Не буду просить прощения читать сказку онлайн

Не буду просить прощения

Глава 1

Жил-был на свете мальчик Вася. У него было очень много игрушек. Они были всюду: и под столом, и за шкафом, и даже под кроватью.

Но однажды утром Вася проснулся, и ему захотелось ещё лошадь-качалку.

— Хочу лошадь-качалку, — сказал Вася.

— Хочу лошадь-качалку! — закричал Вася.

— Хочу лошадь-качалку!.. — затопал ногами Вася.

— Ну, сыночек, — сказала мама, — подожди немного, сейчас нет денег.

— Ну да, нет денег! — с обидой закричал Вася. — На сахар есть. На котлеты есть. И на картошку, и на морковку… А на самое главное у тебя нет. Просто ты жадничаешь! Да!

В ту же минуту со стуком отворилось окно, и с улицы ворвался холодный ветер. В лицо Васе ударил колючий снег.

Мама поскорее захлопнула окно. Но всё равно в комнате стало холодно, как на улице.

— Сейчас же попроси прощения за свои грубые слова, — сказала мама.

— Не буду просить прощения! — закричал Вася. Схватил пальто, шапку и убежал из дому.

Глава 2

Вася сидел во дворе на лавочке.

С неба падал густой снег.

Вася не знал, что в его город пришли Великие Холода. А Великие Холода приходят всякий раз, когда кто-нибудь ссорится с мамой.

Снег всё шёл и шёл. Откуда только его набралось так много на небе?

«Это очень стыдно — прощения просить, — думал Вася. — Ни за что не буду! Лучше домой не вернусь…»

Вася сидел опустив голову. И вдруг он увидел, что по двору кругами бегает какой-то странный старичок. На старичке были тёплые боты, совсем непохожие на тёплые боты. Пальто, совсем непохожее на пальто. И меховая шапка, нисколечко непохожая на меховую шапку.

«И чего это он так бегает?» — удивился Вася.

Скоро он понял, в чём дело.

По двору кругами как угорелый носился чёрный кот, и старичок старался его поймать. Было видно, что старичок уже сильно устал. Васе стало его очень жалко. А тут ещё этот чёрный кот, пробегая мимо Васи, остановился, посмотрел на него и высунул яркий розовый язык.

— Дразнится! — ахнул Вася.

Он спрыгнул со скамейки, изловчился и схватил кота за задние лапы. Кот был скользкий и мокрый. Но Вася крепко его держал.

Тут подбежал старичок. Он выхватил чёрного кота из Васиных рук и поспешно сунул его к себе за пазуху. Потом немного отдышался и очень вежливо сказал:

— Большое спасибо, мальчик, что ты поймал этого кота. Я не простой старичок. Я — Волшебник. И этот кот тоже волшебник. Ах, как это было легкомысленно с моей стороны — обучить этого кота волшебству! Он теперь совсем перестал меня слушаться. Ничего не хочет делать, только хочет всё превращать в мышей. Он превратил в мышь мой письменный стол — и съел его. Он превратил в мышь мою кровать — и съел её. А сегодня утром он превратил в мышь дверь моей квартиры, поймал её, проглотил и убежал на улицу. Я решил пойти к самому старшему Волшебнику и посоветоваться, что мне делать.

Тут кот стал копошиться за пазухой у Волшебника и пищать:

— Всё равно буду всё-всё превращать в мышей!

— Ну, я должен торопиться, — озабоченно сказал Волшебник. Он наклонился к Васе и шепнул ему на ухо: — Пока этому коту не пришло в голову превратить в мышь и меня. По правде сказать, мне было бы это очень неприятно.

Волшебник кивнул Васе и пошёл к воротам, но вдруг вернулся.

— Вася, — сказал Волшебник, — я всё-таки очень советую тебе пойти домой и помириться с мамой.

— Это прощения просить?! — возмутился Вася. — Ну уж нет. Ни за что! Это стыдно — прощения просить!

— Но ведь человек не может жить без мамы, — снова сказал Волшебник.

— Подумаешь! — проворчал Вася. — А я себе, может, другую маму найду. Ещё получше.

Волшебник задумчиво посмотрел на Васю.

— Ну что ж, попробуй, — тихо сказал он. — Я помогу тебе в этом, насколько смогу. Посмотрим, что из этого получится.

Снег пошёл густо-густо, и Волшебника не стало больше видно.

