Лисенок Ладик против робота читать онлайн

Лисенок Ладик против робота

ЧАСТЬ I

Ладик и Жембо

Глава 1

Домик Ладика

Значит так. Меня зовут Леша. Конечно же, у меня есть мама и папа. А вот еще рыжий пушистый лисенок Ладик. Лисенок Ладик — это мой друг, который больше всего на свете любит шалить, но мне это нравится. Шалить вместе — это намного интереснее. Для своего друга, чтобы он далеко не убегал, я в кармане своей курточки сделал крошечный лес. Там же в лесу протекала речка Быстрянка. Но самым красивым был домик Ладика. В домике — печка, чтобы Ладику было тепло, кроватка, где он спит, четыре окошка: на север, юг, восток и запад, чтобы отовсюду я мог его позвать.

Глава 2

Волшебные слова

И самое главное у нас есть особая игра. Когда-то очень, очень давно под буфетом я и нашел своего друга. Рядом с лисенком лежал коробок из-под спичек.

Я потянулся, чтобы взять коробок, но лисенок удержал мою руку. И он зашептал мне прямо в ухо: «В этой коробочке спряталась игра, которая называется: „Что было бы, если бы…“ Слова эти волшебные. Стоит сказать их, как все может сразу поменяться». Я опять потянулся к коробочке, но лисенок положил на нее свою рыжую мордочку.

— Сегодня я буду говорить волшебные слова. А коробочка, бери ее, она пустая. Да, — сказал мой друг, — я буду говорить волшебные слова. И все сразу у нас изменится. Ха, ха, здоровски у нас получится. А ты, Леша, иди за мной шаг в шаг и не пропадешь.

Глава 3

Красный шар

— Ну что теперь делать? — спросил я.

— Смотри и слушай. Над нами сейчас появится большой красный воздушный шар.

Мне ничего не надо было объяснять. Я первый подпрыгнул и ухватился за веревочку шара. И тут же повис и Ладик. Мы поднялись над домами, над городом.

— Ты так летал? — спросил Ладик.

— Никогда.

Мы летели в полной тишине.

— Красиво? — гордо спросил лисенок.

Да, очень красиво.

Теперь ты понял, что началась игра?

— Твой день, — сказал я Ладику. — Будешь открывать игру.

Хорошо, — улыбнулся Ладик и сказал волшебные слова: «Что было бы, если бы шар наш лопнул?» И мы полетели вниз головой в черную яму.

Боюсь, боюсь, — подумал я. А мы уже крепко ударились о стенки ямы.

— Не огорчайся, — сказал Ладик. — Как хорошо отсюда смотрится небо. А ты посмотри вокруг.

Я оглянулся. Яма кишела змеями.

Глава 4

Опасность со всех сторон

— Не обижайся, — и раскосые глаза лисенка засмеялись. — А сейчас у нас еще веселее будет. Пускай покажут нам, как они живут под землей.

Я закричал:

— Ты должен был волшебные слова использовать нам на пользу, а ты делаешь так, чтобы было все страшнее и страшнее!

— Зато весело. Ты же не боишься трудностей, опасностей? Значит посмотрим, что здесь происходит, — и он обратился к змеям. — Эй, ребята, длиннохвостые! Тут где-нибудь есть подземный ход?

Глава 5

Дворец гадюк

Подземный ход был очень узким. Я едва протискивался вслед за Ладиком. Но через некоторое время стены прохода стали расширяться. Мы оказались перед железными воротами, на которых изображалась жизнь птиц и зверей.

— Леша, — сказал Ладик. — Ты ведь умеешь читать. Прочти, что написано на воротах.

— «Отсюда никто не уходил живым», — прочитал я.

— Неправильно написано, — сказал Ладик. — Вон гадюки ползают туда и обратно и ничего. А мы что, хуже их? — и он повернулся к змеям. — Эй, хвостатенькие, что у вас там?

— Ш-ш-ш, — это ход во дворец нашей королевы.

Ладик обернулся ко мне. «Ты бывал в гадючных дворцах?»

— Нет.

— Ну вот, видишь, интересно! Эх, я бы держался, — говорит лисенок, — за гадючный хвост. Но боюсь, что они меня неправильно поймут.

Двери дворца широко раскрылись. Что мне оставалось делать? Я пошел вслед за лисенком. Скоро стены сильно расширились. Откуда-то сверху вниз в зал лился голубой свет. И в первом же зале вдоль стен стояли огромные каменные цветы. Среди каменных листиков на цветах лежали змеи. Увидев нас, они поднимали головы и шептали: «Живые, живые». От этих слов мне почему-то не стало теплее.

— Мы живые, — засмеялся лисенок. — А вы разве еще не каменные? Здоровски красиво, — сказал лисенок.

Я ничего не ответил потому, что одна из гадюк обвилась вокруг моего тела, а другая — вокруг шеи, и гадючья смертоносная голова с ядовитым язычком-жалом касалась моей щеки. Мы шли, и шли, и шли. Я уже с трудом понимал, сколько зал мы прошли, — только краешком зрения видел, что среди каменных цветов неподвижно стояли и каменные животные — и слоны, и олени, и кабаны, и волки.

— Смотри, а лисицы тут тоже есть, — крикнул Ладик.

— Ш-ш-ш, — прошептали гадюки, — замрите.

