — Я прожил твою жизнь вместе с тобой. А ты видел мои воспоминания?»

«Да, молодой землянин. Ты родился на интересной планете, где живут интересные существа, но не рассказывай им о Мелодии. Я предпочитаю не иметь посетителей, — Дуказа немного помолчал, а затем добавил: — Кроме тебя, Джефф, и твоего робота, если он когда-нибудь выберется из этого пузыря».

«Без него я не могу путешествовать в гиперпространстве».

«Я буду рад время от времени видеть тебя. Но не слишком часто.

«Я понимаю, Дуказа. Тебе нравится быть в одиночестве, а поскольку ты теперь будешь жить на Мелодии, мне тоже вряд ли захочется часто бывать здесь».

Стебель Дуказы завибрировал; Джеффу показалось, что он слышит смех.

«Жаль, что у тебя недостаточно глаз и конечностей. Зато ты добр и великодушен. Теперь я рад, что не убил тебя. В этом прекрасном месте, которое вы с роботом нашли для меня, я впервые за многие годы чувствую себя лучше — словно какая-то больная, лишняя часть меня сгорела дотла. Здесь я свободен и счастлив. Я слышу вдалеке голоса туземцев, но они меня не беспокоят, а я не буду беспокоить их. Я благодарен тебе, молодой землянин, потому что ты доверился мне даже несмотря на то, что я пытался убить тебя. Ты научил меня необходимости любви и доверия. Я понял, что ненависть — это зло. Может быть, Они, мои древние хозяева, когда-нибудь навестят эту планету. Может быть, я когда-нибудь встречусь с молодым землянином, и мы расскажем друг другу о том, что нам довелось пережить со времени нашей последней встречи».

— Спасибо, Дуказа, — вслух ответил Джефф. — Я буду помнить. Моя жизнь коротка, а ты бессмертен, покуда в твоем распоряжении имеется целая планета. Однако ты сохранишься в моей памяти и после того, как мое тело распадется на частицы, из которых оно создано. Держись своей веры и цени любовь превыше ненависти.

«Я тоже запомню тебя. А теперь подготовь Хлено к путешествию. Я чувствую себя достаточно сильным, чтобы сдавить пузырь и позволить твоему роботу поговорить с тобой».

Как только эта мысль Дуказы достигла сознания Джеффа, Ухфай проплыл у него над головой и опустился рядом с ним, прикоснувшись щупальцем к его руке.

«Приветствую тебя, Джефф, — сказал он. — Великая Драконица разбудила меня. Она боится, что Дуказа может причинить тебе вред, и называет тебя упрямцем, не слушающим дружеские советы. С тобой все в порядке?»

— Да, Ухфай. Я собираюсь взять тебя в такое место, где мои друзья попробуют освободить Норби.

«Ты слышишь меня, Норби?» — мысленно спросил он на Земном языке.

Дуказа, несколько раз обвив пузырь своими сохранившимися отростками, сильно сжал пластик, и сенсорный провод Норби теперь прикасался к прозрачной оболочке.

«Слышу, — ответил Норби на том же языке. — Насколько я понял, ты подружился с этой лианой, которая помогает нам разговаривать, и теперь хочешь, чтобы я перенес нас на Землю с помощью Хлено».

«Давай отправимся прямо в нашу квартиру. Ухфай — так его зовут — сможет там поместиться».

«Нет, не сможет. Он переломает все вещи. Как насчет крыши? Любой, кто пролетит мимо на воздушном такси, примет его за небольшой аэростат».

«Торопитесь, — предупредил Дуказа. — Я не могу долго поддерживать необходимое давление».

— Ваше Величество! — крикнул Джефф по-джемиански. — Принесите с собой Оолу и возьмитесь за щупальце Ухфая. Мы уходим отсюда.

Ухфай обхватил за талию Великую Драконицу, державшую Оолу, которой, судя по ее виду, совсем не хотелось уходить, и обернул другое щупальце вокруг Джеффа, державшего Норби. Пузырь все еще был сплющен стеблем Дуказы.

«Дуказа, разреши задать тебе еще один вопрос, — сказал Джефф. — Древние, которые жили на Нухленонии, должны были как-то называть себя. Каким именем они себя называли?»

«Я не могу произнести его. И Хлено тоже не могут».

«Вспомни это имя, и может быть, я смогу ощутить его звучание».

Дуказа задумался, воспроизводя название так, как слышал его в далеком прошлом.

«Я тоже никогда не смогу произнести его», — подумал Джефф.

— Я слышала это раньше, — заметила Великая Драконица, поддерживавшая с ним телепатический контакт.

«И я тоже, — мысленно добавил Норби. — Но нам пора. Открой свой разум, Ухфай: я собираюсь направить твой гипердвигатель в нужное место».

«Если мы попадем ко мне домой, то мой отец и другие Хлено могут задержать вас», — предупредил Ухфай.

«Поэтому мы туда и не пойдем, — отозвался Норби. — Давай, Джефф, сосредотачивайся на координатах! Мне нужна твоя помощь. Поехали!»

«До свидания, Дуказа», — подумал Джефф.

«До свидания, молодой землянин».

Лиана соскользнула с его руки и с пузыря, а затем нырнула в грязь — в тот самый момент, когда вся Мелодия исчезла.

Джефф понял, что находится в гиперпространстве.

Глава 10

На Манхэттене

Джефф ощущал естественное побуждение выбранить Норби за такое безобразие, но, разумеется, он не мог этого сделать. Как только Дуказа отпустил их, сенсорный провод Норби больше не прикасался к поверхности пузыря, и связь прервалась. Кроме того, Норби действительно вернул их на Землю. Он даже вернул их на Манхэттен.

Но главная неприятность заключалась в том, что они появились из ниоткуда посредине Пятой авеню, и аэрокары, десятками парившие в небе, собирались посмотреть, что вызвало затор на одной из самых важных улиц суверенного штата Манхэттен.

— Но, офицер, мы не собирались нарушать общественный порядок… — Джефф старался держаться так вежливо, как только мог.

— Послушай, парень, — отрезал полисмен. — Тебе и твоему приятелю в драконьем костюме следовало воспользоваться воздушным такси, чтобы попасть на маскарад. У тебя есть разрешение на этот воздушный шар, который сбил с ног уважаемую гражданку?

— Послушайте, но эта леди набросилась на шар с зонтиком и частично выпустила из него воздух. Он всего лишь защищался… я хочу сказать, она сама наткнулась на шар и села на мостовую. Если вы позвоните лейтенанту Олбани Джонс, то я все объясню, и дело быстро уладится.

— Лейтенанту Олбани Джонс? Вы ее друг?

— Меня зовут Джефферсон Уэллс. Фарго Уэллс — мой брат.

— Фарго? Мы его называем «ходячей неприятностью».

— Пожалуйста, позвоните Олбани Джонс, — попросил Джефф. — Мне действительно нужна помощь с этим, э-ээ… воздушным шаром с компьютерным управлением. Я должен доставить его на крышу своего дома, но не знаю, может ли он теперь подняться самостоятельно.

«Джефф, — телепатически произнесла Великая Драконица, державшая его за руку. — Я не могу понять ни слова из того, что ты говоришь. Неужели эти земляне не понимают простого джемианского языка?»

«Нет, не понимают, — ответил Джефф. — Ухфай, попробуй подняться в воздух. Мне очень жаль, что одна из моих соотечественниц напала на тебя».

«Ничего, мне не больно, — отозвался Ухфай. — А это существо в синем мундире не опасно? Может быть, я упаду на него и придавлю сверху, чтобы оно не приставало к тебе?»

«Нет!»

— Послушайте, Уэллс, — нетерпеливо сказал полисмен. — Не надо смотреть на меня отсутствующим взглядом. Вы что, слышите потусторонние голоса? Если вы пьяны, то я…

Джефф сглотнул.

— Я не пьян, офицер. Пожалуйста, позвоните лейтенанту Олбани Джонс.

Затем он мысленно обратился к раздраженной Великой Драконице и объяснил, что ей придется изображать человека в маскарадном костюме, а недоумевающего Ухфая попросил колыхаться в воздухе, подобно воздушному шару.

Толпа, собравшаяся вокруг них, была такой же торжественно-любопытной, как и любая другая толпа. Народу все прибывало.

— Мистер, — обратился какой-то мальчик к Великой Драконице. — Почему вы перекрасили свою кошку в зеленый цвет и где вы купили этот драконий костюм? Он мне нравится.

— Мой друг не может разговаривать, пока он в костюме, — пояснил Джефф. — А кошка зеленая потому, что…

— Ага, теперь я понял, — сказал вернувшийся полисмен. — Это шоу для голографического телевидения, не так ли? Вы собираетесь сниматься в кино. У вас есть разрешение производить съемки здесь, на Манхэттене?

— Мы… — Джефф замялся, не зная, что ответить.

— Верно, это кино! — закричал мальчик. — Смотри, мама, настоящие актеры! У них даже есть пластиковый пузырь и бочка с пирожными. А эти пирожные бесплатные? Я могу взять одну штуку?

Мальчишка потянулся к пузырю Норби, но Джефф заступил ему дорогу.

— Не балуйся со студийным реквизитом, малыш, — строго сказал он.

Еще один аэрокар вынырнул из-за деревьев Центрального парка, где находился полицейский участок. Как только машина коснулась земли, Олбани выбежала наружу.

— Привет, Джефф, — крикнула она. — В чем дело?

— Вот видишь, все так, как я тебе говорил, — обратился какой-то юноша в толпе к своему приятелю. — У киношников нет чувства реальности. Настоящие полицейские не бывают такими красивыми.

— Лейтенант Джонс, — полицейский возвысил голос. — У этих актеров есть воздушный шар какой-то необычной конструкции. Я не думаю, что это безопасно…

— Разумеется, безопасно, — перебила его Олбани. — Если Джефф так говорит, то ему можно верить. Я покажу вам. Джефф, этот… шар может подняться вместе со мной? Куда ты хочешь доставить его?

— На крышу нашего дома, — ответил Джефф, подмигнув ей. — Остальные актеры поднимутся по лестнице. Держитесь за один из этих канатов, лейтенант, — он протянул Олбани щупальце Ухфая и шепотом добавил: — И скажи ему, чтобы он летел, куда будет сказано.

— Конечно, — ответила Олбани, никого и ничего не боявшаяся. Он обмотала одно из щупалец вокруг талии. Затем ее глаза внезапно расширились, и Джефф понял, что она получает телепатическое сообщение.

Подошедшие с разных сторон полисмены принялись увещевать толпу, убеждая людей разойтись.

— Замечательно, — сказала Олбани. — С актерами я разберусь сама. Я кое-что знаю об этих съемках.

Они с Ухфаем медленно поднялись в воздух и полетели к многоквартирному дому, где жили братья Уэллсы.

Бочонок Норби вместе с громоздким пластиковым пузырем оттягивал руки Джеффа, поскольку антиграв робота на мог работать внутри. Джефф со вздохом обхватил пузырь и пошел к зданию в сопровождении Великой Драконицы, убаюкивавшей Оолу.

— Эти двуногие чудовища — только без обид, Джефф! — были чрезвычайно удивлены, увидев меня. Неужели они не знают о джемианских драконах?

— Почти не знают, — ответил Джефф. — Поэтому не удивительно, что они были поражены вашим достоинством и царственной осанкой.

— Ага! — Великая Драконица гордо вскинула голову.

Лишь оказавшись в своей квартире, Джефф позволил себе немного расслабиться. Два дня, проведенные вдали от дома, казались двумя годами. Ему ужасно хотелось постоять под душем.

Вымывшись и переодевшись, Джефф почувствовал себя почти нормально. Он поднялся на крышу, где стоял «Многообещающий» и куда, как он надеялся, благополучно прибыли Олбани с Ухфаем.