По правде говоря, Васе совсем не хотелось другую маму. Ведь его мама была не вообще какая-то мама. Это была ЕГО мама. Ну, просто это была МАМА.

Но просить прощения! Ну уж нет!

Вася ещё немного посидел на лавочке. Руки и ноги у него окоченели. Но хуже всего было, конечно, носу, ведь люди не придумали для носа ни ботинок, ни перчаток.

Нос от холода стал твёрдым, как кочерыжка.

Вася сполз с лавочки и пошёл со двора. Когда он уже подходил к воротам, громко заговорило радио, большой чёрный рупор на столбе: «Слушайте! Слушайте! Слушайте! Передаём экстренное сообщение!..»

Но ветер завыл, закружился и стал забивать снегом чёрный рупор.

Голос из рупора зазвучал слабо и глухо:

«…Слушайте!.. Экстренное сообщение!.. Человек поссорился с мамой! Человек поссорился с мамой! Эта беда случилась в нашем городе. И теперь в наш город пришли Великие Холода! Граждане, берегите носы, уши и пальцы! Плотнее закрывайте двери и форточки. Внимание! Внимание!.. В наш город пришли Великие Холода!..»

Но Вася этого уже не слышал. Только старый воробей, сидевший на столбе, с трудом разобрал несколько слов. Он разнервничался, разворчался и полетел к своей воробьихе, сказать ей, чтобы она ни в коем случае не улетала с тёплой трубы. Ведь она не маленькая и должна понимать: с Великими Холодами шутки плохи!

Глава 3

Вася шёл по улице и удивлялся: почему так холодно? Ведь ещё вчера он гулял без шапки.

На углу он увидел отличную собаку. Это была длинная-предлинная такса. Она была похожа на колбасу на четырёх лапах.

Вася даже подумал, что для такой длинной собаки мало четырёх лап. Ей бы ещё парочку — посреди живота.

Таксу вела на ремешке тётя в серой шубке. И вдруг эта тётя, проходя мимо Васи, шепнула:

— Хочешь, я буду твоей мамой?

Вася посмотрел на тётю и увидел, что эта тётя очень неплохая. А главное, у неё такая хорошая длинная собака.

Тётя и собака стояли и ждали, что скажет Вася.

«Ну, уж если брать новую маму, то с собакой», — подумал он и тихо сказал:

— Ладно.

Вася сказал это совсем тихо. Он почти что даже и не сказал этого. Но тут загудел ветер-ветрище. В лицо Васе ударил холодный снег.

Тётя запахнула поплотней свою серую шубку, схватила Васю за руку и резво побежала по улице. При этом она приговаривала:

— Давно хотела такого сыночка! Кудрявенького, носастенького!

Тётя, длинная собака и Вася вошли в подъезд дома. Но вместе с ними в подъезд залетел ветер-ветрище. На лестнице сразу стало холодно.

Тётя, длинная собака и Вася поскорей побежали на второй этаж и вошли в квартиру.

— Ай-яй-яй!.. — закричала тётя в серой шубке и замахала серыми рукавами. — Какая же я! Забыла форточку закрыть! Что же я наделала!..

И правда, комната была совсем непохожа на комнату. На диване — сугроб. Около шкафа — сугроб. На столе — гора снега. В воздухе мелькали и кружились снежинки.

Длинная собака побежала по комнате, утопая лапами в снегу.

— Ничего, ничего, сыночек, — сказала тётя в серой шубке. — Мы сейчас всё уберём.

Она принесла тазы и вёдра, и они стали выносить снег из комнаты. Но снега было так много, что его почти что не убавилось. А тазы и вёдра стали совсем ледяные. У Васи даже заломило руки от холода.

«Вдвоём мы этот снег за всю жизнь не вынесем, — с тоской подумал он. — Вот было бы таких мам побольше. Ну хотя бы четыре или пять».

Едва только он успел это подумать, как в комнату вошли ещё четыре точно такие же тёти в серых шубках. Совсем одинаковые. Одна к одной. Вася от изумления уронил таз.

«Это мне одному столько мам? — подумал он. — А может быть, это хорошо, когда у человека столько мам?.. Может, привыкну?»

Все тёти в серых шубках начали быстро выносить снег. Одна выгребала снег из-под дивана. Другая ловко сбивала сосульки с люстры. Сугробы стали быстро уменьшаться. Длинная собака свободно забегала по полу.