— Бояться теперь уже поздно. Не забывай, что у нас есть волшебные слова, — и он откровенно захохотал.

Глава 6

Загадки королевы гадюк

Перед нами был белый каменный трон. Мы замерли и увидели, как из черного клубка на каменном троне поднялась самая длинная гадюка. На ее голове красовалась корона из сверкающих разноцветных камней.

— Шшмотри, какая у нас красивая королева, — прошипела змея около моей щеки.

— Подумаешь фокус! Здесь камешки всюду валяются. Нас пригласили познакомиться с королевой.

Змеи окружили нас плотным кольцом и даже не шипели.

— Из этого дворца, — тихо, но не пришептывая, сказала гадюка королева, — никто не выходил живым. Маленький укус и вы превратитесь в камень, пополните коллекцию дворца. Но по нашему обычаю, прежде чем ваши головы затвердеют как камень… Да чего ты ухмыляешься?

— А я вообще ухмыльчатый.

— Ладно, — сбилась с торжественного тона королева. — Прежде чем окаменеете, я загадаю вам несколько загадок. Это продлит вашу жизнь, если угадаете. Надо отвечать быстро и без запинок. Вы готовы?

— Да, — сказал Ладик. — Я очень люблю отгадывать загадки.

— Не болтай лишнего, лисенок. Скажи лучше, когда крестовик-паук рвет паутину?

— Перед дождем.

— Кто плачет без рыданий?

— Лошадь плачет без рыданий, а еще деревья в дождь.

— Где найти стеклянный лес?

— На зимнем окне.

— Что холоднее мороза?

— Страх.

— Что обжигает сильнее огня?

— Ложь вперемешку с клеветой.

— Что дороже золота?

— Жизнь.

— Что дороже жизни?

— Свобода.

— Что свободнее свободы?

— Игра.

И тогда королева-гадюка зашипела: «Ловкий лисенок, где это он все узнал. Но обещание выполню. По нашему змеиному обычаю мы устраивали в этом зале змеиный танец».

Глава 7

Загадка Ладика

Откуда-то вырвался розовый свет. Красный трон королевы переливался как заря. И в этом свете, прямо на белом троне, черная королева-гадюка начала извиваться. И вокруг нас змеи закачали головами, закружились.

— Одну минуточку, — прервал танец Ладик, — прежде чем превратиться в камень, я хотел бы тоже загадать загадку.

— Загадывай, малыш! — остановилась королева-гадюка.

— Ответь мне, о прекраснейшая гадюка из гадюк, королева гадюшника, что прекраснее цветка, холоднее снега и слаще сахара и чего ты больше всего хочешь?

— Мороженое, — и ее язычок-жало быстро за кружился во рту.

— Леша, — обратился ко мне лисенок, — где сейчас продают мороженое?

— Сейчас, — подхватил я хитрый план лисенка. — Конечно же, не здесь, а только в парке.

— Дай нам двух змей в помощь, чтобы прямо отсюда они прорыли вход в парк, и через несколько минут, ты королева, будешь есть пломбирно-прекрасное, веселое, как малиновый рассвет, холоднее снега и слаще сахара и, конечно же, самое желанное для тебя в мире — МОРОЖЕНОЕ.

Глава 8

У ларька с мороженым

Наши помощницы змеи сделали лаз около ларька с мороженым. Торговала мороженым толстая тетя. Лисенок взял две порции для себя и для меня.

— Не забудьте положить побольше варенья, — сказал лисенок продавщице.

О, как чудесно, после такого подземного страха наслаждаться здесь, в парке, мороженым. Получается такая сладкая кутерьма во рту, что страх быстро, быстро тает, обо всем забываешь.

— А деньги, лисенок? — потребовала продавщица.

— Скажите, тетя, вам лучше быть каменной или живой? — делая серьезную мордочку, спросил лисенок и его рыжие глаза засмеялись.

— Лучше живой.

— Тогда, пожалуйста, оглянитесь, — посоветовал лисенок.

Продавщица оглянулась, увидела двух гадюк, сразу попятилась. Она закрыла глаза, наверное, подумала, что все это ей снится.

— Дайте им порцию мороженого для королевы гадюк, — ворвался в ее сон голос Ладика.

— Я им целый торт дам, — проснулась тетя. — А вам, лисенок и мальчик, огромное спасибо. Если честно сказать, я больше люблю кошек, чем гадюк.

— А королева гадюк и я, — улыбнулся лисенок, облизывая шерстку на мордочке, — да, мы больше всего на свете любим мороженое.

Я оттащил Ладика от ларька. «Ты пользуешься волшебными словами, — упрекал я лисенка. — Мы чуть не погибли, а теперь еще бесплатно съели мороженое».

Ладик долго молчал, а потом ответил: «О, если бы я мог покраснеть, — вздохнул лисенок, — хочешь, я еще больше пожелтею».

— Нет, спасибо, — пригрозил я. — Расскажу про тебя папе и маме.

— Так ведь это же потом, — нахально смеялся лисенок, — а теперь идем кататься на каруселях. Там весело и без волшебных слов.

Мы кружились на каруселях, на чертовом колесе. Взлетали в небо на игровом корабле-спутнике.