Все они действительно были там, собравшись в рубке корабля и глядя на пластиковый пузырь Норби. Обведя взглядом Великую Драконицу, Оолу, Ухфая, Фарго и Олбани, Джефф понял, что ему предстоят серьезные объяснения.

— Ну, братец, на этот раз ты влип по-настоящему, — сказал Фарго, взглянув на Джеффа. — Что нам делать с этой штукой? Кислота ее не берет, от молотка только в ушах гудит, дрель соскальзывает, не оставляя следов. Пока ничего не работает.

Ухфай вжался в угол и выпустил добрую толику воздуха, чтобы занимать поменьше места. Великая Драконица, напротив, гордо опустилась на корточки и вытянула хвост, заняв столько места, сколько было возможно. Оола, которая всегда и везде была дома, радостно носилась кругами за кончиком своего хвоста.

— Как насчет чего-нибудь попроще? — сладким голоском спросила Олбани, сидевшая за приборной панелью. — Ты не пробовал консервный нож?

Фарго сердито взглянул на нее.

— Нам придется обмотать пузырь цепью, просунуть между звеньями ломик и поворачивать его. Джефф, сходи в ближайший хозяйственный магазин и купи цепь и железный ломик. Если у них найдется, выбирай потолще, потом я возмещу тебе расходы.

Когда Джефф вернулся, Фарго ворчливо поблагодарил его и обмотал пузырь цепью. Вставив ломик, он начал поворачивать толстый железный прут, а Джефф и Великая Драконица придерживали цепь с обоих концов.

— Надеюсь, эта штука не вздумает внезапно лопнуть, — пропыхтел Фарго. — Тогда нам несдобровать.

— Ты пытаешься сделать то, что делал Дуказа, — заметил Джефф. — А у него ничего не получилось, несмотря на его силу.

Не получилось и теперь. Пузырь немного сплющился посредине, так что сенсорный провод Норби прикоснулся к пластику, и его раздраженные мысли сразу же ворвались в разум тех, кто прикасался к пузырю.

«Какие же вы беспомощные! Я-то надеялся, что, вернувшись на Землю, вы найдете способ вызволить меня отсюда. А как насчет маленького Хлено? Этот пузырь сделан его сородичами. Он не может вскрыть оболочку?»

«Нет, — ответил Джефф. — Он не знает, как это делается, ведь он всего лишь ребенок. Нам придется думать самим».

«Ты пробовал лазерный нож?»

— У тебя еще остался лазерный резак, Фарго?

Фарго помедлил с ответом. Он купил лазерный резак в период своего увлечения скульптурой для работы по стали.

— Это опасный инструмент, Джефф, — пробормотал он.

— Но положение отчаянное, — напомнил Джефф.

После продолжительных поисков ключа Фарго вынул резак и запертого шкафчика.

— Вот. По крайней мере, он заряжен.

Фарго начал резать у самого края пузыря. Он боялся, что, разрезав пластик, он может расплавить часть туловища Норби, прежде чем успеет остановиться. Но опасения оказались напрасными. Лазер оказал небольшое воздействие на пластик, оставив мутное пятнышко, но так и не вскрыл оболочку.

— Недостаточно мощности, — буркнул Фарго. Он немного вспотел и довольно сильно разозлился. Ему казалось, что все должно получаться с первого раза, в крайнем случае — со второго.

— А как насчет водяного резака? — спросил Джефф, рассеянно потирая матовую точку, оставшуюся на поверхности пузыря.

— Что толку, если даже с лазером ничего не вышло? — саркастически спросил Фарго.

— Просто мне кажется, что раз этот пластиковый пузырь был сделан на водной планете, то Захватчики в основном должны пользоваться технологией, основанной на использовании воды, — встретившись с презрительным взглядом Фарго, Джефф пожал плечами. — Ладно, я всего лишь предположил, что…

«Попробуйте, олухи несчастные!» — телепатически завопил Норби.

Водяной резак, также купленный Фарго во время его увлечения скульпторской деятельностью, предназначался для работы с каменной солью. Он выбрасывал очень тонкую струю воды под огромным давлением и в своем роде был таким же опасным оружием, как и лазерный резак.

— Кстати, как долго нас не было здесь? — спросил Джефф, пока Фарго занимался поисками.

— Два дня, по нашему времени, — ответила Олбани.

Джефф облегченно вздохнул.

— Для меня тоже прошло два дня. Хорошо, что Норби на этот раз ничего не напутал.

— Мы уже начали беспокоиться. Фарго пытался связаться с адмиралом Йоно, выпросить у него экспериментальный корабль с гипердвигателем и отправиться на поиски.

— Корабль еще не совсем готов, — мрачно заметил Фарго. — Подозреваю, он никогда не будет готов.

— Ладно, будем надеяться, что водяной нож сработает, — сказала Олбани.

— Никаких шансов, — заявил Фарго. — Не сработает.

Но он ошибся. Он направил тонкую, почти невидимую струю воды на верхушку пузыря и тут же отрезал ее — словно снял ножом верхушку яйца. Как только пузырь потерял свою целостность, пластиковая оболочка немедленно покрылась сетью тонких трещин. Они начали расширяться, и вскоре пузырь развалился на мелкие кусочки.

— Вы слишком долго возились, — проворчал Норби, высунув голову из-под шляпы. Он указал на Ухфая, прикоснувшись к маленькому Хлено, чтобы тот понимал его речь. — А все из-за тебя!

«Прошу прощения», — прошептал Ухфай.

— Он не виноват, — перебил Джефф, закипая от возмущения. — Не смей никого винить! Ухфай не имеет отношения к пузырю. Фактически, он спас тебя; если бы не он, то ты бы по-прежнему валялся в тюрьме для роботов.

— Не он, так его сородичи. И вы не слишком напрягали свои мозги, чтобы освободить меня.

— Мы старались, как могли, и все-таки освободили тебя, — заметил Фарго. — Причем Джефф выдвинул верное предложение, а у тебя не было никаких ценных идей. Ты мог только вопить.

— Что происходит? — требовательно спросила Великая Драконица. — Говорите по-джемиански!

Джефф объяснил ей по-джемиански.

— Вопрос о том, кто поместил Норби в пузырь и кто освободил его оттуда, не имеет ни малейшего значения, — сурово сказала она. — Гораздо важнее, чтобы он немедленно доставил меня домой. Джемианцы пропадут без моего мудрого руководства, а Менторов надо избавить от паралича.

— Верно, — согласился Джефф. — Однако сейчас не время освобождать Менторов, даже если бы мы знали, как это сделать. Захватчики — я имею в виду Хлено — могут вернуться и снова парализовать их. Технология пугает Захватчиков, и я до некоторой степени не могу винить их, учитывая то, что случилось с их планетой. Поэтому они уничтожают технологию повсюду, где только могут. Нам придется вернуться на Нухленонию и найти какой-нибудь способ избавить их от технофобии. Иначе мы не добьемся настоящего успеха.

Речь Джеффа прозвучала так веско, что не вызвала споров. Путь лежал на Нухленонию.

Норби подошел к приборной панели и подключился к компьютеру. Любой, кто в этот момент посмотрел бы на крышу многоквартирного дома, где жили братья Уэллсы, мог бы заметить, что корабль внезапно растворился в воздухе.

Глава 11

Снова на Нухленонии

С орбиты планета Нухленония казалась прекрасной. Сине-зеленый океан простирался от одного полюса до другого; более светлые пятна выделялись там, где затонувшие земли находились неглубоко под водой.

— Хорошо сработано, Норби, — похвалил Фарго, взяв управление на себя. — Ведь мы не знали координат этого мира.

— Я тоже, — ответил Норби. — Но я получил от этого маленького Захватчика достаточно информации, чтобы вычислить их. Я настоящий гений по части гиперпространственной математики.

— Должно быть, — согласился Фарго. — Но мне хотелось бы надеяться, что, доставив нас в нужное место, ты также доставил нас в нужное время.

— Я всегда… — начал было Норби и задумался. — Так или иначе, сейчас я доставил вас в нужное время. — Он махнул своей двусторонней ладонью в сторону смотрового экрана. — Спускайся, Фарго. Мне нужно свести кое-какие счеты с Хлено.

«Охо-хо, — мысленно вздохнул Ухфай, робко прикасавшийся к Норби, так как робот потребовал от него всю астрономическую информацию, которую тот узнал в школе. — Мне кажется, ты очень раздражен. У тебя есть оружие? Ты собираешься причинить вред моим сородичам?»

«Мы не хотим никому причинять вреда, если нас не вынудят защищаться, — ответил Джефф, гладивший его. — И даже в этом случае мы постараемся решить дело миром. Мы хотим быть в дружбе со всеми разумными существами».

Пять минут спустя у Джеффа поубавилось уверенности в том, до каких пределов может доходить его вселенская благожелательность. Взвод Хлено окружил «Многообещающий», как только корабль вошел в нижние слои атмосферы. Щупальца вцепились во все выступающие части маленького звездолета. Фарго пытался стряхнуть их, но многочисленные «дирижабли», облепившие «Многообещающий», делали маневрирование затруднительным и даже опасным.

— Что нам делать? — спросил Фарго. — Они не реагируют на любые попытки обратиться к ним. Как думаешь, твой дружок Хлено может попробовать?

— Ты можешь поговорить со своими сородичами, Ухфай? — спросил Джефф.

Маленький Хлено в отчаянии взмахнул своими щупальцами.

«Мой метод речи непригоден для ваших приборов. Вы можете выпустить меня через воздушный шлюз?»

К несчастью, прежде чем Джефф успел ответить, все в штурманской рубке, включая и Ухфая, застонали от боли. Хлено, прилепившиеся к корпусу корабля, пустили такую мощную вибрацию, что Джеффу показалось, будто его мозги поджариваются на сковородке.

— Мы этого не вынесем, — прошипел Фарго сквозь стиснутые зубы и поднял «Многообещающий» вверх на максимальной скорости. Хлено были вынуждены отцепиться от корпуса.

— Уходим отсюда! — решительно произнес Норби, и корабль моментально исчез из обычного пространства.

— Нет, Норби, — возразил Джефф. — Мы не можем покинуть Нухленонию. Нам нужно найти общий язык с ними.

— Они неразумны, — проворчал Норби. — Более того, они опасны, и я не хочу туда возвращаться.

— А мне казалось, будто ты собирался свести с ними счеты, — ехидно заметил Фарго.

— Я так и сделаю, как только вернусь сюда с адмиралом Йоно и целым флотом боевых кораблей, — ответил Норби.

— Мы покидаем Нухленонию? — спросила Великая Драконица, не понимавшая Земного языка, на котором шел разговор. — Разве маленький Ухфай знает, как освободить наших Менторов?

— Вы правы, мое дорогое Величество, — сказал Фарго. — Мы должны вернуться, Норби. Я постараюсь урезонить их.

В самом деле, подумал Джефф, Фарго может переговорить кого угодно. Но у него было неприятное предчувствие, что Хлено не станут слушать, даже если сделать их телепатами.

— Думаю, нам нужно вернуться, — согласилась Олбани. — Но остаться в верхних слоях атмосферы, где Хлено не могут добраться до нас. Возможно, мы найдем какой-нибудь способ общаться с ними или хотя бы спустимся достаточно низко и выпустим Ухфая, который изложит наши предложения.

— Ваш Ухфай получит хорошую взбучку от своего папаши, — проворчал Норби. — И отправится спать без ужина, потому что никто не будет всерьез слушать ребенка. Но я все-таки попробую, хотя меня до сих пор мутит от этой вибрации. Вот, получайте!

Серая пелена исчезла, снова сменившись видом прекрасной планеты. Но этот вид заметно изменился.

— Норби, ты перепутал, — с тревогой сказал Фарго. — Это не Нухленония.

— Она самая, — заверил Норби. — Координаты те же, что и раньше.