— Ну вот и всё, сыночек! — хором сказали тёти в серых шубках, и все они улыбнулись Васе.

— Сыночек, иди, я тебя поцелую! — ласково позвала тётя, которая была поближе.

— Сыночек, иди, я тебе вытру нос! — сказала вторая тётя в серой шубке.

— Сыночек, ты забыл выпить рыбий жир! — сказала третья.

— Сыночек, поиграй пока с собакой, — сказала четвёртая.

— Сыночек, сними галоши! — сказала пятая.

Все они крепко схватили Васю и стали тянуть его в разные стороны.

Васино пальтишко затрещало. Длинная собака тоскливо залаяла.

Вася вырвался из их рук и бросился в переднюю. Тёти в серых шубках, толкая друг друга, бросились за ним.

Они нагнали его в передней, окружили и заговорили ещё быстрее и все вместе. И получилось вот что:

— Выпей собаку!

— Поиграй с галошами!

— Сними нос!

— Поцелуй рыбий жир!

Вася зажал уши руками, выскочил на лестницу и захлопнул дверь.

— Нет уж, — в ужасе забормотал он, — столько мам человеку не нужно! Ведь маму любить надо. А как их любить всех сразу? Запутаешься. Нет, не хочу я…

И тут всё разом стихло. Только один женский голос за дверью пел песенку.

Глава 4

По улице гулял ветер. Улица была длинной, и ветер тоже был длинный.

Ветер стал раздевать Васю: стаскивать с него шапку, отнимать шарф, заворачивать полы пальто.

Вася скорее свернул в переулок.

«Может быть, там не так холодно!» — подумал он.

Но не тут-то было! Стоило только Васе свернуть в переулок, как там сразу же загудел ветер-ветрище и белым вихрем закружился снег. Все прохожие тут же подняли воротники и спрятали носы в шарфы. От этого их носы сделались клетчатые и полосатые. А ребятишки от холода стали попискивать и перескакивать с ноги на ногу.

Вася совсем согнулся. Даже закрыл лицо рукавом. Так он шёл-шёл и налетел прямо на продавщицу мороженого и на ее чудесный голубой ящик на колёсиках.

— Мороженое! Мороженое! Сливочное! Шоколадное! Пломбир в стаканчиках!.. — кричала продавщица красивым голосом.

Вася посмотрел на неё и сразу понял, что это очень хорошая продавщица мороженого. Добрая и весёлая.

Он подумал: «А здорово, когда мама ходит по квартире и всё время говорит: «Сливочное! Шоколадное! Пломбир в стаканчиках!»

Вася подошёл к продавщице поближе. Но ветер-ветрище был уже тут как тут. Он теперь ни на шаг не отставал от Васи. Ветер-ветрище стал кружить вокруг Васи и продавщицы мороженого и посыпать их колючим снегом.

— Батюшки! — закричала продавщица, топая ногами и дуя на пальцы. — Кто же это в такой холод будет моё мороженое кушать?

— Вы… не хотите… стать моей… — прошептал Вася.

— Твоей мамой? Да? — радостно сказала продавщица мороженого, будто только этого и ждала. Она даже дуть на пальцы перестала. Сразу было видно, что обрадовалась. — Хочу, хочу мамой! Хоть сейчас!

Продавщица присела на корточки около Васи и глубоко заглянула ему в глаза.

— Только, может, ты меня из-за мороженого в мамы хочешь? — спросила она. — Обидно мне это.

Васе стало очень стыдно. Он попятился от неё и побежал прочь мимо засыпанного снегом забора.

— Сливочное! Шоколадное! Пломбир в стаканчиках! — услышал он за спиной.

Но Васе показалось, что голос у продавщицы стал какой-то печальный. Это была умная продавщица мороженого, и она, конечно, сразу всё поняла.

— Нет, так нельзя маму выбирать, — решил Вася. — И из-за конфет нельзя. И из-за билетов в кино… Но домой я всё равно не пойду. Не буду просить прощения.

Тут с неба повалил такой густой снег, что ничего не стало видно. Васино пальто стало белым. И весь Вася стал белым. На ресницы и брови налип снег.

Вася долго шёл по длинным улицам и переулкам, сам не зная куда.

«Зайду в какой-нибудь дом, погреюсь, — подумал Вася. — Хоть на лестнице постою».