Глава 9

Мы с Ладиком знакомимся с роботом

И всякий раз лисенок проводил меня, говоря: «Этот мальчик со мной». Нас сразу же пропускали. Наверное, у меня горели щеки. Мне было жарко и совестно. Но все заглушала веселая музыка. Мне, кажется, мы попробовали все аттракционы, даже в тире постреляли. Ладик стрелял лучше меня. Тут мне было особенно обидно. В каком лесу он научился стрелять так метко, что даже хозяин тира удивлялся? Надо было попасть в мишень, в самую середку, и тогда зайчик бежал в свой домик. Ладик стрелял, подпевая: «Пиф-паф, зайчик мой, убегай к себе домой».

В самом конце парка мы увидели толпу ребят. Мы, конечно, сразу же туда ввинтились… И оказались лицом к лицу с огромным говорящим роботом.

— Здорово, приятель, — крикнул ему Ладик.

— Разговаривайте вежливо, — проскрежетал робот своим железным ртом.

— Я с тобой поздоровался, а ты не сказал, как тебя зовут.

— Боря, — доброжелательно поглядел на нас зелеными глазами робот.

— Легко запомнить, — сказал Ладик. — Я знал поросенка по кличке Борька. Можно я тебя тоже буду звать робот Борька?

Ребята, окружавшие нас и робота, засмеялись. А у робота загорелись желтым глаза, будто разбились два яичных желтка.

— Борька, скажи, что умеешь?

— Я умею, — скрежетал железным ртом, — все: стрелять, паять, бегать, играть в шахматы, считать.

— А плеваться умеешь?

— Нет.

— У-у, — и лисенок насмешливо закрутил хвостом. — Да и считать, наверное, хорошо не умеешь?

— Я могу сосчитать звезды на небе.

— А пуговицы на своем пиджаке сосчитать можешь?

Надо сказать, что робот Боря был одет в железный пиджак, застегнутый на три железных пуговицы.

— Так сколько у тебя пуговиц? — спросил Ладик.

— Три. — Уверенно и быстро сказал робот.

— Посчитай.

— Ошибся, — вздохнул робот и жалобно скрежетнул. — Но их, правда, было три.

Ребята вокруг засмеялись. У робота глаза вспыхнули красным светом. Его рука хватала пуговицы, а кибернетическая память беспрерывно повторяла: «Один плюс один два, один плюс один два».

Глава 10

Лисенок шутит с роботом Борей

— Борька, — уже открыто насмехался лисенок, — а ты можешь сделать так, чтобы сразу выросло яблоневое дерево с яблоками? Яблоко бы упало, стукнуло бы тебя по кумполу и ты бы сразу сосчитал свои пуговицы.

Внутри робота глухо скрежетало железо, но он ничего не сказал.

Глава 11

В защиту робота Бори

Робот Боря действительно умел все делать. Но когда его создавали, то впаяли чувствительные неоны и он часто обижался.

Ладик шепнул волшебные слова и рядом появилось большое яблоневое дерево, усыпанное яблоками.

— Понял, как это делается, — засмеялся лисенок.

Зрители, а их стало огромное множество, зааплодировали. Лисенок еще больше загордился и приказал роботу: «Ну-ка, Борька, достань яблочко!»

Тяжелый железный робот, который в детстве, конечно, никогда не лазил по деревьям, обхватил ногами ствол и неумело полез. Он упрямо лез вверх. Уже протянул руку, чтобы сорвать яблоко, но ветка обломилась и, трах, с грохотом робот полетел на землю с целой кучей яблок.

Кругом громко смеялись.

Я потянул лисенка: «Пошли, хватит, это добром не кончится».

Ладик прижал уши и сделал вид, что меня не слышит. Он теперь уже вовсю дразнил робота.

— Видишь, сколько яблок насыпалось. Ешь, ешь, робот-неумеха. Собирай их и ешь.

Из глаз робота выскакивали красные искры.

— Я? Неумеха?

— А кто же? Ты просто железный сундук!

— О, — выдохнул робот, протянул свои железные руки и кинулся на лисенка.

Но тот ловко увернулся. Толпа расступилась. Мы бросились бежать. Мы прятались за разные ларьки, за карусели, за качели… А робот, не разбирая от гнева дороги, все сметал на своем пути.

Почти напротив парка начинался мост через реку. Мы побежали по мосту. Я уж надеялся, что робот нас не догонит, как вдруг услышал волшебные слова: «А что было бы, если бы мост сломался?» И конечно же, мы рухнули в воду.

— Ты погубишь нас, глупый лисенок. Зачем ты это сделал?

— Но ведь роботу надо дать шанс нас поймать. И потом, так страшнее…

Я плыл и думал: «Все обязательно расскажу папе с мамой. Пусть они знают, какой задиристый лисенок живет у меня в кармане».

Ладик плыл рядом. И снова я услышал, как он говорит волшебные слова: «А что было бы, если бы этот день еще долго, долго не кончался?».

Глава 12

На тайном совете роботов

Наверное, такой длинный день бывает только в сказке. В нем сто, а может быть тысяча часов. Я сказал папе с мамой, что Ладика надо воспитывать. Они сразу же со мной согласились, потому что сами меня воспитывали с утра до вечера. Нов этот особый день мне было не до того, потому что у нас началась страшная война с роботами.

По телевидению появилось сообщение, что на лесном острове в океане состоится секретное собрание роботов под тайным названием «Симпозиум». Мы с Ладиком не знали, что значит «Симпозиум», но понимали: «Войны не миновать». Весь поломанный лес на острове, да и вообще весь остров закрывало густым туманом. Этот остров не найти на карте, и о нем никто ничего не знал, а только телевидение.