Джефф смотрел на острова странной формы, усеивающие сверкающий сине-зеленый океан.

— Думаю, это Нухленония, но в далеком прошлом — прежде, чем растаяли ледниковые шапки и уровень воды поднялся над сушей.

— Я не виноват, — быстро сказал Норби. — Я говорил вам, что у меня еще кружится голова, но вы заставили меня, вы…

— Откуда ты знаешь, что мы попали в прошлое? — спросил Фарго, не обращая внимания на причитания Норби.

— Я узнал это от Дуказы, разумной лианы, о которой я тебе рассказывал. Во сне я прожил жизнь Дуказы, поэтому знаю историю Нухленонии.

Он взял щупальце Ухфая и в общих чертах пересказал ему эту историю.

«Кое-что мне известно, — сказал Ухфай. — Но я никогда не слышал о том, что Дуказа получил свой разум от Древних. В школе нас учили, что биоинженерным путем были выведены только разумные Хлено, и поэтому планета принадлежит нам. Надеюсь, мой отец не слишком расстроится, когда узнает про Дуказу. Он очень гордый Хлено».

Планета под ними сияла в солнечных лучах, но на этот раз Хлено не поднимались в воздух навстречу «Многообещающему».

— Может быть, Древние все еще здесь, — прошептала Олбани. — Вот будет здорово, если мы увидим их!

— Они могут оказаться не более дружелюбными, чем Хлено, и значительно более опасными, — заметил Фарго.

Джефф беспокойно поежился. Он еще никому не сказал, как выглядели Древние, и не был уверен, что ему хочется встречаться с ними.

— Давайте спустимся вниз и посмотрим, — предложила Олбани.

— Пара пустяков, — отозвался Фарго, всегда готовый с головой окунуться во что-нибудь рискованное.

Корабль начал снижаться.

— Хорошо бы Дуказа был с нами, — пробормотала Великая Драконица. — Я отрицательно отношусь к разумным растением, а этот экземпляр был особенно зловредным, но по крайней мере, он мог бы сказать нам, похожи ли эти острова на те, какими они были во времена Древних.

Джефф внимательно всматривался в экран.

— Фарго, выведи нас на другую орбиту, над полюсами, — попросил он.

— Хорошая идея, — сказал Фарго, сразу смекнувший, к чему клонит его брат.

— Видите? — спросил Джефф через некоторое время. — Ледниковые шапки очень мощные и лежат на многих островах. Мы попали в отдаленное прошлое Нухленонии, еще до начала таяния льдов. Древние должны жить на островах в более теплых областях планеты.

«Пожалуйста, давайте приземлимся где-нибудь возле побережья! — неожиданно взмолился Ухфай. — Мне нужна вода. Я не купался с тех пор, как мы покинули Мелодию — правда, там была грязь, но зато мокрая, — и моя кожа начинает сохнуть. Понимаете, мы водные существа и не можем подолгу оставаться без воды».

— Ухфай прав, — озабоченно сказала Олбани. — Его кожа уже пошла пятнами.

Джефф вздохнул. Придется спуститься вниз — нельзя же рисковать здоровьем Ухфая! Зато можно будет узнать много интересного…

— Хорошо бы познакомиться с цивилизацией Древних, — сказал он вслух. — По словам Дуказы, она была необычайно развитой, с прекрасными городами…

— Здесь нет городов, — сообщил Норби, когда они спустились ниже. — На темной стороне планеты нет электрических огней. Насколько я могу судить, никакой цивилизации не наблюдается.

— Я хочу вернуться домой, — сказала Великая Драконица. — Меня не интересуют чужие цивилизации.

Ухфай начал хныкать.

«Я тоже хочу домой. Я хочу к отцу. Я хочу воду, в которой можно плавать».

— Как только мы приземлимся, у тебя будет вода, — пообещал Джефф.

Они совершили посадку на краю маленького острова. Джефф с Фарго помогли маленькому Хлено вылезти из воздушного шлюза. Ухфай покатался взад-вперед по влажному песку, потом сделал сальто и устремился к воде. Он глубоко нырнул, потом показался на поверхности, радостно размахивая щупальцами.

— Я не слышу, что он говорит, но полагаю, теперь ему стало лучше, — сказал Джефф.

Фарго нахмурился.

— У него ультразвуковая речь, не так ли?

— На границе обычного звука и ультразвука, — ответил Джефф. — Когда он говорит в самом низком тембре, можно услышать что-то вроде скрипа.

— Знаю, я думаю, что можно настроить компьютер на новый спектр звуковых частот. Если он сможет воспринимать нашу речь и посылать ее наружу на частотах Хлено, а потом воспринимать их речь и переводить ее на наши частоты, то мы сможем разговаривать с ними по-джемиански.

— Потрясающая идея, — обрадованно сказал Джефф. — Сколько тебе понадобится времени, Фарго?

— Пожалуй, полчаса, если моя идея верна. В противном случае у меня вообще ничего не получится.

Фарго с энтузиазмом уселся за компьютер.

— Теперь его и за уши не оттащишь, — шепнула Олбани. — Пойду посоветуюсь с Норби насчет возвращения в наше время. Он немного на взводе после своего двухдневного заключения, и подозреваю, его не слишком радует, что ты уделяешь много внимания Ухфаю.

— Но я должен заботиться об Ухфае. Он — единственная ниточка, связывающая нас с Хлено.

— Само собой, но ты знаешь Норби, — Олбани понизила голос до едва слышного шепота. — Если я не утешу его, то мы можем никогда не вернуться в наше время.

Она исчезла в коридоре. Джефф остался ждать ее возвращения, сидя на пороге воздушного шлюза, болтая ногами и наблюдая, как Ухфай радостно бултыхается в воде.

— В чем дело, Джефф? — спросила Великая Драконица. Она подошла сзади и прищурилась от яркого солнечного света. Возле ее ног потягивалась и зевала Оола.

— Если по порядку, Ваше Величество, то, во‑первых, я очень не люблю попадать в другое время, поскольку всегда боюсь застрять там навсегда. Во-вторых, мне хочется домой, а в‑третьих, я голоден. Мне уже третий день не удается нормально поесть.

— С нужным местом и временем пока что ничего не поделаешь, — вздохнула Великая Драконица. — Но по крайней мере, ты можешь поесть. Я собственноручно… хм, я хочу сказать, что сама приготовлю завтрак.

— Тогда он будет особенно вкусным, мэм, — вежливо сказал Джефф. — Не могли бы Вы что-нибудь приготовить и для Ухфая, вроде тех зеленых или коричневых кубиков, которые едят Хлено?

— Фу, — поморщилась драконица. Она быстро ушла и вскоре вернулась с ореховым маслом и студенистым сэндвичем из протеинового хлеба для Джеффа, и с большой горбушкой протеинового хлеба для Ухфая.

— Эй, Ухфай! — крикнула она на высочайшей ноте, доступной для ее голоса. Маленький Хлено, только что вынырнувший на поверхность в очередной раз, посмотрел на нее. Великая Драконица кинула хлеб. Он ловко поймал горбушку, сунул ее в рот и помахал щупальцем.

— Надеюсь, ему понравится, — сказала Великая Драконица.

Джефф жадно вонзил зубы в свой сэндвич. Это была далеко не самая изысканная пища, но она казалась ему даром небес. Он поразился, обнаружив, что, когда его желудок немного наполнился, тоска по дому заметно уменьшилась.

Оола наблюдала за купанием Ухфая, время от времени задумчиво мяукая. Внезапно она прыгнула, пролетела над водой на своем антигравитационном воротнике и нырнула в океан. Через несколько секунд она вынырнула, по-собачьи (или по-кошачьи) работая лапами.

— Я и не знала, что Оола умеет плавать, — сказала Великая Драконица.

— Она умеет гораздо больше, — с гордостью отозвался Джефф. — Когда мы впервые попали на эту планету, она превратилась в настоящую рыбу и спасла мне жизнь.

Солнце пригревало, и Джефф, ощущавший приятную полноту в желудке, понемногу начал дремать. Может быть, они попали в такое отдаленное прошлое, что Древние еще не развили цивилизацию на этой планете? Вскоре Джефф уснул, прислонив голову к плечу Великой Драконицы. Она тоже спала и тихо похрапывала.

Джеффу снилось, что он — Дуказа, наблюдающий за первыми усилиями тех, кого впоследствии назвали Древними. Они были примитивным племенем, но строили небольшие хижины, готовили пищу на кострах и делали лодки для рыбной ловли. Они еще не обучили Хлено ловить для них рыбу…

Ему показалось, будто что-то промелькнуло мимо него, но он не хотел просыпаться и упорно продолжал удерживать в своем сознании образ Древних — высоких, изящных, странных…

— Джефф, помоги!

Джефф рывком проснулся и непонимающе уставился на воду у берега. Он увидел голову Фарго. Вокруг него под водой сновали Хлено — так близко к поверхности, что их силуэты угадывались без труда. Они были очень маленькими, гораздо меньше Ухфая. Их шкуры лоснились, как акульи.

— Они окружают меня, — крикнул Фарго. — И они настроены враждебно. Это примитивные Хлено, они совершенно неразумны! — Он поднял фонтан брызг, пытаясь лягнуть маленького Хлено.

Великая Драконица проснулась.

— Я попрошу Норби подвести корабль ближе к воде, чтобы мы могли вытащить Фарго, — сказала она. — Но как он вообще оказался там? И где Ухфай? И куда делась Оола? — Она на секунду замолчала, а затем изумленно воскликнула: — Смотри, Джефф!

Вдалеке появился целый флот быстро приближавшихся лодок, похожих на длинные каноэ с маленькими выносными поплавками-противовесами, прикрепленными к планширным доскам по центру лодки. Высокие, изящные существа, смутно напоминавшие людей, слаженно работали веслами, направляя каноэ к «Многообещающему».

Олбани выбежала наружу со станнером в руке.

— Фарго! Если ты сможешь немного отплыть в сторону от этих головастиков, я парализую их всех до единого.

— Подожди, — быстро сказал Джефф. — Может быть, они не опасны. Давай не будем применять оружие без крайней необходимости, ладно?

Сложив руки рупором, он крикнул:

— Фарго, Оола где-то рядом! Уцепись за ее воротник и возвращайся на антиграве!

— Я не вижу ее, и я уже устал отбиваться от Хлено!

Каноэ находились еще довольно далеко, и Джефф не мог понять, кто к ним плывет: новые враги или возможные друзья. Он встал, готовый кинуться на помощь брату, но в этот момент «Многообещающий» дернулся и начал подниматься. Джефф ухватился за край люка; корабль завис так низко над водой, что маленькие волны лизали его ботинки.

Фарго подплыл к протянутой руке Джеффа, но маленькие Хлено успели схватить его. Он вскрикнул и ушел под воду.

— Они утащат его вниз! — воскликнул Джефф. — Беги к Норби! Нужно срочно опустить корабль, а тем временем…

— Не вздумай прыгать, — предупредила Олбани, крепко ухватив его за пояс. — Тебя тоже поймают. Лучше я выстрелю в них.

— Но ты можешь оглушить Фарго, и тогда он наверняка утонет!

Голова Фарго снова появилась на поверхности. Он тяжело дышал.

— Один из них обвил мне ноги щупальцами, но я угостил его ударом карате, и он отстал. К счастью, они не умеют кусаться, но если они будут продолжать тянуть меня вниз… неужели никто не собирается помочь мне? Где Норби, наш главный спасатель?

— Я стараюсь! — загремел голос Норби через систему громкоговорителей корабля. — Хлено уносят тебя в сторону, и мне приходится маневрировать над тобой. Ты можешь удержаться на месте?

Голова Фарго ушла вниз и снова вынырнула, расплескивая воду.

— Нет, не могу. Теперь еще один схватил меня за ногу.