Но домов не было видно, и ничего не было видно. Только крупные белые снежинки крутились перед глазами, и от них кружилась голова. А мороз не давал стоять на месте. Чтобы хоть немного согреться, Вася побежал бегом.

Так он бежал-бежал и вдруг налетел на большое дерево. Вася оглянулся. Кругом стояли белые деревья.

Глава 5

— Заблудился! — прошептал Вася. — В лес попал!

В лесу было ещё холоднее, чем в городе.

Ветер-ветрище намёл огромные сугробы. Вася был такой маленький, а сугробы такие большие.

Он пошёл куда-то между сугробами.

«Хорошо, если я из леса иду, — подумал Вася. — А если в лес? Тут и спросить не у кого. Одни лисы тут да медведи. Надо назад идти. Может, я по своим следам из леса выберусь?»

Вася остановился и стал оглядываться. Но его следов уже не было. Ветер-ветрище их снегом занёс.

Стоять на месте было холодно. А идти вперёд — ещё хуже заблудишься.

Васе стало страшно. А от страха ещё холодней, ещё зябче.

Вдруг из-за сугроба вышла большая рыжая Лиса.

Вася сразу увидел, что это не обычная лиса, не такая, как в зоопарке.

Лиса посмотрела на Васю, а Вася посмотрел на Лису. Глаза у Лисы блеснули.

— Мне бы сыночка хорошего, — вдруг сказала она. — Я Лиса-красавица, а сыночка у меня нет.

— Разговаривает! — удивился Вася.

Он бы, наверно, ещё больше удивился, если бы ему не было так холодно. Вася уже так замёрз, так замёрз, что в нём всё удивление замёрзло.

А рыжая Лиса стала вокруг него ходить и вертеть своим красивым хвостом. То вокруг лапы хвост обернёт — манжета получается. То на шею положит — меховой воротник пушистый.

— Если бы у меня был сыночек, я бы кашку сварила… — сказала Лиса, глядя в сторону.

«Может, пойти к ней ненадолго? — трясясь от холода, подумал Вася. — Согреюсь и каши поем».

А Лиса как будто догадалась, о чём Вася думает.

— Вот и хорошо, мой лисёночек. Сейчас мы с тобой дров наберём. Протяни руки, а я буду дрова накладывать. Полешки, дровишки, палочки, щепочки, сучочки, веточки!.. — запела Лиса.

Лиса такую охапку дров навалила, что Васе пришлось верхнюю щепку подбородком поддерживать.

— Теперь пойдём, мой сыночек, — сказала Лиса. — Полдороги ты дрова понесёшь, полдороги — я. Вон у той берёзки как раз полдороги будет.

Дошли они до берёзы.

— Ох, сыночек, — вздохнула Лиса, — ошиблась я. Полдороги-то не здесь, а у того старого дуба. Неси дальше.

Донёс Вася дрова до старого дуба, а Лиса говорит:

— Нет, сыночек, пол дороги вон у той сосны. Неси дальше.

Еле добрёл Вася до сосны. Дрова тяжёлые, книзу тянут. Вот-вот руки оторвутся.

— А вот уже и мой дом! — засмеялась Лиса.

И правда, стоит под сосной рыжий Лисицын дом. Рыжая дверь у него. Рыжая крыша. Окна и труба тоже рыжие.

— Зачем ты меня обманула? — сказал Вася дрожащим голосом. — Я бы и так тебе дрова до дома донёс.

Смутилась Лиса, лапой морду потёрла.

— Прости меня, сыночек. Не буду больше тебя обманывать. Пойдём, будем кашу варить.

Вася втащил дрова в избу, сбросил у печки.

Изба у Лисы старая. Ветрище во все щели лезет, снег тащит.

Стала Лиса в рыжей кастрюле кашу варить. Закипела каша. Запрыгали по ней вкусные пузыри. Теплом от неё потянуло.

Зачерпнула Лиса полную ложку каши, подула на неё и в рот сунула.

— Нет, не сварилась ещё, — облизнулась Лиса. Помешала кашу — снова попробовала. Пробует Лиса кашу, пробует. Зачерпнёт полную ложку, съест, облизнётся и всё говорит: — Не готова… Не сварилась…

Заглянул Вася в кастрюлю, а в ней уже дно видно. Всю кашу Лиса съела.

