Музыкальные сосиски читать сказку онлайн

Музыкальные сосиски

Самое главное — это быть первым! — любил повторять Петя Порываев из четвёртого «В». И он старался оказаться впереди везде и во что бы то ни стало.

А когда быть первым ему не удавалось, то он обижался и просто-напросто переставал собирать бумагу, прекращал работу в столярной мастерской или уклонялся от состязаний в беге.

Петя ушёл из хорового кружка, когда выяснилось, что Костя Семёнов будет запевалой — у него голос сильнее. Поэтому Петя бросил танцевальный кружок — Саша Азаров плясал лучше.

В музыкальном кружке Петя остался — там у него дела пошли неплохо.

В семье Порываевых все были музыкантами. Даже бабушка играла на пианино. А дедушка, который ещё несколько лет назад выступал клоуном в цирке, мог исполнить вальс на пиле, марш на консервных банках, песню на бутылках или на губных гармошках различных размеров.

Петя занимался музыкой с детства. Сначала дед выучил его играть на гребешке, обёрнутом папиросной бумагой. Затем отец — на балалайке и гармошке. Бабушка — на пианино, а мама — на гитаре. Так и получилось, что Петя довольно бойко играл на многих инструментах.

В музыкальном кружке Петю очень хвалили. А через некоторое время оказалось, что на пианино лучше всех играет Валя Трушина. А на балалайке — Коля Синяев. А баян гораздо лучше звучит в руках у Юры Дмитриева.

— Зато я играю на десяти инструментах! — хвалился Петя.

— Лучше на одном, да хорошо, чем на десяти так себе! — отвечала Валя Трушина и снова садилась за пианино — играть упражнения и гаммы.

— Ты бы хоть позанимался немного, — предлагал Пете Коля Синяев, настраивая балалайку. — Садись вместе со мной, порепетируем вдвоём.

— Охота была! — пожимал плечами Петя. — Я и без всяких упражнений лучше всех сыграю!

Когда началась подготовка к Октябрьскому вечеру, то Петя задумался: как доказать гостям, что он лучший музыкант всех четвёртых классов?

О своих планах Петя рассказал дома.

— Заниматься надо! — строго сказала бабушка. — Два часа в день за пианино сидеть. Тогда и сыграешь хорошо.

— Два часа! Ежедневно! — надул губы Петя. — Да я лучше с губной гармошкой выступлю. Верно? — И он с надеждой посмотрел на деда.

— Хорошее дело, — улыбнулся дедушка. — Только в день тебе придётся на ней поигрывать разика по четыре, а то и все пять. Вот тогда и обычная гармоника как оркестр зазвучит!

Петя решил с помощью папы приготовить номер с балалайкой или, в крайнем случае, уговорить маму отдать ему для репетиций свою гитару.

Но оказалось, что балалайка и гитара требовали для занятий не меньше времени, чем пианино и гармошка.

— По два часа каждый день! — прикинул Петя. — За неделю на одну музыку четырнадцать часов уйдёт! Почти столько же, сколько на футбол! Ой-ой-ой! Вот если бы что-нибудь такое… этакое… необыкновенное придумать…

Но «такое-этакое» не придумывалось. Петя примирился с тем, что ему на вечере не выступать.

Так бы и не узнали, кто лучший музыкант четвёртых классов, если бы не дедушкин сундук.

У дедушки в комнате стояло несколько больших разноцветных сундуков. В них, ещё с того времени, когда дедушка выступал в цирке, хранились клоунские костюмы и вещи.

После ухода на пенсию раскрывал дедушка сундуки очень редко. Это случалось обычно в тех случаях, когда кто-нибудь из дедушкиных цирковых приятелей обращался к старому клоуну с просьбой.

Например, одолжить рыжий парик, на котором волосы, если дёрнуть незаметно за специальную верёвочку, встают дыбом.

Или — дать на недельку «зажигающийся нос»: большой, толстый и у него на конце зажигается время от времени красная лампочка.

На этот раз дедушка пообещал своему другу клоуну отыскать какую-то особенную палочку-дудочку и открыл свои таинственные сундуки.

Вот тогда-то среди самых неожиданных и забавных предметов Петя увидел большую связку самых обыкновенных сосисок.

— Почему сосиски ты держишь в сундуке, а не в холодильнике? — удивился Петя.

— Они не простые, — улыбнулся дедушка. — Они — музыкальные.

И рассказал Пете, как с этим музыкальным инструментом он выступал на цирковых аренах многих городов.

Сосиски были связаны друг с другом верёвкой. Они гирляндой протянулись через комнату.

Дедушка достал две деревянные лакированные ложки.

— Слушай и смотри, — сказал он Пете и взял в каждую руку по ложке.

Потом ударил слегка по одной из сосисок. Раздался нежный, прозрачный звук. Словно на новогодней ёлке стукнулись друг о друга стеклянные игрушки. Другая сосиска зазвучала по-иному, словно маленький колокол — бу-у-ум! А третья едва пискнула — дзи-и-инь.

Ложки замелькали в дедушкиных руках, сосиски зазвенели на разные голоса. Весёлая, как весенняя капель, мелодия наполнила комнату.

«Вот это да! — подумал Петя. — Если бы я с музыкальными сосисками появился на сцене! Все бы ахнули!»

Снова стало тихо в комнате.

