Чарлик - Поиск сказок

Чарлик

(тридцать случаев из жизни собаки)

1

На рыбалку

У моей соседки, тети Клавы, есть маленькая собачка. Тибетский терьер. Его зовут Чарлик. У него курчавая чёрно-белая шёрстка и жёсткая чёлка на глазах.

Больше всего на свете Чарлик любит гулять. Он подбегает к хозяйке и говорит: «Гав!» Тётя Клава понимающе кивает ему и выпускает на лестничную площадку. Чарлик с ходу открывает дверь подъезда и носится по двору, пока не захочет есть.

Но возвращаться ему труднее: дверь подъезда открывается на себя. Чарлик цепляет дверь лапкой, резко дёргает и успевает проскочить в узкую щель. Он подбегает к знакомой двери и опять говорит: «Гав!» Он лает только один раз. Если хозяйка уснула и не открывает, он ложится у двери и ждёт.

И вот кто-то из соседей давит на звонок. Тётя Клава открывает, и Чарлик сердито повторяет: «Гав! Давай быстрее есть».

Но однажды тётя Клава собралась навестить сына. Он живёт очень далеко — на Камчатке. Она попросила меня посмотреть за собачкой. У меня был отпуск, и я взял Чарлика с собой на рыбалку.

Мы сели на Казанском вокзале в электричку до станции Голутвин, потом ехали на автобусе до города Зарайска, затем на автобусе до деревни Протекино. А от деревни шли просёлочной дорогой к далёкому перекату.

И сразу начались приключения.

2

Зайчонок

Темнело. Выпала роса, и дорога поблёскивала. Сладкий травяной воздух щекотал Чарлику нос, и он с удовольствием чихал…

И вдруг на дорогу выскочил зайчонок. Он сел на задние лапки, приподнял уши и удивлённо посмотрел на Чарлика. Зайчишка, видимо, ещё не знал, что на свете живут сердитые собаки. А Чарлик не знал, что в полях скачут пугливые зайчата.

Чарлик весело завертел хвостиком, выгнул спину, потянулся и затрусил к ушастику поиграть. А тот вдруг очень испугался, взвился свечой и дал стрекача.

Чарлик сердито гавкнул вслед и с недоумением оглянулся на меня.

— Не хочет зайчонок дружить с Чарликом, — погладил я пса. — Ничего не поделаешь: заяц собаке не товарищ.

3

Ночной мир

Мы пришли к заветному перекату затемно. Я очень устал. Наскоро перекусив, поставил палатку. Чарлик лёг у самого входа. Навострил уши, высунул нос из палатки и настороженно прислушивался к хлёстким ударам ночной рыбы.

Глубокой ночью Чарлик разбудил меня тревожным лаем.

Я успокоил его и вновь заснул. Но он поднял меня во второй раз и сразу выпрыгнул из палатки.

Нехотя выполз я в тихую лунную ночь. Чарлик завороженно смотрел на тёмный лес. Оттуда слышались крики ночных птиц и лай лисицы. И вдруг лес загудел, закачался, затрещал сухими ветками. Ветер надвинулся тугой стеной. Чарлик прижался к земле, опустил уши и в страхе замер.

А потом ветер стих и в реке началась чехарда. Рыба поднялась из глубины и стала выпрыгивать из воды, чтобы посмотреть на неведомый ей мир. И вся водная гладь пузырилась, как от дождя.

Чарлик повернулся к реке и неотрывно наблюдал за этой удивительной жизнью. Вот ударила крупная рыба. Вода забурлила, взметнулась волной и разошлась большими кругами.

Я ещё долго не уходил спать и с наслаждением прислушивался к ночному миру, куда пригласил меня мой пёс.

4

Утром

На рыбалке я встаю рано, когда над рекой белеет туман. Хищная рыба ещё не спустилась с переката и гоняет мелкую рыбёшку. У меня длинная удочка и прочная леска.

Насаживаю маленькую рыбку на крючок и бросаю в пенящуюся струю. Поплавок быстро убегает от меня в туман. Леска натягивается, подрагивает кончик удилища…

Где-то в тумане плавает моя надежда. Но вот рывок. Леска быстро пошла с катушки. Дёргаю удочку вверх. Какая-то большая рыба упругими рывками ходит на крючке. Подвожу её к берегу. Это — зубастый судак.

Когда солнце ложится на воду, возвращаюсь в палатку. А Чарлик ещё спит.

— Вставай, соня, — начинаю стыдить его.

Чарлик долго потягивается, зевает и опять сворачивается клубком.