Закрыла она морду хвостом. Застыдилась.

— Ох, сыночек, опять я тебя обманула. Ну ничего я с собой поделать не могу! Сколько ни стараюсь, не могу без обмана жить. Такой уж у меня характер.

Вася чуть не заплакал от обиды.

— А ещё в мамы хочешь! Ты думаешь, мамой легко быть? Да разве мама обманывает? Не выйдет из тебя мамы! Вот!

— Да-а… — печально сказала Лиса. — Видно, не получится из меня мама.

Вася скатился с крыльца и побежал прочь от лисицыного дома.

«Дурак я! — подумал Вася. — Я ведь тогда сразу понял, что никакую другую маму себе не найду. Я ведь ни к какой другой не привыкну. Но прощения просить всё равно не буду. Без мамы жить буду».

А ветер-ветрище стал Васю пугать. Не поймёшь, что говорит, а страшно.

У-у-у… — говорит ветер. — Пш-ш-ш…

Вася весь согнулся. Воротничишко поднял. Руки в рукава сунул. Вдруг затрещали ветки, и из кустов вылезла гора меха. У горы было два маленьких глаза и четыре большие лапы. Вася сразу догадался, что это Медведица.

— Маму ищешь, что ли? — спросила Медведица густым голосом.

— Нет, нет, — сказал Вася. Зубы у него так и стучали от холода. — Есть у меня мама, есть…

— А то иди ко мне в сыночки. У меня квартира большая, хорошая. Куда мне, одинокой, такая?

— А не в сыночки можно? — прошептал Вася. — Ну, просто так, в гости.

— Ну идём, — согласилась Медведица. — Покормлю тебя да спать уложу.

Поплёлся Вася за Медведицей.

— Ты ноги в мои следы ставь: идти легче будет, — посоветовала Медведица.

А следы у Медведицы глубокие, как ямы. Сунул Вася туда ногу — провалилась нога.

— Вот мы и дома, — сказала наконец Медведица.

Смотрит Вася: да разве это дом? Большой сугроб, а внизу чёрная дыра и ход вглубь, под землю. Полез Вася за Медведицей.

— Это у меня коридор, — говорит она. — А тут ещё комната. Заходи, не стесняйся.

Вася запахнул пальтишко, скорчился в углу. Медведица отрезала большой кусок хлеба и полила его золотым мёдом.

Потёк мёд по хлебу. Вася с одного бока откусит, а мёд с другого бока течёт. Вася поскорей его слизнёт, а мёд с корки капает.

А Медведица привалилась меховой спиной к стене и начала зевать.

— А-а-аф!.. — зевала Медведица. — Какая в этом году зима ранняя!..

Она так широко разевала пасть, что Васе даже страшно стало. Ох какая пасть и зубов сколько!

Заметила Медведица, что Вася боится, стала морду лапой закрывать. Хорошая, видно, Медведица.

Вася съел хлеб с мёдом. Руки у него стали липкие, глаза начали слипаться. Не то он их мёдом измазал, не то просто спать захотелось.

Смотрел, смотрел Вася на Медведицу и тоже зевать начал.

Хр-р-р!.. — захрапела вдруг Медведица, повалилась на бок и уснула. И стала опять вся как гора меха. Где что — не разберёшь.

— Медведица, Медведица, проснись! — в тоске закричал Вася. — Что я один буду делать?

— А? Что? — сонно спросила Медведица. — Спи, спи, мальчик. Мы теперь долго спать будем. До весны. — И опять захрапела.

— Это как — до весны? — закричал Вася. — Я не хочу так долго спать!

Он стал тянуть Медведицу за мохнатый бок. Но Медведица не пошевелилась.

— Видишь? — с упрёком себе самому прошептал Вася. — А моя мама всегда вперёд меня уложит, а потом сама ложится. И не будет она всю зиму спать.

Васе стало страшно сидеть одному около спящей Медведицы.

«Что же мне тут, до весны сидеть? Не хочу!» — подумал Вася и вылез из медвежьей квартиры.

Глава 6

А в лесу уже ночь наступила.

Сугробы такие высокие — черно от них в лесу.

Вася по пояс провалился в снег, еле выкарабкался. Глядит, а галош нету. Где они? Снял их сугроб с Васиных ног и спрятал. Стал Вася в сугробе руками шарить — галоши искать. А сугроб варежки с рук стянул и спрятал.