— Посмотрите туда! — крикнула Великая Драконица.

Сбоку от первого каноэ виднелся какой-то серый силуэт, мчавшийся под водой. Он опередил каноэ, нырнул так глубоко, что Джефф больше не мог видеть его, а затем вода вокруг Фарго словно вскипела.

— Тысяча чертей! — взревел Фарго, выплыв на свободное место как раз в тот момент, когда Норби вывел «Многообещающий» прямо над ним. Джефф потянулся вниз и втащил своего брата в воздушный шлюз. За исключением нескольких царапин на ногах, Фарго остался целым и невредимым. Волны плескались у борта «Многообещающего», окатывая брызгами всех, кто стоял в воздушном шлюзе. Ухфай поднялся над водой и стряхнул с себя нескольких примитивных Хлено. Они падали в воду и уносились прочь, виляя словно головастики.

— Что ты делал в океане, Фарго? — сердито спросил Джефф.

— А как ты думаешь? — не менее сердито отозвался Фарго. — Не играть же я туда пришел! Я хотел показать Ухфаю мой новый прибор.

Ухфай подплыл к воздушному шлюзу и уцепился щупальцем за край люка. Другое его щупальце прикоснулось к руке Фарго.

«Если бы я знал, что ты собираешься плавать, то я бы предупредил тебя насчет примитивных Хлено».

Джефф тоже прикоснулся к Ухфаю и спросил:

«Где Оола?»

«Я не могу найти ее, Джефф. Она плавала со мной, когда появились Хлено. Потом она исчезла. Я думал, она вернулась на корабль».

— Она не вернулась, — с упавшим сердцем прошептал Джефф.

Первое каноэ приблизилось к ним. Гребец, стоявший на носу, поднял весло приветственным жестом.

— Вот, Ухфай, — сказал Фарго. Он отстегнул от своего пояса маленькую металлическую коробочку и вытащил два провода. Потом он прикрепил коробочку к горлу Ухфая, завязав провода у него на шее. — Попробуй, как он работает.

— Приветствую вас, незнакомцы, — произнес тот, кто приплыл на каноэ. Его пурпурно-красная кожа была гладкой и бугрилась мускулами. Он имел три глаза, короткую шею, словно оплывавшую вниз от шарообразной головы, и четыре руки, сочлененных совсем не так, как человеческие.

— Я могу их слышать! — воскликнул Ухфай. Его голос, доносившийся из ящичка, был высоким и дребезжащим, но легко различался человеческим слухом.

— Ты слышишь нас? — спросил Фарго, не прикасаясь к Ухфаю.

— Да, да!

— Я тоже слышу вас, — произнесло существо в каноэ. — Но я не могу понять, почему вы не ответили на мое приветствие и почему вас так интересует этот крупный Хлено.

— Мы не хотели показаться невежливыми, сэр, — учтиво сказал Фарго, набрав в грудь побольше воздуха. — Но дело в том, что вы застали нас посредине одной очень долгой и запутанной истории…

— …подробностями которой нам не хотелось бы вас утомлять, — перебил Джефф, незаметно лягнув Фарго. — Этот Хлено пришел из другого места, где его сородичи цивилизованы и умеют летать.

Было невозможно сказать что-либо большее. Они находились в прошлом, и Джефф знал, что любая неосторожность может привести к изменению будущего — их собственного времени. Он был уверен, что Фарго быстро поймет, в чем дело.

— Превосходно, — сказал туземец. — Должно быть, это разновидность, чей голос мы можем слышать. Других мы не слышим.

— У этого есть специальное приспособление, помогающее ему слышать нас и говорить с нами, — объяснила Олбани.

— Интересно, — задумчиво произнес туземец. — Вы кажетесь мне разумными существами, поэтому тем более удивительно, что вы так плохо владеете языком. Ваше произношение режет слух. Тем не менее, если вы желаете посетить нашу деревню, мы будем рады принять вас.

— Нет, — послышался голос Норби. — Мы не желаем!

— Это означает, что мы с большим удовольствием согласились бы на ваше предложение, — быстро перебил Джефф, — но сначала нам нужно закончить одно важное дело. Мы очень сожалеем.

— Да, — согласился Фарго и зашептал на Земном языке: — Нам нужно вернуться в наше время, прежде чем мы перевернем историю этого мира с ног на голову.

— Мы не можем идти, — отозвался Джефф краешком рта. — Оола куда-то пропала.

— Джефф, — послышался голос Норби. — Я просканировал каноэ нашими сенсорами. Полагаю, тебе следует попросить вождя туземцев вернуть тебе твою собственность. Эта вещь находится в последнем каноэ. Кстати, я видел, как они выловили что-то из воды, когда подплывали к нам.

— Какую собственность? — с подозрением в голосе поинтересовался туземец.

Ухфай отцепился от «Многообещающего» и подплыл в воздухе к последнему каноэ, гребцы которого в страхе отстранились от него. Спустившись, он подхватил щупальцами какой-то предмет и стремглав вернулся к кораблю.

— Это то, о чем говорил Норби? — спросил он, протянув предмет Джеффу.

Это был короткий зеленый цилиндр, напоминавший диванный валик, но покрытый маленькими колючими иголками.

— Это Оола! — радостно воскликнул Джефф. — Она принимает такую форму, когда ей угрожает опасность. Должно быть, она вырастила иголки для того, чтобы примитивные Хлено не проглотили ее.

— Странно, — произнес вождь туземцев. — Вы называете этот предмет «она». Может быть, это стадия жизненного цикла вашего народа? Думаю, такое возможно. Все возможно, потому что в нашем мире нет существ, подобных вам. Мы исследовали все острова, и если только вы не вышли из-подо льда…

— Мы пришли из… другого места, — сказал Джефф. Вождь обдумал его слова.

— Кажется, я понимаю, что вы имеете в виду, — наконец сказал он. — Этот мир, который мы называем Нухленонией, принадлежит нам. В небе есть большой огонь, который мы называем нашим солнцем, а по ночам зажигается много маленьких огоньков. Может быть, это другие отдаленные солнца с другими мирами, вращающимися вокруг них? Нам уже приходилось обсуждать эту идею. Думаю, вы пришли из другого мира. Если это так, то наши догадки оказались верными.

Джефф с восторгом впитывал музыкальные, бархатистые звуки утонченной джемианской речи, однако его одолевали сомнения.

— Он уже слишком много узнал от нас, — прошептал он. — Нужно улетать отсюда.

— Прекрасная мысль, — согласилась Великая Драконица. — Давайте вернемся в наше время.

Фарго пожал плечами.

— Оола вернулась, значит, можно лететь.

Они отступили внутрь и помогли Ухфаю забраться в воздушный шлюз.

— Прощайте! — крикнул Джефф вождю туземцев, стоявшему в гордой позе на носу своего каноэ. — Как вас зовут?

Прозвучала музыкальная, многосложная звуковая комбинация, совершенно непроизносимая для человеческого языка.

— Спасибо, — сказал Джефф. — Меня зовут Джефф.

— Ты вернешься погостить в нашей деревне, Джефф из другого мира?

— Наверное, нет. Но думаю, когда-нибудь вы посетите другие миры. Я желаю вам всего доброго.

Воздушный шлюз закрылся, и «Многообещающий» начал подниматься.

— Спасибо за то, что ты спас жизнь Фарго, Ухфай, — сказал Джефф.

— Я сделал это с радостью, Джефф. Вы с Великой Драконицей недавно спасли мою собственную жизнь. Если ты забыл об этом, то я не забыл.

Норби снова направил «Многообещающий» в гиперпространство.

Глава 12

Хлено

Нухленония снова стала целиком водной планетой. «Многообещающему» пришлось несколько раз обогнуть ее, прежде чем Джефф, напряженно наблюдавший за картиной на смотровом экране, смог засечь светлое пятнышко в океане, где над водой поднимались черные вентиляционные трубы подводного здания.

Хлено опять поднялись им навстречу с угрожающе протянутыми щупальцами, готовые сразиться с незваными пришельцами — но на этот раз команда «Многообещающего» тоже была готова к неожиданностям. Поправив транслятор, висевший у него на шее, Ухфай обратился к своим сородичам через громкоговорители:

— Здравствуй, отец, — неуверенным тоном произнес он. — Это твой сын Ухфай. Меня спасли эти добрые и цивилизованные существа, которые приложили немало усилий и подвергались многим опасностям, чтобы вернуть меня домой целым и невредимым. Пожалуйста, не нападайте на корабль. Они не заслуживают такого обращения, а кроме того, я тоже страдаю от ваших вибраций.

Его речь транслировалась наружу и одновременно понижалась по частоте внутри корабля, чтобы остальные члены команды могли его слышать.

— Ухфай, сын мой! Мы с матерью считали тебя погибшим, когда обнаружили, что ты пропал, а лиана Дуказы с корнями вырвана из почвы зоопарка!

Голос отца Ухфая улавливался перенастроенными сенсорами корабля и передавался в штурманскую рубку на двух частотах: для Ухфая и остальных. Он говорил рокочущим голосом, похожим на отдаленные раскаты грома.

— Я все объясню, отец, если ты позволишь нам присоединиться к тебе в зале отдыха. Эти существа не могут дышать под водой. Мы должны встретить их там, где всем будет удобно.

— Мы согласны, сынок, но требуем, чтобы эти существа не приносили с собой никаких механических устройств. Мы не можем допустить распространения технологии на этой планете.

— Скажи своему отцу, что мы не сможем добраться до воздушного шлюза вашего здания без снаряжения для подводного плавания, — мрачно произнес Фарго.

— А я никуда не пойду без Норби, — добавил Джефф.

Пока Ухфай пытался объяснить это своему отцу, Фарго сказал:

— Послушай, Олбани, тебе лучше остаться на борту «Многообещающего». Ты достаточно хорошо разбираешься в управлении, и если нам придется бежать… то есть плыть, спасая свою жизнь, ты сможешь забрать нас.

Олбани нахмурилась.

— Меня снова оставляют потому, что я женщина? Я понадоблюсь тебе внизу.

— Давай не спорить, лейтенант! Я выше тебя по званию. Это приказ.

— Кто кого выше? Мой чин в манхэттенской полиции выше, чем твой на секретной службе у Йоно.

— Пожалуйста, Олбани, — вмешался Джефф. — Если ты не останешься, то останется Фарго, поскольку нам нужно иметь с собой Норби, а Норби не пойдет без меня. А если Фарго останется здесь, то он будет дуться на тебя. Ты же его знаешь! Если он всерьез разобидится, то может улететь без нас.

Олбани улыбнулась.

— Твой аргумент хорош, Джефф. Учитывая его ребячество, лучше позволить ему поступить по-своему.

— Ребячество? — раздраженно переспросил Фарго, но тут Ухфай прервал чуть было не разразившуюся ссору.

— Я никак не могу поладить с отцом, — сообщил он. — Он очень гордый Хлено.

В этот момент из транслятора зазвучал голос его отца:

— Вы можете взять с собой снаряжение, необходимое вам для жизни, а также своего ручного робота, но вам придется ответить перед судом за ваше недавнее вторжение в зоопарк.

— Никакого суда, — твердо сказал Фарго. — Иначе мы останемся здесь и оставим вашего сына у себя.

Ухфай разрыдался: из его желтых глаз хлынули огромные слезы.

— Мой отец такой гордый! — всхлипнул он.

— Не плачь, Ухфай, — сказала Великая Драконица, нежно погладив его чешуйчатой лапой. — Я сама поговорю с твоим отцом. Не выношу тех, кто чванится без всякой причины. Он ведет себя так, словно он — Великий Дракон Джемии. Эй ты, Хлено! Ты, который у них главный! Как тебя зовут?

— Я начальник этого сектора Нухленонии, и меня зовут Бурлик. Освободите моего сына.