Я попросил папу и маму купить самый крошечный телевизор. Мы этот телевизор спрятали у меня в кармане, где среди леса на поляне стоит домик Ладика. И вот мы включили секретный канал, по которому передавались только секретные сообщения… Маленький домик Ладика наполнился гулом, железным скрежетом. На экране замелькали какие-то разноцветные полосы.

— Ничего не могу разобрать, — вздохнул я.

— Леша, а давай нажмем кнопку настройки.

Исчезли разноцветные полосы, рассеялся туман, и стало видно поляну, а посреди поляны огромный пень. На пне стоял наш знакомый робот Боря.

— Друзья, — проскрежетал Боря. — Мы долго терпели, но последний винтик моего терпения рас крутился, когда меня стал дразнить нахальный рыжий лисенок, а рядом стоял его друг, мальчик по имени Леша. Я хочу, чтобы вы… И тут другие роботы, стоявшие среди леса, заорали, затопали… «Люди командуют нами, а теперь еще маленький лисенок. Этого допустить нельзя! Этого не будет! Не будет! Не будет. Мы лучше людей, мы умнее людей! А нас заставляют поднимать ужасные тяжести, а еще считать, крутить, винтить. Да мы все умеем, мы можем петь и танцевать лучше людей. И мы, вообще, красивее, железней…»

— А какой-то лисенок надо мной смеялся! — старался перекричать всех робот Боря…

— Не позволим, нет, нет, нет! — подхватили роботы. — Зачем нам люди, зачем нам звери… трава, деревья, все вытопчем. — Роботы стали раскачивать деревья. И некоторые при этом ужасно пели, как будто водили напильником по железу.

— Друзья, — старался перескрежетать общий шум робот Боря. — Внимание! Предельное внимание! Установите внутри ваших систем красную черту предельного внимания… Друзья роботы, мы ничего с вами не сделаем, пока не расправимся с этим зловредным лисенком. Ведь у него в руках, а вернее в лапах, а точнее в противной хитрой мордочке спрятано страшное оружие: волшебные слова.

Роботы опять зашумели: «О, волшебные слова! Надо созвать новый симпозиум против лисенка».

— Выключай, — сказал Ладик. — Нет, подожди, сейчас завалимся прямо к ним на «Симпозиум».

— А что скажут папа с мамой, — спросил я.

— Этого я не знаю, но боятся роботов — не станем. Через секунду, на телевизионном луче мы будем на месте.

Глава 13

Как появился Жембо

В ту же секунду мы, как на санках, покатились со скоростью света и оказались на пне рядом с роботом Борей.

— Здравствуйте, железные сундуки, — крикнул Лисенок. — Вы хотели меня видеть? Пожалуйста. Меня зовут Ладик. А это мой друг Леша.

Роботы молчали. Ярко светилась у них красная черта предельного внимания. Но они не могли сообразить, как мы попали на секретный остров «Симпозиум». И роботы своим кибернетическим умом стали быстро складывать, умножать, делить и опять умножать… Остров закрылся полнейшей тишиной, будто толстым ватным одеялом, потому что микросхемы их памяти вели гигантскую внутреннюю работу, что-то сопоставляя и отбрасывая, подключая Солнце, Луну, другие планеты и звезды, чтобы выйти в конце концов на нас с Ладиком.

Глава 14

Как родился Жембо

А лисенок, пользуясь тишиной, сказал:

— Я — лисенок Ладик — в этот длинный предлинный день объявляю вам войну-ловилку. А тебе, Боря, возвращаю то, что ты потерял. — И лисенок бросил роботу железную пуговицу. — Возьми, припаяй, тогда на пиджаке у тебя будет действительно три пуговицы. Вот тогда ты не ошибешься. Надеюсь, до трех ты умеешь считать? Ответь, пожалуйста.

У робота Бори от обиды и злости выскочили такие искры, что вспыхнули сухие ветки соседних деревьев. Лес охватило пламя. Роботы засмеялись, прикрывая железными руками свои дорогостоящие кибернетические головы.

А робот Боря, весь в пламени, закричал: «Клянусь, что я отвечу лисенку и его другу Леше. Отвечу очень быстро и беспощадно. И потому я беру себе новое имя: „ЖЕЛЕЗНЫЙ МСТИТЕЛЬ БЕСПОЩАДНОГО ОТВЕТА“, если кратко — Жембо. И я, Жембо, даю страшную клятву всеми проводниками и полупроводниками».

— Прощай, Жембо, — крикнул Ладик и бесстрашно ринулся в огонь… Я закрыл рукой глаза и устремился за лисенком. Хорошо, что «Симпозиум» был островом в океане, и мы прыгнули в воду… Мы поплыли.

— Не обгорел? — спросил я.

— Только кончик хвоста. Но Жембо за это еще заплатит, — и лисенок засмеялся, быстро подгребая лапками.

Я оглянулся. Все роботы вошли в воду. Впереди стоял разъяренный Жембо, из глаз которого вылетали искры. И, как говорят моряки, на много миль освещали океан. Над головой робота поднялись рога антенн.

Лисенок тоже оглянулся и крикнул: «Эй, двурогий Жембо, попробуй нас догони!»

— Не смейся, Ладик, — сказал я. — Ты что, не понимаешь? Он вызывает по рации быстроходные военные корабли.