Совсем уже замерзает Вася. Пополз он по снегу. Добрался до высокой ели.

— Ёлка, Ёлка! — зашептал Вася. — Видишь, я один в лесу, без мамы. Укрой меня ветками.

Заскрипела старая Ель, подняла ветки. Заполз под них Вася, прижался спиной к стволу. В комок сжался, затих. Опустила Ель зелёные лапы, прикрыла ими Васю.

— Какая ты колючая! — прошептал Вася. — А у моей мамы ни одной колючечки.

Но Великие Холода не оставили Васю в покое. Под Ель полезли. По земле стелются. Пробираются между самыми малыми колючечками.

Загудела Ель своими ветками. Как будто не ветки у неё, а трубы.

«Зовёт кого-то!» — подумал Вася.

Опять затрубила Ель.

Тут раздвинулись ветки, и кто-то тепло-тепло подышал на Васю. Вася посмотрел и увидел большую лошадиную морду и печальный лошадиный глаз.

— Холодно, холодно, — зашептал Вася. — Ещё подыши на меня.

— Совсем замёрз, — с беспокойством сказала Лошадь. — А ну, вылезай, мальчик! Садись на меня скорей. Пропадёшь здесь.

С трудом взобрался Вася на Лошадь: руки от холода не гнутся. Пошла Лошадь между деревьями. А Вася руки и лицо в гриву ей спрятал и глаза закрыл.

Пришла Лошадь к своему лошадиному дому. Поднялась на крыльцо и зашла в комнату.

Дом у Лошади был большой и хороший, но совсем пустой. Мебели в нём никакой не было, только в углу лежала большая куча сена. Вася посмотрел на Лошадь и увидел, что это очень старая и грустная Лошадь. У неё были грустные глаза, а на лбу грустное белое пятно.

— Есть хочешь? — печально спросила Лошадь.

— Мне холодно, — сказал Вася.

Лошадь положила Васю на сено и укрыла старой попоной. Она подоткнула сено со всех сторон, но Вася всё равно не согрелся.

— А разве лошади живут в лесу? — спросил Вася.

Лошадь печально покачала головой.

— Я жила в колхозе, — сказала она. — Но потом колхоз купил трактор, и я увидела, что я им больше не нужна. Тогда я пошла в город. Я нанялась на работу в пекарню. Я стала развозить по булочным хлеб и вкусные булки. Но директор пекарни купил грузовик, и я увидела, что я им тоже не нужна. Тогда я ушла в лес и построила этот дом. Но я, наверно, скоро умру. Зачем жить, если ты никому не нужен?

«А я кому нужен?.. — подумал Вася. — Я маме нужен!»

Лошадь отвернулась. Наверно, она не хотела, чтобы Вася видел, какие у неё грустные глаза.

— Меня никто не ждёт… Никто обо мне не думает… Никто не беспокоится… — тихо и печально бормотала Лошадь.

«А обо мне беспокоится мама, — подумал Вася. — Ну, конечно, мама беспокоится. Она же не знает, где я. Она, наверно, просто с ума сходит. Она. Мама. Моя мама».

— Лошадь, хорошая Лошадь, — сказал Вася и заплакал, — пожалуйста, скорее отвези меня домой. К маме. Потому что моя мама беспокоится!

Лошадь посмотрела в окно и покачала головой.

— Посмотри, как метёт снег. Послушай, как воет ветер. Никогда не было такой ужасной ночи в нашем лесу! Ты замёрзнешь. Я не довезу тебя живым до дома. Давай лучше подождём до утра.

— Нет, сегодня! Нет, прямо сейчас! — плакал Вася. — Моя мама беспокоится!

— Ну, не плачь, — сказала Лошадь. — Если так, я постараюсь отвезти тебя к маме.

Вася вскарабкался на Лошадь, и Лошадь осторожно сошла с крыльца.

Вьюга так и бросилась им навстречу. Завыла, окружила их ледяным кольцом. То справа, то слева, то впереди столбом завивает снег, швыряет в лицо, в глаза. Не хочет выпустить их из леса.

Лошадь шла очень медленно. Она еле брела, и всё качалась из стороны в сторону, и спотыкалась.

— Что с тобой? Ты заболела? Ты не умрёшь? — испугался Вася.

— Нет, мне просто очень-очень грустно, — ответила Лошадь. — Я всё время думаю, что я никому не нужна.