— Не позволяй себе вольностей, ты, ничтожный начальник сектора на мелкой планетке! Ты разговариваешь с Великой Джемианской Драконицей, правительницей того мира, на который вы совершили вероломное нападение, варварски лишив нас наших Менторов. Я проколю твои воздушные мешки и подпалю шкуру, если ты не научишься вести себя как следует! У Древних были гораздо лучшие манеры, чем у тебя.

Фарго отчаянно жестикулировал, умоляя Великую Драконицу сбавить обороты, но с таким же успехом он мог бы отмахиваться от наступающей бури.

— Древние? — как ни удивительно, но тон Бурлика заметно смягчился. — Вы в самом деле видели их?

Фарго сразу же воспользовался преимуществом.

— Разумеется, мы видели Древних, — высокомерно заявил он. — Они хорошо с нами обращались, поскольку мы с ними родственники.

При этих словах среди Хлено возникло сильнейшее волнение. Они отступили на несколько метров и сбились в плотную группу, вибрируя щупальцами так, словно между ними шла оживленная дискуссия.

— Как ты можешь так говорить, Фарго? — прошептал Джефф. — Между нами нет родственных связей.

— Хлено об этом не знают. До сих пор они видели только Великую Драконицу. Тебя не видел никто, кроме Ухфая и того Хлено, который перенес тебя сюда. Твой похититель, скорее всего, был обычным исполнителем, ничего не знавшим о Древних, а Ухфай всего лишь ребенок. Теперь же мы имеем дело с высокопоставленными лицами.

— Да, но…

— Никаких «но». Мы прямоходящие; мы имеем голову, руки и глаза в нужных местах. Нам не хватает одного глаза и пары рук, но они этого не заметят. Они увидят только сходство с Древними. Я собираюсь открыть воздушный шлюз и показаться им. Джефф, приготовь водолазное снаряжение для нас с тобой и Великой Драконицы.

— Но у нас только два акваланга, — возразил Джефф. — Великой Драконице придется остаться здесь.

— Ничего подобного, — сказал Норби. — Я смогу окружить Джеффа своим защитным полем, пока мы будем плыть под водой. Фарго и Ее Величество наденут акваланги. Единственное, в чем я сомневаюсь — будет ли это путешествие безопасным для меня. Даже если эти ужасные существа примут вас за какую-то разновидность Древних, они все равно питают варварскую неприязнь к роботам и могут снова бросить меня в тюрьму.

— Ухфай этого не допустит, — с беспокойством пробормотал Джефф.

— Сам Бурлик этого не допустит, — с великолепной уверенностью добавил Фарго. — Особенно после того, как они хорошенько рассмотрят нас. Они почитают Древних, которые сделали их разумными и дали им цивилизацию. Даже несмотря на то, что в конце концов Древние разрушили планету своей технологией, Хлено по-прежнему обожают их. Посмотрите, как они отреагировали, когда услышали, что мы всего лишь видели Древних.

— Ладно, — в голосе Джеффа по-прежнему звучало сомнение. — Давайте покажемся им и посмотрим, как они себя поведут. Пожалуйста, Олбани, позаботься об Ооле, пока нас не будет. Я не знаю, как долго она собирается оставаться в своей защитной оболочке.

Фарго открыл люк воздушного шлюза и выглянул наружу. Он сгорбил плечи, делая вид, будто у него нет шеи, и вытянул руки диагонально вверх, подчеркивая их наличие.

— Оставайся позади от меня и немного справа, — прошептал он. Джефф подчинился.

Хлено отреагировали так, как и предсказывал Фарго. Их щупальца развернулись во все стороны, и они медленно начали опускаться хвостами вниз, пока не опустились к самой поверхности воды.

— Вероятно, это жест полной покорности и смирения, — ухмыляясь, заметил Фарго.

— Надеюсь, что так, — пробормотал Джефф.

Последние сомнения исчезли, когда заговорил Бурлик. Его голос больше не звучал как отдаленный гром, а сделался тихим и медоточивым:

— Инопланетяне, мы выражаем вам свое глубочайшее почтение и просим извинения за свои прежние угрозы, — сказал он. — Вы олицетворяете Древних, поэтому мы не причиним вам никакого вреда. Мы с готовностью примем людей и механизмы, необходимые вам для поддержания жизни, даже маленького робота, если вы будете крепко держать его.

— Это мы вам гарантируем, — буркнул Фарго.

Приладив загубник акваланга, он нырнул в воду. Джефф помог Великой Драконице закрепить на спине баллоны с воздухом.

— После вас, Ваше Величество, — вежливо сказал он.

Она плюхнулась в воду. Джефф, крепко прижав к себе Норби, прыгнул за ней без акваланга.

Вскоре они собрались в зале отдыха, расположенном в центре огромного подводного здания. Великая Драконица, Фарго и Джефф, прижимавший к себе Норби, стояли возле бассейна. Ухфай плавал в воздухе рядом с ними, словно защищая пришельцев от возможных неожиданностей. Его отец Бурлик расположился напротив, а другие Хлено почтительно выстроились сзади.

Когда Ухфай закончил рассказывать свою историю, наступила тишина — по крайней мере, для человеческого слуха — пока Хлено обменивались мнениями. Потом Ухфай передал транслятор своему отцу и помог закрепить его.

— Мы никогда не считали Дуказу разумным или опасным существом, — сказал Бурлик. — Мы рады, что теперь он исчез, а мой сын спасся от его смертоносных объятий. Мы не забудем, что вы приложили усилия к его освобождению. Однако как получилось, что мой сын стал понимать мысленную речь, которую вы называете телепатией?

— Телепатическое общение возможно лишь в том случае, когда один телепат прикасается к другому, — объяснил Джефф. — Мы, люди, стали телепатами только потому, что подружились с драконами. Если вы позволите Великой Драконице несильно укусить вас, то тоже станете телепатом.

Бурлик посмотрел на Великую Драконицу, но не двинулся с места.

— Это не больно, отец, — сказал Ухфай, взяв у него транслятор. — Великая Драконица очень добрая, она утешала меня, когда я плакал. Разве не так, Ваше Величество?

— Совершенно верно, — серьезно подтвердила Великая Драконица, хотя Бурлик не мог слышать ее без транслятора. Тем не менее он протянул ей одно из своих щупалец. Взяв щупальце в пасть, Великая Драконица надавила на него передним клыком, сделав небольшой прокол. Потом она испытующе взглянула на Хлено, отвернулась и разочарованно сообщила:

— Ничего не получилось, Фарго. Я передала ему мысленное сообщение, но он не ответил.

Братья изумленно переглянулись. Внезапно Джефф просиял.

— Послушайте, — сказал он. — Разве в драконьих зубах нет крошечных каналов, по которым жидкость поступает в кровь укушенного?

— Правильно, — подтвердила Великая Драконица.

— В таком случае, бриллиантовые колпачки на ваших царственных клыках, мэм, мешают жидкости проникнуть в кровь Бурлика.

— Думаю, Джефф прав, — сказал Фарго. — Попробуйте воспользоваться одним из коренных зубов, Ваше Великолепие.

— Мне нравится такой оборот речи, — заметила Великая Драконица. Снова взяв щупальце Бурлика, она проколола его в другом месте острым краем одного из своих коренных зубов.

Ответ Бурлика был беззвучным, но поток мыслей, хлынувший в сознание Великой Драконицы, не оставлял сомнений в том, что теперь он стал телепатом. Однако возмущению его не было предела.

«Прошу прощения, — передала Великая Драконица. — Я немного не рассчитала силы».

Она повернулась к Фарго и Джеффу.

— На этот раз у меня получилось, но, похоже, он немного расстроился, — вслух сообщила она.

Джефф подошел к Бурлику и положил руку на его широкую спину.

«Вы слышите меня, Бурлик? Я разговариваю с вами мысленно».

«Я слышу тебя, человеческое существо. Что за великолепный дар! Мы все должны научиться этому».

— Он хочет, чтобы Великая Драконица покусала остальных Хлено, собравшихся здесь, — сообщил Джефф. — Думаю, нам лучше согласиться.

— Х-мм, — Фарго помедлил. — Я-то не против, но неужели он ожидает, что Великая Драконица будет каждый раз возвращаться сюда для прививок, пока не сделает их всех телепатами? Тогда ей придется перекусать и всех новорожденных.

— Такая проблема вряд ли возникнет. Возможно, через некоторое время Хлено разонравится телепатия. Возможно, их дети автоматически унаследуют ее, как у джемианских драконов. А если нет, то они умеют путешествовать в гиперпространстве и могут приносить на Джемию своих детей для… э-ээ, покусания. Драконы сделают это в обмен на мир с нухленонцами, которые больше никогда не будут Захватчиками.

Закончив свой нелегкий труд, Великая Драконица изрядно устала. Вознаграждением ей послужили бурные восторги спутников Бурлика, восхищавшихся своим новым даром.

— За такое доброе дело мы навеки даруем вам свободу, — объявил Бурлик.

— Благодарю вас, но боюсь, нам нужно нечто большее, — ответил Фарго с очаровательной улыбкой. — Вы забрали с Джемии рабочих роботов и заключили их в тюрьму. Вы также парализовали роботов-Менторов, которые остались на Джемии, — возможно, потому, что они оказались слишком тяжелыми для вас. Мы хотим, чтобы вы вернули рабочих роботов и активизировали Менторов.

Бурлик уставился на Норби и вздрогнул.

— Роботы! Да, Древние тоже считали их необходимыми. Они верили в технологию и позволили ей разрушить нашу цивилизацию на Нухленонии. После ухода Древних мы поклялись больше никогда не использовать технологию, за исключением механизмов, обеспечивающих деятельность нашего зоопарка и пищевой фабрики. Более того, мы торжественно поклялись спасти все другие планеты, которые мы посетим в поисках Древних. Мы разрушим порочную и вредную технологию ради блага всех разумных существ.

— Но это неправильно, — возразил Джефф. — От технологии нельзя полностью отказаться. Вы цивилизованны, поскольку не охотитесь за пищей в океане, как делали ваши примитивные родственники. Вы зависите от пищевой фабрики, которая управляется роботами. Это технология, и она дает вам свободное время для культуры и размышлений, без которых не существует настоящей разумной жизни. Вредна не технология сама по себе, а ее неразумное использование. Вы не можете исправить эту проблему, разрушив технологию и уничтожив цивилизацию. Перемены к лучшему наступают тогда, когда мы учимся пользоваться технологией мудро и умеренно.

— Отец, — сказал Ухфай. — Это человеческое существо мыслит разумно. Мы нуждаемся в технологии, чтобы оставаться цивилизованными.

— Но мы стараемся хранить верность заветам Древних, — сердито возразил Бурлик. — Когда-нибудь они вернутся, и мы покажем им, что усвоили урок. Мы не опустошили планету так, как это сделали они. Мы сохранили ее, чтобы они могли исправить свои прошлые ошибки и жить здесь в мире и согласии.

— Подумайте о своих словах, — сказал Фарго. — Они не могут восстановить планету, не используя механизмов. Насколько нам известно, они никогда полностью не отказывались от технологии.

— Откуда вы знаете? Ухфай сказал, что ваш визит к ним произошел в отдаленном прошлом. Откуда вы знаете, что произошло с ними после того, как они покинули Нухленонию?

— В наших исследованиях вселенной мы не раз видели их следы. Они посещали другие планеты, но никогда не оставались там надолго. Иногда они ничего не меняли, а просто брали образцы животной жизни. Так случилось на Земле, нашей родной планете. На Джемии они усовершенствовали породу драконов. Точно так же они поступили с вами здесь, на Нухленонии. Это они оставили роботов-Менторов, чтобы учить драконов; тех самых Менторов, которых вы парализовали. Неужели можно назвать это верностью заветам Древних — разрушение того, что создано их руками?

— Почему вы думаете, будто именно Древние создали Менторов?