Ясно, что положение наше стало трудным и крайне опасным: военные корабли легко нас догонят. И тогда в нас начнут стрелять из всех пушек и ракет. Нет, не будет никакой пощады от робота Жембо. Ведь он дал страшную клятву.

Глава 15

Роботы против Ладика

Вдруг я услышал отдаленный шум. Шум становился все громче, все решительнее ломал небо над нами. И я увидел между облаками вертолеты-наводчики и бомбардировщики.

— Ладик, — прошептал я, — мы пропали.

В ту же секунду с вертолета нас заметили… Они дали сигнал огромному бомбардировщику. Зловещий вой пикирующего бомбардировщика: две бомбы, как тяжелые, почерневшие от дождей спелые груши, полетели вниз. И тотчас же вокруг нас взметнулись столбы воды.

Я хотел закричать от страха и досады, но тут же меня потянуло на дно.

Когда мы стукнулись о песчаное дно океана, Ладик первый опомнился, вскочил и пихнул мне камышинку: «Дыши через нее, не бойся. Теперь они нас не найдут».

— Глупый лисенок, буль-буль-буль, — мне в рот попадала вода. Но я все-таки хотел ему объяснить, что нельзя волшебные слова говорить не на пользу, а во вред себе. — А то мы… буль-буль-буль.

Лисенок быстро приспособился дышать через камышинку, точно всю жизнь это делал и спокойно спросил: «Ты чего-то хочешь сказать?»

— Волшебные… буль-буль-буль.

— Ты волшебный или я волшебный?

— Не я буль… буль…. буль… не ты… буль… буль… буль…

— Конечно, — смеялся лисенок, — я совсем не волшебный: «Видишь, как у меня обгорел хвост? Зато посмотри, как кругом волшебно!»

Глава 16

Встреча на дне океана

И действительно, словно в сказочном саду, среди розовых кораллов, мимо проплывали рыбы необычайной красоты — плоские и толстые, полосатые — всех цветов. Словно сотни радуг вспыхивали вокруг.

Рыбы таращили на нас глаза.

— Ребята, — обращался к ним лисенок, — у вас нигде тут не завалялся телевизор? Можно даже черно-белый…

Рыбы открывали рты, пускали пузыри и не отвечали.

— Не понимаю их, — удивлялся лисенок, — рот надо открывать, чтобы говорить, а пускать пузыри в воде так просто.

Рыбы таращили на нас глаза.

— Ребята, — обращался к ним лисенок, — у вас нигде тут не завалялся телевизор? Можно даже черно-белый…

Рыбы открывали рты, пускали пузыри и не отвечали.

— Не понимаю их, — удивлялся лисенок, — рот надо открывать, чтобы говорить, а пускать пузыри в воде так просто.

— Скажи… буль… будь… будь… Домой… буль… буль… буль…

— А как Жембо? Он же поклялся нас поймать.

Ох, этот лисенок! Погибнет сам и погубит меня. Что тогда скажут папа и мама? Они будут плакать. И я подумал, что надо научить лисенка бояться. Жалко, что в воде это сделать очень трудно. Только изворотливый Ладик умудрился сразу говорить, дышать и еще любоваться подводным миром.

И я решил выждать. В конце-то концов я сам уж не такой трусливый. Мне даже захотелось сочинить храбрые стихи:

Рыбы плавают в воде, хэ-хэ-хэ.

А мы ходим тут по дне, хэ-хэ-хэ.

Не боясь ничуть беде, хэ-хэ-хэ.

Нет, не очень получается.

Глава 17

Встреча с крабом

И вдруг я опять услышал, как Ладик зашептал волшебные слова: «Что было бы, если бы… нас поглубже закопало в песок?»

— Ой, мамочка, будь… будь… будь… Погибаем… будь… будь… будь…, — попробовал кричать я, а сам думал. — Ну этого, лисенок, я тебе никогда не прощу!

Из песка поднялся огромный краб.

— Что такое? — спросил потревоженный краб, которого я совершенно нечаянно стукнул ногой.

— Телевизор есть? А компьютер? А дисплей? — спрашивал Ладик.

Краб долгое время смотрел на нас ничего не понимающими, круглыми глазами. Он пытался вспомнить: где он нас мог видеть.

— Скажите, вы не были на балу у морской звезды Жули в тысячном году после мирового потопа? Вы, конечно, помните, какой прекрасный был съезд звезд, рыб? — и краб ткнул в меня клешней. — Вы отлично танцевали со звездой Жули.

— Извините, но вы меня с кем-то спутали. — Я теперь научился дышать через камышинку и при этом не булькать.

— Разве вы не из семейства крабовых?

— Нет, я мальчик, а это мой друг — лисенок Ладик.

— Бывает и так, — вздохнул краб. — Но зачем же вы меня разбудили?

— Нам нужен телевизор, компьютер, дисплей, — напомнил Ладик.

— Черт возьми! Из-за этой ерунды вы меня потревожили. Идемте, я вам покажу. У нас этого добра целые кучи.

Краб с помощью своих клешней выбрался из песка, а мы вслед за ним.

— Видишь, как все отлично получилось, — сказал мне Ладик, — но только не забывай дышать через камышинку, а то останешься здесь навсегда.