— Выступал я в костюме повара, — сказал дедушка, садясь в кресло. — Играл на кастрюлях, ложках, сковородах, на барабане, который выглядел как котёл… А как тебе понравились сосиски?

— Очень, очень понравились! — закричал Петя, обнимая деда. — Знаешь что, дедусь? Если бы ты со мной позанимался, я бы с ними мог выступить на Октябрьском вечере! Оделся бы поваром…

Пете пришлось долго уговаривать дедушку. Только после многочисленных Петиных обещаний старый клоун сказал:

— Что ж, если поработаешь всерьёз — сыграешь. Но поблажек тебе давать не буду — учти.

Начались занятия. Каждый день с четырёх до шести из квартиры Порываевых слышались непонятные и очень приятные звуки.

Даже соседи, которые привыкли к тому, что у Порываевых играют на чём угодно, удивлялись: какой это ещё инструмент у них появился со стеклянным голосом?

В школе Петя вёл себя заносчиво. В походы за металлическим ломом не ходил. На дополнительные уроки в столярной мастерской не оставался.

— У меня важное дело, — говорил он многозначительно. — Приходится каждый день работать по нескольку часов. Скоро узнаете, ещё спасибо скажете.

— Понимаешь, Порываев, — поймав Петю за руку, сказала Валя Трушина, — совет отряда решил, что каждый, кто занимается в музыкальном кружке, должен не только сам хорошо играть, но и другим помогать. Юра Дмитриев и Коля Синяев уже занимаются с третьеклассниками…

— Вот ещё! — засмеялся Петя. — У меня у самого на репетиции времени еле-еле хватает. Пусть Синяев с Дмитриевым и возятся с малышами, а у меня номер готовится. Ну, я пошёл репетировать!

…Наступил праздничный вечер.

Возле самой сцены установили длинный стол.

За него уселись директор школы, педагоги, члены комсомольского комитета, родители, председатель совета дружины.

Петиного дедушку тоже пригласили за стол.

— Дорогие наши гости! — сказала Таня Ватрушкина. — Сейчас вы посмотрите наш концерт. Очень просим вас решить, кто из участников концерта достоин премии.

Петя в костюме повара — белом колпаке и белом фартуке — сидел за сценой вместе с другими выступающими.

— Что у тебя в чемодане? — спрашивали ребята.

— Секрет, — таинственно говорил Петя.

А сам думал в это время: «Понравлюсь я или не понравлюсь? Дадут мне премию или нет? Конечно, дадут».

Таня Ватрушкина и Костя Семёнов очень хорошо спели две песни и один дуэт. Им долго аплодировали.

«У меня номер лучше!» — удовлетворённо думал Петя.

Потом на сцену пошли танцоры.

— Дорогие гости! — сказала Валя Трушина. — Сейчас вы увидите молдавский танец. Его исполнят десять человек. Шестеро из них выступают впервые. С ними занимался наш Саша Азаров!

Потом выступали чтецы, певцы.

Коля Синяев играл на балалайке, сначала один, потом с Юрой Дмитриевым, а затем вместе с мальчиками из третьего класса.

«А у меня лучше, — приговаривал про себя Петя после каждого номера. — А у меня лучше! И чего только им хлопают? Ведь играли третьеклассники с ошибками…»

Даже большой успех выступления Коли Умкина из четвёртого «Б» — он показывал фокусы с дрессированной овчаркой — не произвели на Петю никакого впечатления.

— Скорее бы мой выход! — бормотал он. — Я им покажу…

— Музыкальные сосиски! — раздались наконец долгожданные слова. — Ученик четвёртого «В» Петя Порываев!

Пожалуй, ни один номер праздничного вечера не имел такого успеха, как музыкальные сосиски. Петю два раза заставляли повторять всё сначала.

Директор школы даже прослезился от смеха: очень занятно выглядел Петя в поварском колпаке и так прытко скакали ложки в его руках!

Концерт кончился. Зал с нетерпением ждал: кто же получит премии?

Наконец жюри объявило лучшие номера вечера. Премии получили Коля Умкин за дрессировку, танцоры, певцы и «музыкальные сосиски».

Пете достался торт: большой шоколадный заяц сидел за толстой кремовой книгой.

— Поздравляю, — торжественно сказал дедушка. — Домой, мне кажется, торт нести не стоит. Как ты думаешь?

В трёх шагах от Пети Коля Умкин, получивший коробку шоколада, угощал ребят.

— Идите сюда! — закричал Петя ребятам. — Кто хочет попробовать зайчатины?

Ребята не заставили себя упрашивать. Шоколадный заяц сразу же был разломан на кусочки.

— Вот молодцы танцоры! И сами танцевали, и ребят научили! — восхищённо сказал паренёк из пятого класса, размахивая зажатым в пальцах шоколадным ухом.

— А Коля Умкин? — возразил другой пятиклассник, посасывая заячий хвост. — Овчарку подарил пограничникам! От имени всей школы!

— Таня с Костей были лучше всех! — вмешались девочки. — У них знаете какой хор октябрятский есть? Вот они в следующий раз этих октябрят всем покажут!

Про Петю тоже говорили хорошие слова. Его назвали и одарённым, и музыкальным, и даже талантливым. Но никто не сказал ему самых дорогих слов: «Ты — хороший товарищ»…

Понравилась сказка? Оцените!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд оцените статью
Загрузка...
Ваш отзыв

top