— Чарлик, — говорю я, — иди гулять.

Магическое слово «гулять» встряхивает его. Он вскакивает, трясёт головой и выползает из палатки на свою собачью физзарядку: бегает по яркому лугу, катается по душистой траве.

Такого солнечного простора Чарлик ещё не видел.

5

Лапки помыть

Солнце поднялось над лесом. Стало жарко. Я пошёл купаться и тщетно звал с собой Чарлика. Он отбежал в сторону и с опаской на меня поглядывал.

Я бросился в прохладную воду, и течение сразу подхватило меня, понесло. Вокруг бурлила вода, поблёскивая под солнцем. А бедный Чарлик всё лаял с бугра — видимо, очень боялся, что я утону.

Я вышел на берег и плюхнулся на горячий песок. День только-только начинался. Чарлик осторожно спустился ко мне.

— Чарлик, — сказал я, — пойдём лапки мыть…

Ему эти слова были знакомы. Так всегда говорила хозяйка, когда он возвращался с улицы. И он пошёл со мной к реке.

Я поставил Чарлика на мелководье, облил водой и подтолкнул на течение.

Он долго выгребал на тихую воду, фыркал. Наконец с шумом выскочил на берег, яростно встряхнулся и бросился к палатке…

Не по душе Чарлику купание, другое дело — «лапки помыть»…

6

Варенье

Утром я сварил кашу с сушёным мясом, наложил Чарлику в его чашку, а потом на десерт дал кусочек хлеба с вареньем. После такого лакомства он на кашу и смотреть не хотел. Сел у банки с вареньем и не сводил с неё жадных глаз.

Рассердившись, я убрал банку в рюкзак и стал есть кашу из котелка. Чарлик с тоской глядел на рюкзак, глотая слюну. Но делать нечего — придётся есть кашу.

Он подошёл к чашке, обнюхал кашу и нехотя, медленно сжевал её. Затем он лёг у рюкзака и даже положил на него голову. Я дал ему сладкий кусочек.

На следующий день Чарлик уже не капризничал. Он быстро ел кашу и косился на рюкзак: знал, что варенье на второе.

7

Рыболов

Днём пошёл дождь. Я нацепил на удочку крупного червя и забросил подальше от берега. Удилище воткнул в песок и пошёл в палатку. Сеял мелкий дождь, навевая сон.

Проснулся я от бешеного лая Чарлика. Оказывается, местному мальчишке приглянулась моя удочка. Воришка уже вытащил её из песка, но тут из палатки выскочил мой сторож. Он уцепился зубами за удочку и яростно зарычал. Мальчишка выпустил удилище и бросился бежать. А Чарлик, немного полаяв ему вслед, схватил удилище и поволок к палатке.

На леске билась сильная рыба. Она ходила то в одну, то в другую сторону, прогибала кончик удочки до самой воды, уводя поплавок в коряжистую глубину. А то неожиданно пустилась к берегу, распугивая шустрых уклеек.

Но вот рыба на песке — краснопёрый горбатый окунь. Чарлик бросил удочку и начал лаять на рыбу: «И эта хороша, смотри за удочкой в оба!»

Вот так Чарлик поневоле стал удачливым рыболовом.

8

Муравьи

Недалеко от палатки раскинулась роща, куда я ходил за дровами. Там я заметил огромный муравейник.

Чарлик сразу же обратил на него внимание. Как только мы вошли в рощу, он подошёл к этому шевелящемуся холму, сел рядом и стал наблюдать за жизнью его обитателей.

Муравьи очень старались. Они тащили к дому гусениц и палочки, тяжелей их во много раз. Если попадался толстый сучок, то его волокла целая бригада муравьёв.

Я собрал большую охапку сушняка для костра. И вдруг Чарлик схватил самую здоровенную палку и побежал к муравейнику. Он аккуратно опустил её на жилище трудяг и пришёл за следующей. Я не мешал ему.

Так он весь наш хворост и перетаскал в муравьиный дом. Пришлось собирать заново.

9

Лягушка

У самого берега реки жила лягушка. Весь день она сидела на листьях кувшинки и высматривала свою добычу. Если мимо пролетала стрекоза или бабочка, лягушка прыгала за ними, выбросив длинный липкий язык.

Насытившись, к вечеру она поудобнее располагалась на берегу и начинала от удовольствия петь. Она раздувала на щеках пузыри и квакала.