И вдруг я опять услышал: «Что было бы, если бы… наши соломинки сломались и…»

Я не успел дослушать слова Ладика, как свалился без сил, я задыхался… и потом уж ничего не помнил.

Глава 18

Опасная проделка Ладика с камышинками

— Очнись, — толкал меня Ладик, — ну чего ты, очнись, под водой или над водой. Зачем обращать на это внимание.

Я с трудом открыл глаза.

— Молодец, — обрадовался Ладик, — вон, смотри, сколько рыб плавает — и ничего, прекрасно себя чувствуют.

— У них жабры, — пролепетал я.

— Жабры, швабры, ха-ха-ха, — передразнил Ладик. — А у тебя еще уши, и еще руки, и еще ноги. — Пошли скорее — у краба много ног, и он далеко от нас ушел.

Я медленно поднялся, но вскоре уже мог идти. «Удивительно, — подумал я, — что другие люди не догадались жить под водой. Надо только привыкнуть. Молодец Ладик, храбрый лисенок с обгорелым хвостом».

Мы догнали краба. Он стоял около огромной железной кучи.

— Выбирайте, — сказал краб, — тут все, что люди выбрасывают с кораблей.

Огромная куча банок из-под консервов, проржавевших железных ящиков, колеса.

— Нет, — покачал головой я, — это совсем не то.

— Гляди, гляди, Леша. Вот что нам нужно.

Глава 19

Знакомство с капитаном Дином

Чуть в стороне от железного мусора я увидел большой парусный корабль, зарывшийся днищем в песок.

— Кто-нибудь есть на корабле? — спросил Ладик краба.

— Конечно, капитан Дин.

Ладик подбежал к кораблю и закричал: «Капитан Дин, эй, просыпайтесь!»

— Что такое? — из капитанской рубки высунулось лицо с круглой бородой и трубкой во рту.

— Поднимайте паруса, капитан Дин, — звал Ладик. — Готовьтесь к бою с роботами.

— Паруса разорваны, а в днище огромные дыры, — грустно сказал капитан, выпуская из трубки водяные пузыри.

— Ерунда, — кричал снизу Ладик, — нам обязательно нужно победить робота Жембо. Вы что, боитесь?

— Я?! — взревел капитан. — Придется тряхнуть стариной. В бой, так в бой!

В ту же минуту появилась рыба-игла, которая торопливо стала зашивать паруса. А краб позвал своих братьев. Они своими туловищами заделали дыры в днище.

Две акулы взяли на буксир корабль, — и он медленно начал подниматься из песка и ила.

А рыбы, которые казались до сих пор вполне молчаливыми, на разные голоса стали распевать: «Браво, Дин, Дин, Дин».

Капитан Дин, улыбающийся, выпускал из трубки водяные пузыри, так что, казалось, это были клубы пароходного дыма, хотя для парусника дым совершенно необязателен. Наш корабль, на борту которого можно было прочесть надпись «Бесстрашный», медленно поднимался на поверхность океана.

Глава 20

Жембо ищет решение

Солнце не совсем проснулось, еще сонное поглядело, чего там в океане делается. Солнце любило смотреться в океан как в зеркало. Посмотрело и улыбнулось. И сразу побежали по волнам солнечные зайчики — рябь… рябь… рябь…

Прыгали зайчики и допрыгали до острова, где еще совсем недавно проходил «симпозиум» роботов… Увидело солнце остров, и потемнело его утреннее лицо, набежали на него тучи. Ой, что творилось на когда-то цветущем острове: деревья поломаны, обгорели, трава и цветы вытоптаны, а те, что остались, почернели от огня, и посреди пепелища сидел робот Жембо. Железным пальцем он чертил карты и схемы на выгоревшей земле.

Его кибернетический ум, усиленный нейрокомпьютерами, напряженно искал самое точное, самое правильное решение. А его железное сердце получало то радостные сильные сигналы — вот нашел, то слабые — нет не найду.

Другие роботы уже давно покинули остров.

— Мы не можем оставаться и ждать лисенка с мальчиком. Уходи и ты, уходи, — звали роботы Жембо. — Они погибли.

— Нет, — скрипел Жембо. — Мои сверх чувствительные нейроны говорят о другом: они живы.

Из воды вынырнуло маленькое странное существо: робот-крошка Мимо-1.

— Все сделано, как ты велел, — сказал Мимо-1. — По всему океану установлены магнитные капканы. Как только мальчик с лисенком появятся, магниты тотчас их притянут, а капканы захлопнутся.

— Хорошо, — прохрипел Жембо.

Оттого что он единственный робот, не спрятавшийся от огня, голос его прогорел, покрылся окалиной тяжелой хрипотцы, он кашлял, выплевывал пепел, куски обгоревшего дерева и даже отдельные винтики и гайки, впрочем не очень важные для здоровья.

— Ты бы шел отдохнуть, — посочувствовал Мимо-1.

В ответ Жембо протянул кверху железный палец, показывая на солнце.

— Оно почему-то поднимается вновь и вновь, — сказал Мимо-1.

— Да, день не кончается, — прохрипел Жембо. — Ты понимаешь, что это все проделки лисенка с его волшебными словами?

— Пусть так, но ты все-таки отдохни, отключи систему.

— А клятва?

— Разведывательные вертолеты установили, что лисенок и мальчик дышали через камышинки. Но потом по непонятным причинам камышинки исчезли. Я уверен, что они погибли и навечно остались на дне океана.