— Нет, нет, Лошадь! Это неправда! — закричал Вася. — Ты очень нужна! Ты очень нужна мне. Без тебя я бы погиб в этом лесу. Я не могу взять тебя в мамы потому, что у меня уже есть моя любимая мама. Но ты всегда будешь моим самым большим другом.

Лошадь подняла голову и побежала быстрее. Видно, у неё стало немного веселее на душе.

Лошадь добежала до города.

А в городе во всех домах окна были тёмные. Потому что все ребята и их мамы уже спали.

На одной из улиц Вася увидел Волшебника, который устало шагал, держа в руках чёрного кота. Волшебник увидел их и очень обрадовался.

— Стойте! Стойте! — закричал он. — Все трамваи уже спят в своих трамвайных парках. Все троллейбусы тоже спят в своих троллейбусных парках. Пожалуйста, подвезите меня, ведь нам по дороге.

— Пожалуйста, — сказала Лошадь.

Волшебник сел на Лошадь позади Васи и обхватил Васю рукой.

— Домой, к маме? — спросил Волшебник.

— Ага, — сказал Вася.

Только тут Вася заметил, что стало гораздо теплее, перестал дуть ветер-ветрище. Снег всюду таял. В темноте журчали невидимые ручьи.

— Ну, а вам помог старший Волшебник? — спросил Вася.

— Да, — ответил Волшебник. — Всё оказалось очень просто. Удивительно, как я сам до этого не додумался. Мы вместе со старшим Волшебником превратили в мышей сразу все вещи, которые были у него в квартире. И все эти мыши набросились на моего кота. Мышь-чайник начала брызгать на него кипятком. Мышь-пылесос начала чистить ему шерсть. Мышь-утюг гладить ему хвост. Мышь-солонка начала его солить. А мышонок — зубная щётка начала чистить ему зубы. В конце концов они так его замучили, что он дал честное кошачье слово больше никого не превращать в мышей. Только если его очень попросят.

— А может быть, вы и меня в кого-нибудь превратите? — печально сказала Лошадь.

— В мышь? — быстро спросил кот, свешиваясь с руки Волшебника. — Я знаю, что бывают лошади мышиного цвета.

— Не хочу, — уныло сказала Лошадь.

Дальше все уже ехали молча, никто больше не разговаривал. Вася прислонился к груди Волшебника.

Вдруг Вася увидел, что в одном доме светится окно. Это был, конечно, Васин дом. И это окно светилось, конечно, в Васиной комнате.

Вася соскочил с Лошади, обнял её за шею и шепнул ей на ухо:

— Никуда не уходи, слышишь? Я сейчас.

И он бегом бросился домой.

Дверь ему открыла мама. Она была очень бледная, а глаза у неё были заплаканные.

— Что же ты так долго гуляешь? — спросила она. — Это ужасно! Ну разве можно…

Вася бросился к ней.

— Мамочка! — закричал он. — Прости меня!

И тут он увидел, как это легко — просить прощения. Как это просто, и хорошо, и даже вкусно просить прощения.

Мама поцеловала Васю, и Васе сразу стало тепло-растепло, потому что в эту самую минуту Великие Холода ушли из города.

— Мамочка, — сказал Вася, — там у нас во дворе такая хорошая Лошадь. Она — мой друг. Можно, я приведу её домой?

— Можно, — сказала мама.

— Она у нас будет жить. Ладно?

— Ладно, — сказала мама. — Только не знаю, будет ли ей у нас хорошо. Конечно, сена и овса мы где-нибудь достанем. Но понравится ли ей ездить на лифте? А пешком подниматься на пятый этаж ей будет нелегко.

Вася побежал во двор и увидел у дверей деревянную лошадь-качалку с белым пятном на лбу.

Лошадь-качалка покачивалась и улыбалась.

— Тебя превратил Волшебник? — спросил Вася.

Деревянная лошадь кивнула головой.

Вася подхватил её рукой под живот и побежал с ней домой. Дома он обнял маму, поцеловал её и потёрся о маму носом.

А потом Вася лёг спать.

Мама потушила свет.

А рядом в темноте тихо покачивалась деревянная лошадь-качалка и улыбалась.

Понравилась сказка? Оцените!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд оцените статью
Загрузка...
Софья Леонидовна Прокофьева
2018
:
Ваш отзыв

top