Чарлику не понравилось её пение. Он сбежал к реке и начал лаять: «Кончай, надоело!» Но лягушка вошла во вкус. Она старалась изо всех лягушечьих сил, подзадоривая своих подружек. И внезапно отовсюду забулькали лягушечьи голоса и слились в большой хор. Иногда хор замолкал, и наша лягушка выводила своё соло.

Чарлик перестал лаять на лягушку. Он с удивлением смотрел на неё, поднимая то одно, то другое ухо. А лягушачий концерт всё никак не заканчивался. Наша лягушка выщёлкивала одну песню за другой, и не было более внимательного слушателя, чем Чарлик. Он, казалось, не дышал, словно заворожённый её необыкновенным талантом. А только однажды в нежном порыве пытался лягушку понюхать. Но пучеглазая красавица прыгнула в воду, и Чарлик возвратился на своё место.

На следующий вечер Чарлик пришёл на концерт своей обожаемой лягушки пораньше, словно боялся не найти свободного места. Он сидел на берегу и ждал.

И вот зелёная примадонна подплыла к лопуху кувшинки, взобралась на эту изумрудную сцену и начала концерт.

Чарлик повизгивал от удовольствия, бил хвостом, перебирал лапками. Он очень полюбил голосистую лягушку.

Однажды он нашёл косточку и принёс своей несравненной певице. И ему казалось, что лягушка в этот вечер пела только для него, потому что никто ещё не дарил ей таких дорогих подарков.

10

Колокольчик

Рядом с палаткой, на песке, у меня стояли донки с колокольчиками. Если звенел колокольчик, то я вытаскивал на берег серебристого леща, колючего окуня или большеротого, толстого голавля. А Чарлик сидел рядом: обнюхивал пойманную рыбу и незлобно рычал.

Но однажды я ушёл далеко от палатки — собирал в лесу грибы. Жёлтые лисички и коричневые, с пятнистыми ножками, подберёзовики так и сыпались в мою корзинку. И вдруг я услышал голос моей собаки.

Я подбежал к палатке. Резко звенел колокольчик. Чарлик стоял рядом с донкой и лаял.

Рыба подсеклась сама. Леска то натягивалась струной, то провисала до самой воды. Я потянул леску — в далёкой глубине плавала неведомая мне рыба. Я подтаскивал её всё ближе и ближе. И вот на песке поблёскивает чешуёй медно-золотистый лещ.

«Теперь у меня есть живой колокольчик», — улыбнулся я.

11

Победитель

Однажды мимо нас гнали стадо бычков. Когда они увидели Чарлика, то, словно по команде, все разом остановились и тупо на него уставились. Возможно, они приняли маленькую собачку за волчонка.

А Чарлик наблюдал за бычками, дружелюбно помахивая хвостиком. Он никогда ещё не видел целое стадо грязно-белых бычков с едва выступающими рожками.

Но рогачи вдруг наклонили головы и поскакали на нас. Они всё убыстряли и убыстряли ход. Уже слышался топот, пофыркивание и воинственное мычание.

Мне стало не по себе. Это бегущее войско было способно легко растоптать и палатку, и нас с Чарликом. Я приготовился защищаться.

Но Чарлик проявил себя, как опытный полководец. Он вдруг сорвался с места, прыгнул в лощину, поросшую кустарником, и вскоре его грозный лай раздался в тылу неприятельского войска.

Бычки резко остановились около меня. Они вращали бешеными глазами и злобно перебирали копытами. Потом быстро развернулись и бросились снова на собаку. Но уже через минуту Чарлик выскочил из той же лощины с моей стороны с таким громким и яростным лаем, что колченогие соперники растерялись и позорно бежали к деревне. А Чарлик с победным лаем гнал их до самой околицы.

После этого сражения я стал называть Чарлика Победителем бычков.

12

Чарлик страдает

С утра пошёл дождь и намочил все дрова. Костёр разжечь не удалось, и мы позавтракали консервами.

Я стал жаловаться Чарлику на отвратительную погоду, на сырые дрова и что вообще неизвестно, когда опустеют хляби небесные. Он слушал меня, подняв уши и выразительно округлив глаза. И ещё я сказал, что, может быть, стоит возвратиться домой.

Чарлик тяжело вздохнул и заковылял к палатке. Там он вытянулся у входа — в его глазах была глубокая тоска. Я потрогал собачий нос — он был горячий. Я не на шутку испугался — не заболела ли собака?

Но вот дождь кончился, выглянуло солнце, в реке заиграла рыба. И я стал говорить Чарлику, что тучи уходят и впереди прекрасный день, что дрова подсыхают, и мы сварим кашу с мясом, и что я наверняка поймаю сегодня много рыбы.