И в этот момент на горизонте весь в сиянии солнца появился парусник.

ЧАСТЬ II

Птичий остров

Глава 21

Этот странный Том

Ученые давно изучают, и, изучая, поражаются полетам птиц. Во-первых, сам по себе полет птиц прекрасен. А, во-вторых, почему птицы не устают, делая такие большие перелеты? А вот почему.

Есть остров, где живет очень высокий человек по имени Том, который всегда зовет птиц отдохнуть. Здесь бывают рядом: и орлы, и аисты, и большие птицы, и маленькие.

Для малышей Том построил маленький домик, посадил розу. И свет от розы, которая у него цветет круглый год, помогает малышам прилететь и отдохнуть, светит как маяк. Есть маяки для кораблей. Они помогают кораблям найти дорогу. А вот и маленький маяк — роза помогает птицам, зовет их отдохнуть. И птицы давно к этому привыкли. А Тома давно уже называют человеком-птицей. Он стоит на острове, и птицы облепили его со всех сторон. Сюда обязательно прилетают отдохнуть орлы, и большой фрегат, и множество фламинго, и гусей, и лебедей. Отдыхают и крохали. Есть место и чирку-свистуну, и мандаринской утке, которые ничуть не боятся орлана. И обыкновенные горлицы покойно повторяют свое: тур, турр, турры смотрят на орлов. Словом, всем птицам здесь уютно и спокойно. И конечно же, остров окружают настоящим белым облаком чайки. Их радостные крики помогают другим птицам найти свой остров.

Глава 22

Страшная весть

На остров прилетел пеликан и сообщил ужасную весть: там, где собираются роботы на острове «Симпозиум», все разрушено, все уничтожено.

— Ой, Том, — вздыхал пеликан, — на острове не только поломаны деревья, но и многие сгорели.

Том заволновался. Над ним кружились птицы. А пеликан, которого зовут розовая Баба-птица, твердил беспрерывно: «Ой, что там я увидел: пепел, сгоревшие остатки кусков дерева, а рядом плавает парусник, на котором капитан Дин. Он везет лисенка и Лешу, потому что робот назвал себя Жембо и готовит им ответ быстрого реагирования. Короче, лисенку, мальчику и самому капитану Дину грозит большая опасность».

Весть обсуждали все вместе.

Почти все птицы захотели посмотреть, что творится на этом острове.

Глава 23

Идет подготовка к войне

На паруснике готовились к битве.

Маленький робот Мимо-1 все хотел узнать, как парусник подошел к острову. Почему корабль капитана Дина не был схвачен тайными магнитными ловушками.

— Да потому, — отвечал лисенок, — что наш корабль деревянный, но главное — мы все готовы к бою с Жембо. И ваши ловушки нам не страшны.

И крикнул Жембо, который метался по берегу: «Я не успокоюсь, пока вас не поймаю».

— Твои железные капканы, радары, нас миновали, — кричал лисенок.

Глава 24

Война

Жембо вырывал с корнями пни и бросал в парусник. Потом целые сосны. А лисенок выкрикивал: «Не попал! Перелет!» — или — «Не попал! Недолет!»

Потом лисенок обратился к капитану Дину: «Уважаемый капитан, ведь ваша трубка особенная? Вы курите водой. Курните пару раз в сторону этого разъяренного куска металла».

Капитан Дин, который умело маневрировал между летящими кусками обожженного дерева, едва заметно кивнул. Из его трубки сначала выбился один столб воды и залил Жембо. Потом не менее мощный второй залп воды. Вода так хлестнула Жембо, что он, весь залитый водой, легко вспомнил, как его сделали люди, и не знал больше, чем защищаться. И все может на нем заржаветь.

А лисенок, между тем, произнес такое, что я никак не мог понять. Он тихонько сказал волшебные слова: «Что было бы, если бы мы с Лешей попали бы в руки разъяренного Жембо?»

Уж такого никак я не мог понять. Тем не менее это был не сон.

— Ну что с вами сделать? Забросить на Луну или в самую дальнюю от Земли звездную туманность, — хрипел робот Жембо.

— Зачем ты думаешь о звездах? Посмотри, что делается у нас на небе.

Как волны разбушевавшегося океана налетали на Жембо отряды птиц. Чайки совсем заслонили ему видимость. Чайки кричали так пронзительно, что в его системе могло все испортиться от силы крика. А птицы летели и летели, и Жембо уже думал, как он будет обращаться к людям: «Эй люди, в моей технической системе все нарушено. Помогите!» И тут же он отказался от этой мысли. Сначала расправиться с лисенком.

Лисенок точно прочитал мысли робота и громко сказал: «Зачем сердиться, зачем ненавидеть. Есть на свете роботы — беспощадные мстители. Но зачем расходовать свою энергию так неразумно. Короче, надо научиться жить в мире с живыми цветами, лесами, полями, парусником, который бесстрашный. Он может в любую минуту уйти и лечь на дно».

— Да, — вмешался капитан, который вышел на берег, — лучше дружба. А вообще-то, мне пора домой. Здесь на поверхности мне трудно становится дышать.

Жембо и слышал, и не слышал, что тут говорят. Он крепче сжал руки: правую с Ладиком и левую с Лешей.

Но лисенок быстро выскочил из руки Жембо.

«Ты видел сколько птиц?» — спросил Ладик.