— Потому что Менторы похожи на Древних, — с серьезным видом ответил Фарго. — Мы видели Древних и не могли не заметить сходства. Видите ли, сэр, Менторы не отказались от технологии, но использовали ее с умом, как учили их Древние.

Великая Драконица повернулась к Фарго.

— Я тоже поразилась их сходству, — сказала она. — Когда я увидела шесть конечностей и три глаза, я сразу же подумала о Менторах. Древние — это и есть Другие, не так ли?

— Полагаю, вы правы.

— Интересно, — заметил Джефф. — Мы несколько раз отправлялись на поиски Других и возвращались ни с чем. На этот раз мы не искали их, однако встретились с ними.

Бурлик погрузился в нелегкое раздумье.

— Можете ли вы сказать нам, живы ли сейчас Древние, или Другие, как вы их называете. Можете ли вы сказать, используют ли они технологию и в наши дни?

— Нет, не можем, — ответил Фарго. — Однако мы ищем их, как и вы, и надеемся когда-нибудь найти. Мы просим вас вернуть роботов, похищенных с Джемии. Верните работоспособность им и Менторам — это будет жестом вашей доброй воли.

— Я испытываю побуждение сделать так и отдать вам ваших роботов, но мы не знаем, как вернуть их к жизни, — печально произнес Бурлик. — Когда мы вибрируем своими щупальцами определенным образом, то производим интенсивные ультразвуковые колебания, которые могут повредить или даже уничтожить как биологические, так и искусственные организмы. Однако мы не знаем, как устранить последствия вибрации, если дело доходит до паралича или дезактивации.

— Поэтому я и взял с собой Норби, — быстро сказал Джефф. — Я прошу, чтобы ему позволили осмотреть роботов и воспользоваться вашим компьютером. В некоторых отношениях он умнее нас и, может быть, найдет способ оживить роботов.

— Это абсолютно необходимо? — В голосе Бурлика появились страдальческие нотки. — Несмотря на все сказанное вами, нам трудно позволить роботу свободно передвигаться по нашему миру.

— Подождите! — внезапно воскликнул Фарго. — Олбани пытается связаться с нами. Олбани, я слышу тебя. Что случилось?

— Фарго и Джефф, здесь назревает кризис, — послышался голос Олбани. — Яйцо Оолы, или как там оно называется, потрескалось и распалось на кусочки.

— Все в порядке, — успокоил ее Джефф. — Обычно для того, чтобы Оола покинула свою защитную оболочку, нужно исполнить определенную мелодию, но иногда это случается само по себе.

— Дело не в этом, — перебила Олбани. — Я с интересом наблюдала за происходящим. Потом появилась Оола и прыгнула в океан через открытый люк воздушного шлюза, прежде чем я успела остановить ее. Она исчезла.

Глава 13

Яйцо

Интерком замолчал.

— Ты не видишь Оолу, Олбани? — спросил Джефф ломающимся голосом. — Может быть, она плавает где-то внизу?

— Нет, я ничего не вижу. Может быть, мне лучше прыгнуть в…

— Нет! — закричал Фарго. — Оставайся на корабле.

— Я пойду, Джефф, — сказал Норби, успокаивающе помахивая руками. — Я найду это неразумное животное, о котором ты в последнее время думаешь гораздо больше, чем обо мне.

— Когда найдешь ее, будь осторожен, — попросил Джефф. — Между прочим, я думаю о ней не больше, чем о тебе.

— Прощайте, — драматическим тоном произнес Норби. — Я ухожу в океан!

Однако ему не пришлось далеко уйти. В дальнем конце зала возникла небольшая суматоха. В дверь протиснулись двое Хлено, еще издали заговорившие с Бурликом на ультразвуковой частоте. Он ответил через транслятор, поэтому люди могли его слышать.

— В воздушный шлюз проникло какое-то животное, — сообщил он. — Сначала у него были жабры, но потом они почему-то исчезли.

Джефф облегченно вздохнул. Видимо, Ооле просто захотелось присоединиться к ним.

— Это Оола, мое домашнее животное, — сказал он. — Пожалуйста, приведите ее сюда.

Один из Хлено принес Оолу, осторожно держа ее в щупальцах. Оола выглядела живой и здоровой, только мокрой и сильно похудевшей. Во рту она держала какой-то предмет, растянув челюсти почти до размера крокодильих, чтобы не выпустить его.

— Глупое животное! — презрительно фыркнул Норби. — В следующий раз мы оставим ее на Манхэттене. Она невероятно непослушна.

Когда Оолу отпустили, она не обратила на Норби ни малейшего внимания, да и Норби удостоился всего лишь мимолетного взгляда. Принюхиваясь, она переходила от одного Хлено к другому, пока не нашла Ухфая. Потом она положила свою ношу в его щупальца. Это оказалась миниатюрная подушечка — зеленая и кожистая.

— Как вам это нравится? — спросил Фарго. — Она снесла яйцо!

— Что это? — жалобно спросил Ухфай. — Что мне с ним делать?

— Это яйцо, из которого появится Многоцелевое Домашнее Животное, — объяснил Джефф. — Это детеныш Оолы, и думаю, она хочет, чтобы Ухфай взял его себе.

— Детеныш внутри этого предмета?

— Да, — ответил Фарго, прочистив горло. — Сейчас я исполню мелодию, открывающую яйца Многоцелевых Домашних Животных.

Он пропел мелодию чистым тенором без единой ошибки, однако ничего не произошло. Яйцо Оолы оставалось запертым.

— Вероятно, детеныш еще не готов вылупиться, — разочарованно пробормотал Фарго. — Разве наседки не сидят на яйцах целыми днями, пока не вылупятся птенцы?

— Оола — не наседка, — возразил Джефф. — Я не знаю, в чем дело. Норби, придумай что-нибудь, — добавил он на Земном языке. — А то Хлено начинают беспокоиться.

— Я не доверяю им, — буркнул Норби. — Они заявили, что мы свободны, и поблагодарили нас за телепатию, но мне не нравится, как они косятся на меня. Думаю, они ненавидят меня. Я хочу домой.

— Невежливо говорить на языке, которого мы не понимаем, — сказал Бурлик. — Особенно после того, как мы согласились терпеть ваше присутствие здесь. Что вы замышляете против нас?

— Абсолютно ничего, — быстро сказал Джефф. — Мы советуемся о том, как открыть яйцо Оолы.

— Не понимаю, какое это имеет значение, — ворчливо заметила мать Ухфая. — Думаю, мой муж слишком поторопился, когда решил относиться к вам как к друзьям. Нам не нужны зеленые двоякодышащие животные, разве что для зоопарка. Что касается вас, то вы мне очень подозрительны, а особенно робот.

— Но они мои друзья! — воскликнул Ухфай и расплакался. Мать шлепнула его кончиком щупальца.

— Эти Хлено нравятся мне все меньше и меньше, — прошептал Норби.

Джефф опустился на корточки и погладил Оолу по мокрой шерсти. Она с довольным видом перекатилась на спину, чтобы он почесал ей под подбородком.

— Что нам делать, Оола? — спросил он. — Взять яйцо на «Многообещающий» или оставить его здесь?

Джефф знал, что Многоцелевое Домашнее Животное не понимает его слов, но Оола была очень восприимчива к эмоциям своего хозяина. Однако на этот раз Оола попросту замурлыкала, словно беспокойство Джеффа не имело для нее ровным счетом никакого значения.

— Есть предел тому, что мы можем позволить вам — существам, которые лишь отдаленно напоминают Древних, — сурово произнес Бурлик. — Мы не вернемся на Джемию и не будем разрушать технологию на других планетах. Это мы обещаем. Однако мы не можем помочь вам с джемианскими роботами, которых мы забрали с собой или дезактивировали. Сделанное не отменишь, поэтому можете возвращаться на свою планету. Мы разрешаем вам уйти.

— Мы не можем уйти до тех пор, пока наш робот не определит, как можно возместить причиненный вами ущерб, — твердо сказал Фарго.

— Если я исследую это здание, то найду компьютер, — сказал Норби. — Согласно логике, здесь должен быть управляющий компьютер.

— Ты никуда не пойдешь без меня, — предупредил Джефф.

— Он вообще никуда не пойдет, — отрезал Бурлик, еще более сердито, чем раньше. — Уходите немедленно!

— Отец! — воскликнул Ухфай, с беспокойством косясь на свою вспыльчивую мамашу. — Не делай этого! Они мои друзья. Они помогли мне даже когда считали меня врагом. Они были очень добры ко мне, и я обещал им, что мы вернем их роботов в рабочем состоянии.

Бурлик грозно взмахнул всеми своими щупальцами в сторону Ухфая.

— Сын, тебе не следовало давать инопланетянам обещания, которые ты не можешь выполнить. Из-за их доброго отношения к тебе мы даровали им свободу и разрешение вернуться на свои планеты. Более мы ничего не можем для них сделать.

Джефф покачал головой.

— Видишь, что ты натворила, Оола? — прошептал он. — Если бы ты не смутила нас своим неожиданным появлением, да еще с яйцом…

Оола вопросительно мяукнула, встала и махнула хвостом. Подхватив яйцо зубами, она подошла к бассейну, вытянула шею и уронила яйцо в воду.

— Эй! — крикнул Джефф. — Я не просил тебя топить его!

В следующее мгновение в зал отдыха ворвалась очень мокрая Олбани Джонс в акваланге. В каждой руке она держала по станнеру.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Фарго. — Почему ты не на корабле?

— Я поставила корабль на автопилот, — ответила Олбани. — Не могла же я и дальше сидеть, не зная, что с вами происходит!

— Как ты попала сюда? — спросил Джефф.

Она пожала плечами:

— Вспомнила твой рассказ, только и всего. Я нашла впадинки на двери и нажала на них. У вас неприятности? У этих дирижаблей не слишком-то дружелюбный вид.

— Вы продолжаете говорить на непонятном языке, — гневно выпалил Бурлик. — Это возмутительно. Кроме того, новому существу не давали разрешения без спроса входить сюда. Эй, взять ее!

Двое ближайших Хлено протянули щупальца к Олбани, но она моментально выстрелила из станнеров. Ее противников отбросило назад, а затем они медленно всплыли к потолку, потирая головы щупальцами.

— Больше не делай этого, Олбани! — крикнул Джефф по-джемиански. Повернувшись к Бурлику, он добавил: — Это еще пустяки. У нас есть очень опасное оружие, изобретенное нашими предками, которые иногда использовали технологию в неразумных целях. Мы пытались договориться с вами добром и не угрожали вам оружием. Если бы мы это сделали, то вам пришлось бы несладко, но мы не хотим угрожать жизни разумных существ. Надеюсь, вы способны отнестись к нам с таким же великодушием?

В этот момент Оола прервала его речь, завыв на такой высокой ноте, что даже стены зала завибрировали.

— Она здесь, — облегченно произнесла Олбани, впервые заметив Многоцелевое Домашнее Животное. — Но почему она так воет?

Джефф указал на бассейн, где плавало яйцо. Скорлупа медленно раскрывалась. Что-то появилось наружу, и Оола сразу же перестала выть. Она села и как ни в чем не бывало принялась умываться.

— Что за грязь плавает в нашем бассейне? — сердито спросила мать Ухфая.

Голова новорожденного существа держалась над поверхностью воды. Оно выглядело точно так же, как Оола в образе кошки, только миниатюрнее.

— Уфф! — произнесло существо.

— Мурр, — мурлыкнула Оола. Наклонившись над бассейном, она вытащила его из воды, ухватив за складку на шее. У детеныша имелись жабры, мощные задние и маленькие передние ласты. Сейчас он сидел на задних ластах и смотрел на Хлено, издавая высокое попискивание, едва различимое для человеческого слуха.

— Должно быть, у него есть и легкие, — благоговейно прошептал Фарго. — Он дышит воздухом.