Чайки так облепили робота, что он остался стоять на берегу как странная фигура. Робот ничего не мог увидеть.

— Все теперь зависит от тебя, — сказал лисенок.

— А чего с вами делать? — спросил Жембо. Его кибернетическое сердце было в смущении и недоумении.

— А ничего не делать, — ответил лисенок. — Запомни, с нами не надо ничего делать, — лисенок поднял свой обгоревший хвост и добавил, — лучше бы опять вырастить здесь лес.

Глава 25

Обновленный Жембо

— Я одинок, — подумал про себя Жембо. — И все против меня: и огонь, и вода. Как посадить большое количество деревьев? Я одинок, — прошептал Жембо. — Это только кажется, что все роботы — друзья.

— А птицы? А добрый, добрый человек-птица Том? И, наконец, мы с Лешей? Одному посадить лес трудно. Но есть тысячи птиц, и они в клюве принесут зернышки для нового леса.

— Значит, правда я не один и у меня есть друзья? Всю жизнь мне не хватало друзей. А я так люблю и ребят, и птиц, и зверей! Неужели после пепелища, — и робот показал на разрушенный лес, — здесь снова поднимутся цветы и деревья? — И тяжелая железная слеза покатилась по его железному лицу.

Глава 26

Разноцветный мост

— Не расстраивайся, — сказал лисенок. И он покрутил своим опаленным хвостом.

И тут волнами стали прилетать и ласточки, и даже соловей, который подбадривал друзей своей песней.

— Пожалуй, я лягу на дно, — сказал капитан Дин. — Без трубки с водой мне тяжело дышать. Я уже привык жить под водой.

Леша стал благодарить капитана Дина.

— Не за что, — сказал капитан. — Я доволен прогулкой и сражением. Видно, есть у меня еще порох в пороховнице. — Капитан перешел на яхту и поднялся на капитанский мостик. Мы начали с ним прощаться.

— Я не буду ничего на свете бояться, — подумал Леша. — Ведь даже на дне океана есть друзья.

Глава 27

Печальный Жембо

С птичьего острова все время прилетали птицы. И усердие их быстро стало приносить плоды. Стали подниматься: и сосны, и ели, и дубы, и клены. Остров светился от множества цветов. Птицы продолжали приносить зерна. Остров словно заново родился. А Ладику все казалось мало. И Жембо надо помочь. Ладик подошел к печально блуждающему вдоль берега Жембо.

— Я хочу поделиться с тобой одним секретом. Пусть это будет нашей тайной. Это и секрет, и моя мечта, — сказал Ладик. — Давай построим здесь для всех ребят парк с аттракционами.

— А что мне делать? — спросил робот.

Глава 28

Новое имя

— А что тебе делать? — повторил Ладик. — Оглянись вокруг.

Дальше роботу не нужно было говорить ничего. Он сам все понял. И скоро на острове все изменилось. И здесь я услышал впервые волшебные слова, которые были направлены не против нас с Ладиком. Лисенок произнес их негромко, но получилось как-то, что все его услышали: услышали и птицы, и деревья, и даже другие роботы. «Что было бы, если бы здесь быстро появился парк». Стали подниматься вверх деревья и цветы. Непонятно откуда и как на обновленном острове появились звери и даже маленькие лошадки пони. И очень часто после грозы между птичьим островом и обновленным бывшим островом роботов перекидывалась радуга-дуга и по ней сновали птицы. И как-то само собой возникла идея построить здесь парк с аттракционами для ребят и зверят. Тут закрутилось Чертово колесо.

Больше всех старался наш робот. Он делал и колеса, и американские горки, и комнату смеха.

Жалко мне расставаться с привычным для меня именем Жембо.

— А очень просто, — сказал лисенок. — Ты сделал тут больше всех роботов, приглашенных сюда. Поэтому тебя можно назвать очень похожим именем: Гжембо. А расшифровывается твое имя так: Главный Железный Механик Большого острова. Ты не возражаешь?

— Нет, конечно. Но как же быть с малюткой роботом Мимо-1?

И тут я подсказал: «Пускай Мимо-1 продает мороженое всем, и лучшее мороженое для королевы гадюк. Ведь он не боится змей? И будет продавать пломбирно-прекрасное, землянично-красивое мороженое. И правда, мороженое любят и дети, и звери, и, особенно, королева гадюк. А для ее королевского Величества всегда будет приготовлен мороженый торт».

Вдруг мы услышали как звали нас мама и папа: «Леша, Ладик, уже много времени. Идите спать!»

— Еще день не кончился, — ворчал Ладик. Но все равно нам пришлось быстро вернуться. Но только мы оказались дома, как на небе появилась луна. Длинный день кончился. И я услышал, как из кармана Ладик сказал: «Жалко, что даже длинные дни бывают такими короткими». И тихонько добавил волшебные слова: «Что было бы, если бы моя кроватка развалилась и я бы с грохотом полетел на пол?» Но ничего не получилось, потому что ладикин волшебный день кончился.

И Леша, и лисенок Ладик уже глубоко спали, вспоминая прошедший день.

Но если вы, ребята, захотите, то сказку-игру можно продолжить. Придумайте сами что-нибудь про Ладика и его друга Лешу. Можно стихи. И еще нарисуйте. Мы все узнаем, что было с ними потом.

Понравилась сказка? Оцените!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд оцените статью
Загрузка...
Ваш отзыв

top