— Так же, как и я, — сказал Ухфай. — Я могу дышать в воде и в воздухе. И мне всегда хотелось иметь такую ручную зверушку.

— Она твоя, — сказал Джефф. — Оола принесла его тебе, значит, она хотела подарить его тебе. Правда, неизвестно, как к этому отнесутся другие Хлено.

Хлено столпились вокруг, протягивая свои щупальца к маленькому существу. Даже мать Ухфая казалась заинтересованной.

Ухфай бросился вперед, проталкиваясь между телами, раздвигая щупальца, и нежно обнял маленького зверька.

— Она моя! Ее подарили инопланетяне. Если вы хотите потрогать ее, то будьте добры к ним.

— Мой сын прав, — тихо сказал Бурлик. — Мы не можем брать, ничего не давая взамен. — Его щупальце указало на Джеффа. — Вы с роботом можете исследовать здание, но я надеюсь, что это не займет много времени.

Единственный путь вниз из зала вел по узкой каменной лестнице, спиралью спускавшейся в такую темноту, что Норби пришлось включить фонарик, вмонтированный в его шляпу. Их шаги эхом отдавались в пустоте, в воздухе пахло сыростью.

На дне находилось несколько комнат, наполненных механизмами. Некоторые из них работали.

— Здесь находится оборудование, поддерживающее циркуляцию воздуха, — сообщил Норби. — Компьютера нет. Придется идти дальше.

Норби шел впереди. Джефф был рад этому, поскольку чувствовал себя очень неуютно. Ему хотелось, чтобы рядом шел Фарго, или еще лучше — Олбани со своим станнером. Он стыдился своих страхов, но не мог отделаться от чувства, что идет через далекое прошлое Нухленонии, давно забытое и постепенно отмирающее.

Они вошли в другую комнату, значительно крупнее первой. Здесь почти не было механизмов; у дальней стены громоздилась куча камней и какого-то мусора.

— Джефф, я что-то чувствую. Там есть вычислительная машина. Нужно убрать весь этот хлам, чтобы добраться до нее.

Джефф и Норби принялись разбирать завал у стены. Норби было легче работать: он просто брал камень, поднимался на антиграве и улетал в другой конец комнаты. Когда они закончили, Норби засветил свой фонарик.

— Похоже на панель управления незнакомого компьютера, — прошептал Джефф.

— Не такого уж и незнакомого, — возразил Норби. — Это весьма примитивная версия джемианского компьютера в замке Менторов. Должно быть, Другие построили компьютер на Джемии значительно позже, чем этот.

— Само собой, — согласился Джефф. — В конце концов, все началось на Нухленонии. Только подумай, Норби, ведь это может быть единственный компьютер, который они оставили здесь, когда покидали планету. Сейчас он мертв?

— Не совсем, но частично отключен. Надеюсь, банки данных не пострадали.

Норби медленно поплыл в воздухе вдоль стены, изучая впадины, выпуклости и другие отметины, совершенно чуждые земной технологии.

— Норби, — сказал Джефф. — Я что-то слышу. Послушай!

— Просто капает вода, — отозвался Норби. — Ничего особенного.

— Но вода может повредить компьютер!

— Звук доносится не отсюда, Джефф. Должно быть, это в дальней комнате, куда мы еще не заглядывали. Пойди и посмотри.

— Как? Я же ничего не вижу в темноте!

— Минутку. Кажется, я могу это исправить.

Норби провел пальцами по поверхности компьютера, и внезапно в комнате зажегся свет. Здесь было ужасающе грязно. Пол и стены заросли плесенью.

Следующая комната тоже оказалась освещенной. С трудом справившись с нервозностью, Джефф вошел внутрь. Он попал в огромный зал с многими уровнями, причем некоторые находились ниже того места, где он стоял. Вода разлилась повсюду, подступая к ногам Джеффа. Он видел, как вода медленно сочится из-под вмурованных в стену металлических балок.

Джефф бегом вернулся к Норби.

— Здание протекает! И я готов поспорить, что Хлено не знают, как его починить.

— Разумеется, не знают, — высокомерно отозвался Норби. — Они не умеют ничего чинить. Они уничтожили или парализовали почти всех роботов, которые поддерживали здесь порядок.

— Многих из них я видел в тюрьме за зоопарком, — прошептал Джефф. — Интересно, можно ли вернуть в рабочее состояние хотя бы некоторых?

— Почему бы и нет? — спросил Норби. — Я же функционировал, когда вы вытащили меня из пузыря.

Он начал раскачиваться на своих телескопических ногах.

— Есть! Я понял, как полностью включить компьютер. Помолчи, Джефф, пока я буду исследовать банки памяти.

Джефф терпеливо ждал. Звук падающих капель был громким и угрожающим. Если здание не отремонтировать, то море постепенно поглотит его целиком. Последнее строение Других будет потеряно навсегда, а вместе с ним погибнут все сухопутные растения и животные, сохраняемые в зоопарке.

— Я закончил, Джефф, — сказал Норби, когда Джефф начал ерзать от нетерпения. — Пошли отсюда.

Он взял Джеффа за руку и поднялся вместе с ним на антиграве — туда, где их ждали все остальные. По пути он настоял на том, что сам будет разговаривать с Хлено. «Я научу этот воздушный мешок, как вежливо обращаться со мной!» — пообещал он. Однако его собственное обращение к Бурлику было выдержано в весьма дипломатичных тонах.

— Совершенно ясно, сэр, что здание нуждается в починке, — сказал он. — Иначе оно скоро разрушится. В стенах есть многочисленные протечки, и в конце концов механизмы, обеспечивающие жизнедеятельность этого места, полностью разрушатся. Я предлагаю нескольким из вас нанести визит на Джемию и привести с собой заново активированных Менторов. Они помогут вам с ремонтом. Тем временем вы можете перепрограммировать рабочих роботов, запертых в вашей тюрьме. Они проделают восстановительные работы. Потом роботы вернутся на Джемию — надеюсь, заслужив вашу благодарность и признательность.

Щупальца Бурлика уныло обвисли.

— Видимо, вы все же правы, когда утверждаете, что разумные существа должны сохранять технологию, если не хотят опуститься до примитивного уровня, — признал он. — Но мы не знаем, как активировать роботов, поэтому не сможем справиться с ремонтом. Что теперь будет с нами? Последнее строение Древних обречено на гибель!

— Вовсе нет, — возразил Норби. — Я нашел необходимые инструкции в памяти компьютера, который находится в фундаменте здания. В конце концов, роботы были созданы Древними, а частично, и я тоже, — не без гордости добавил он.

— Роботы накажут нас? — робко осведомился Бурлик.

— Конечно же нет, — ответила Великая Драконица. — Но я надеюсь, они научат вас кое-чему; например, терпимости и пониманию.

Она фыркнула, выдохнула язычок пламени, подчеркивая свои последние слова, и горделиво направилась к воздушному шлюзу.

Глава 14

Наконец-то дома!

Некоторые Менторы уже отбыли на Нухленонию, стоически перенося неудобства путешествия в щупальцах Хлено, которые без устали извинялись перед джемианскими драконицами. В замке Менторов горел свет: все праздновали освобождение Джемии.

— Жаль, что родители Ухфая не позволили ему ненадолго отправиться на Джемию, — вздохнул Джефф.

— Думаю, Многоцелевое Домашнее Животное послужит ему утешением, — буркнул Норби. — Вместо этого ты можешь дружить со мной.

— Я никогда и не ссорился с тобой, Норби, — сказал Джефф. — Ты — единственный и неповторимый.

— Я очень рад, что освободился от паралича, — произнес Первый Ментор. — Признаться, это было весьма неприятное ощущение. Зато когда все роботы вернутся обратно, Джемия возродится к нормальной жизни.

Фарго потянулся и зевнул.

— Кажется, я переутомился. Пора отдохнуть и сложить несколько новых песен в честь Великой Драконицы. Кроме того, мне теперь долго не захочется плавать.

— Тебе? — раздраженно спросил Джефф. — Меня дважды роняли в океан Нухленонии, и дважды — в грязь Мелодии. Кстати, Норби, почему ты в тот раз перебросил нас на Мелодию? Я думал, тебе никогда не захочется вернуться в это ужасное место.

— Я не виноват, — сказал Норби. — Я находился в пузыре и поддерживал контакт с тобой в течение лишь нескольких секунд. В такой спешке я успел вспомнить лишь координаты Мелодии.

— Я тоже не прочь немного отдохнуть, — задумчиво сказала Олбани, лаская Оолу. — Ты предлагал мне отправиться на водный карнавал на Гавайи — помнишь, Фарго?

— Я передумал, — Фарго зябко поежился. — Больше никакой воды!

— Ну, а мне пора возвращаться в Космическую Академию, — заключил Джефф. — В последние несколько дней буквально все хотели вернуться домой. Сначала Заргл, потом Великая Драконица, потом Ухфай, потом Норби. Теперь все дома, кроме нас — значит, наступила моя очередь. Я хочу домой!

— Мы все скоро отправимся домой, — заверил его Фарго. — Но сначала давай немного отдохнем.

Заргл влетела в Большой Зал, опустилась перед своей бабушкой и восторженно воскликнула:

— Мэм, к нам прилетел космический корабль!

Все выбежали наружу и уставились вверх, а затем вниз, поскольку маленький кораблик, покачавшись в воздухе, медленно спланировал на склон холма перед замком, немного оцарапав при этом свою носовую часть.

— Что за странные знаки у него на борту? — спросила Великая Драконица.

— Кто бы мог подумать! — потрясенно прошептал Фарго.

— Там так написано?

— Нет, — ответил Джефф. — Там написано «Собственность Земной Федерации». Кажется, мои соотечественники наконец-то изобрели гипердвигатель.

Люк воздушного шлюза распахнулся, и в нем появилась знакомая черная лысина. Адмирал Йоно изогнул шею, чтобы разглядеть собравшихся, и громко хмыкнул. Затем появилась остальная часть его тела, облаченного в парадный мундир.

— Судя по вашему довольному виду, вам больше не угрожает опасность, — проворчал он. — Непонятно, ради чего я примчался через полгалактики вам на помощь.

— Нет, сэр, — согласился Джефф. — Но так или иначе, добро пожаловать на Джемию. Завтра у нас состоится очередной банкет, и…

Адмирал застонал.

— Боже мой, что я слышу! Я люблю джемианские лакомства, но не могу остаться. Мы не можем остаться. Тебя, молодой Уэллс, давно ждут в Академии. Вы, лейтенант, давно исчерпали срок вашего отпуска, а для вас, Фарли Гордон Уэллс, у меня есть новое назначение. Давайте-ка, все вместе! Садитесь на свой корабль, и поехали домой.

Фарго скорчил недовольную гримасу.

— Вы должны понимать, адмирал, что портите нам все удовольствие. И вообще, как вы собирались спасать нас на этом суденышке. Там достаточно места для вас, но не более того.

— Там достаточно места для двоих людей, — возразил Йоно. — Даже для троих, если они достаточно худые. А теперь, мэм, позвольте выразить мое сожаление, — он поклонился Великой Драконице, — но нам пора домой.

Однако это оказалось не так-то просто. Маленькое суденышко адмирала отказывалось взлетать. Даже Норби ничего не смог поделать.

— Я не виноват, — заявил Норби. — Я даже не знаю, как он работает. Адмирал знает, вот пусть он и чинит.

Адмирал поскреб свою лысину.

— Когда я прилетел сюда, все прекрасно работало.

— Что ж, прицепим его к «Многообещающему», и я отбуксирую вас домой, — предложил Норби.

— Что? — раздраженно взревел Йоно. — Еще ни один корабль под моим командованием не летал на буксире!

— Всегда что-то приходится делать впервые, адмирал, — жизнерадостно заметила Олбани.

Джефф положил руку на шляпу Норби и телепатически обратился к нему:

«Норби, ты уверен, что корабль адмирала останется с нами, когда ты войдешь в гиперпространство?»

«Абсолютно уверен, Джефф. Полностью уверен. Ну… почти уверен».

Джефф покачал головой.

— Может быть, мы оставим Ваш корабль здесь, адмирал? — осторожно предложил он. — А Вы поместитесь вместе с нами на «Многообещающем».

— Это невозможно, — отрезал Йоно. — Я не могу вернуться без корабля. Вы хоть представляете себе, во что обошлась его постройка? Кстати, он называется «Гиперспейс-1». Я бы ни за что не рискнул этим драгоценным кораблем, но вас не было целый месяц…

— Месяц?! — воскликнули все.

— Разумеется. Вы думали, что, путешествуя вместе с Норби, вы не рискуете заблудиться во времени? — Йоно пожал плечами. — Ладно, нам пора улетать.

Они прицепили «Гиперспейс-1» к «Многообещающему» с помощью прочного троса. Йоно, придирчиво изучивший крепление, проворчал:

— Будем надеяться, что выдержит, иначе вам придется возвращаться и спасать меня, а мы не можем вечно спасать друг друга.

«Многообещающий» медленно поднялся на своем антиграве, и «Гиперспейс-1» последовал за ним. Великая Драконица сопровождала корабли в атмосфере.

— До свидания! — кричала она. — Спасибо за мое спасение!

— Спасибо вам за помощь и за ваше непоколебимое мужество, Ваше Величество! — ответил Джефф через громкоговоритель.

— Если с прощаниями покончено, то мы уходим, — сказал Норби. — Надеюсь, что уходим. В кабеле между кораблями есть провода, соединяющие наш компьютер с компьютером адмирала. Надеюсь, это позволит включить его примитивный гипердвигатель, и мне будет легче тащить его на буксире. Итак, домой!

Джефф посмотрел на смотровой экран, чтобы убедиться, что с адмиралом все в порядке. Йоно сидел в крохотной рубке «Гиперспейса-1». «Настоящий адмирал никогда не покидает свой корабль в трудную минуту», — заявил он перед отлетом.

Внезапно они оказались в гиперпространстве. Экран заволокла серая пелена.

«Норби, адмирал все еще с нами?» — мысленно спросил Джефф.

«Компьютер утверждает, что его суденышко цело. Думаю, с ним все в порядке».

«Хотелось бы надеяться».

Когда они вынырнули из гиперпространства, Джефф с тревогой вгляделся в экран. Адмирал был на месте, огромный и устрашающий. Джефф подавил вздох облегчения.

— Ну, вот мы и дома, — торжествующе воскликнул Норби.

— Кадет, — угрожающе произнес Йоно. — Взгляните на мой экран!

За плечом адмирала виднелся фрагмент экрана, за которым плавали рыбки.

— Где мы, в Тихом океане? — вскричал Йоно. — Или вообще не на Земле?

— Норби, куда мы попали? — нахмурившись, спросила Олбани.

— На Землю, — без колебаний ответил Норби. — Мы на Манхэттене. Просто вышло так, что мы приземлились на островок посреди лодочного пруда в Центральном парке, а «Гиперспейс-1» немного не дотянул до места и ушел под воду. Тут нет моей вины. Компьютер немного ошибся, пытаясь управлять двумя кораблями одновременно, и промахнулся на несколько кварталов от нашего дома. Сейчас я подправлю координаты, но если вам не терпится, можете отправляться домой пешком. Правда, придется немного поплавать, но снаружи и так идет дождь. Вы промокнете даже в том случае, если я приземлюсь на крыше.

— Промокнем, но не вымокнем до нитки, — заметил Фарго.

Йоно встал и снял свой китель.

— Я не собираюсь ждать, — заявил он. — Кто знает, куда Норби забросит нас в следующий раз? Проклятье, ненавижу ходить мокрым!

— Но, адмирал, это совсем не обязательно, — вмешался Джефф. — Олбани может позвонить в полицейское управление, и они пришлют флиттер-тягач. Он заберет Вас, как сломанное воздушное такси, и отвезет в нужное место.

— Нет! — рявкнул Йоно. — Я не позволю обращаться со своим кораблем как со сломанным воздушным такси!

— Я просто привел пример. Уверен, что к Вашему кораблю отнесутся с величайшим уважением.

— Нет, Джефф. Дело в том, что я предпочитаю не привлекать внимание к «Гиперспейсу-1». Я забрал его на весьма неофициальном основании, стремясь как можно скорее прийти к вам на выручку.

— Он имеет в виду, что украл корабль, — прошептал Фарго, открыв воздушный шлюз «Многообещающего», находившийся как раз над поверхностью воды.

В этот момент из-под мостика выплыла лодка, направлявшаяся в их сторону. Один человек греб, трое других столпились на носу с какими-то громоздкими приборами, а пятый сидел на корме с весьма раздраженным видом.

— Убирайтесь отсюда! — закричал тот, кто сидел на корме.

— Что он говорит? — спросил Йоно.

— Это английский язык, — пояснил Фарго. — Он сродни Всеобщему Земному языку.

— Я поговорю с ним, — сказала Олбани, пригладив свои золотистые локоны. — Я отлично говорю по-английски, ведь я потомственная уроженка Манхэттена.

— Я тоже, — пробормотал Джефф.

— У Олбани есть не только лингвистические способности, — сказал Фарго. — Пусть лучше она объяснит.

— У нас произошла небольшая авария, — произнесла Олбани, улыбаясь людям, сидевшим в лодке. — Мы покинем это место так скоро, как будет возможно.

— Мне нужно не «скоро», а немедленно. Я должен закончить съемки, пока дождь снова не начался. Послушайте, леди, я арендовал все лодки на лодочной станции, чтобы никто не ездил по озеру, а мое разрешение на съемки заканчивается с завтрашнего утра.

— Съемки? — тихо спросил Джефф.

Олбани нащупала рукоять станнера на своем поясе.

— Послушай, парень, в Центральном парке никому не позволено стрелять! — крикнула она.

— В самом деле? У меня есть разрешение. Я снимаю двух молодых людей в романтической любовной сцене, вот-вот пойдет дождь, и вы должны убраться отсюда, иначе я подам в суд!

— Я понял, — с облегчением произнес Фарго. — Они снимают фильм для голографического телевидения.

— Что за чушь! Мы не снимаем людей голыми. Мы снимаем законный фильм, в который вложена куча денег. В последний раз предупреждаю: убирайтесь отсюда!

В этот момент дождь пошел снова — как раз, когда Джефф посмотрел в направлении Пятой авеню, где должен был стоять их дом.

Человек, сидевший на корме лодки, замысловато выругался, погрозил небу кулаком и приказал гребцу плыть к лодочной станции на другом берегу.

— Мы получили отсрочку, — сказала Олбани. — Норби, у тебя все готово? Так не терпится попасть домой!

— Подождите! — крикнул Джефф. — Нашего дома там нет, и линия горизонта какая-то странная. Мы совсем не дома. Мы попали в прошлое! Не удивительно, что пруд такой грязный, а в парке так много мусора.

— В таком случае, часть мусора должно составлять то, что раньше называлось газетами, — пробормотал Фарго. Он пробежался по островку под дождем и подобрал печатный листок. Взглянув на печатные буквы, он горестно застонал.

— Мы в двадцатом веке!

— В конце двадцатого века, — поправил Норби. — Я как раз выяснял это у компьютера, поэтому и задержался. Я не виноват, что мне пришлось тащить два корабля вместо одного.

— Я хочу домой, — сказала Олбани. Вся ее обычная жизнерадостность куда-то исчезла. — Я предпочитаю жить в то время, когда люди знают, как содержать воду и воздух в чистоте, и заботятся об окружающей среде.

— Я не возражал бы и против Джемии, — сдержанно заметил Фарго. — Но определенно возражаю против двадцатого века. И мне тоже хочется домой.

— Я пытаюсь, — процедил Норби. — А вы только мешаете мне своими жалобами. Кроме того, эта глупая Оола только что выпрыгнула из воздушного шлюза и гоняется за чайками. Вам не следовало оставлять люк открытым.

Когда Джефф вернулся вместе с Оолой, он промок до костей, но Норби как ни в чем не бывало обратился к нему:

— Джефф, тебе нужно соединить свой разум с моим. Я не справлюсь в одиночку.

— Давайте, соединяйтесь! — загремел Йоно. — Но если ты опростоволосишься и на этот раз, я отправлю тебя на свалку. Кроме того, я лишу тебя звания почетного кадета.

— Да, сэр, — испуганно пробормотал Норби. — Я хочу сказать… нет, сэр, на этот раз ошибки не будет.

Джефф опустился за приборную панель и прикоснулся к Норби.

«Ты стараешься, Норби, — подумал он. — Я знаю, ты делаешь все, что можешь, даже если иногда путаешься. И все-таки теперь давай постараемся изо всех сил, потому что мне действительно хочется попасть домой».

Они сосредоточились.

— Все хорошо, мы на месте, — слабым голосом сообщил Норби. — Можете не сомневаться. Мы находимся точно в нашем времени.

— Хорошо, — сказал Йоно. — Мне нужно срочно спуститься в вашу квартиру и известить штаб, что «Гиперспейс-1» успешно выполнил экспериментальный полет. Они заберут корабль с крыши, и…

— Только одна вещь, адмирал, — голос Норби понизился почти до шепота. — Мы по-прежнему в Центральном парке, и находимся в воде. Но зато в чистой воде.

— Ну, хватит! — взревел адмирал. — Норби, я собираюсь…

— Не стоит, адмирал, — вмешалась Олбани. — Могло быть и хуже. Мы могли оказаться в тюрьме двадцатого века. Как бы мы объяснили свое появление, не изменив историю человечества? Я уверена, что благодаря дождю наше исчезновение осталось незамеченным.

— Остается еще одна маленькая проблема, — сказал Джефф, глядя на смотровой экран «Многообещающего».

— Какая? — грозно спросил Йоно.

— После двадцатого века пруд неоднократно дренировали и очищали от грязи, поэтому теперь он стал гораздо глубже. Оба корабля полностью находятся под водой, поэтому нам придется подняться…

— Мы не можем, — проскулил Норби. — Я настроил компьютер так, чтобы мы смогли попасть в будущее, но перемещения в обычном пространстве теперь исключены. Починка займет день-другой, не больше.

— Что?! У меня важное совещание в Космическом Командовании!

— Я возьму Вас с собой, адмирал, — с жаром пообещал Норби. — Я мигом переброшу Вас через гиперпространство…

— Никогда!

— Адмирал, — сказал Джефф. — Если мы доплывем до берега и доберемся до нашей квартиры, Вы сможете вызвать воздушное такси, которое доставит Вас к ближайшему трансмиттеру. Олбани, Фарго и Оола останутся на корабле, пока Норби будет заниматься починкой.

— Хорошо, — одобрил Фарго. — Нам с Олбани нужно немного побыть наедине. Пора обсудить, в какую безводную пустыню мы отправимся отдыхать, когда наступит очередной отпуск.

Джефф выплыл из воздушного шлюза «Многообещающего» и встретился с Йоно. Адмирал мощным брассом плыл к берегу и отфыркивался, словно рассерженный морж.

— Мне очень жаль, что Вам пришлось промокнуть, адмирал, — пропыхтел Джефф. В ответ Йоно хлопнул его по спине с такой силой, что Джефф чуть не пошел ко дну.

— Выше голову, кадет! Мне следовало бы знать, что все приключения вместе с Норби заканчиваются одинаково.

— Купанием в пруду?

— Нет. Несмотря ни на что, мы всегда попадаем домой!

Понравилась сказка? Оцените!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд оцените статью
Загрузка...
Ваш отзыв

top