Чарлик приподнял голову, в его глазах появился интерес, удивление и озорной блеск. Он выполз из палатки, потянулся и вдруг лизнул мне руку. Я потрогал его нос. Нос был холодным.

Хорошее настроение человека и собаку лечит.

13

Котелок каши

Как-то с утра был хороший клёв. Я настолько увлёкся рыбалкой, что совсем забыл про завтрак. О нём попытался напомнить Чарлик.

Он подбежал ко мне и дважды гавкнул. Однако я не придал этому значения. В садке у меня барахтались десятка два плотвиц.

Через минуту он опять подбежал ко мне и снова дважды гавкнул. Теперь он многозначительно смотрел на меня, глотая слюну. Но тут я подсёк хорошую плотву. Я выбросил рыбу на траву, положил в садок, и все мои мысли были там, в быстрой струе воды с резвыми плотвицами.

Когда я вернулся к палатке, то убедился, что остался без приготовленной ещё с вечера каши. Крышка котелка валялась на траве, а в котелке было пусто.

Я начал ругать Чарлика, стыдить за эгоистичный поступок. Он виновато моргал и аппетитно облизывал усы.

Я рассмеялся — сам виноват. Не накормил собаку вовремя. Зато Чарлик оказал мне большую услугу. Котелок был вылизан до блеска. Так и с песком не отмоешь.

14

Аптека Чарлика

Похолодало, и дождь лил, не переставая два дня. Я заранее укрыл дрова целлофаном и за костёр не волновался. Но тут заболел Чарлик. Он стал чихать, кашлять, перестал есть и грустный лежал в палатке.

Только к вечеру он вышел погулять и сразу же побежал к реке. Он добрался до ивняка и принялся грызть ивовые ветки, ловко сдирая кору.

К утру Чарлик выздоровел. Позднее я узнал, что в ивовой коре много аспирина. Вот так Чарлик сам себе лекарство отыскал.

15

Сторож

Я собрался в деревню купить продуктов и оставил Чарлика сторожить вещи.

«Дома!» — сказал я. Он понял меня и разлёгся у палатки. Когда я возвращался из деревни, то услышал отчаянный лай. С тревогой поспешил к нашему жилищу. Оказывается, Чарлик поймал мышь — та, видимо, собирала вокруг палатки хлебные крошки. Он придавил её обеими лапками и громко лаял. Бедная норушка подрагивала серыми бочками, пытаясь вырваться.

Я поспешил освободить неосторожного мышонка. Хороший Чарлик сторож! Мимо него даже мышь не проскочит.

16

Чарлик загорает

Когда становится жарко, мы идём с Чарликом купаться. Я окатываю его водой, и он смирно стоит у берега, пофыркивая и встряхиваясь всем телом. Затем он спешит к палатке загорать. Вначале он лежит на животе, потом переворачивается на спину, на левый бок, на правый…

А когда становится совсем жарко, он спускается к реке и лежит под кустами, у воды. Там он принимает воздушные ванны.

17

Чарлик сторожит обед

Вот наш обед готов, но Чарлик не прикасается к своей миске с едой: он сторожит мою чашку. Слух его обостряется. Он озирается по сторонам, принюхивается. На любой шорох в кустах реагирует молниеносно. Если на дерево садится ворона, он облаивает её. Если над нами пролетает дикая утка, провожает и её незлобным рычанием.

Но вот я пообедал. Тогда и Чарлик подходит к своей миске. Он с аппетитом ест и время от времени настороженно поглядывает на меня: а сторожу ли я его обед?

18

Ворона

Рядом с палаткой стояла большая ветла. Её густые ветви заслоняли нас от жаркого солнца. Иногда на ветлу садилась ворона и наблюдала за нашей жизнью: примечала, где что плохо лежит.

Однажды она утащила на дерево блесну, в другой раз — чайную ложечку. И даже умудрилась вытащить из целлофанового пакета окуня.

Чарлик брехал на неё с утра до вечера, но ворона высокомерно поглядывала на него с высоты. Мало того — она утащила из его собачьей миски рыбью голову, когда Чарлик зазевался на пролетавший вертолёт.

Такого нахальства Чарлик простить вороне уже не смог. Он решил поймать ворону и начал её караулить.

Как всегда после обеда, я дал ему кусочек хлеба с вареньем. Чарлик положил своё любимое лакомство под деревом, а сам развалился на траве рядом. Он притворился спящим, но я-то видел, как подрагивает чёрный кончик его хвоста и шевелятся хитрые усы.

Ворона сразу приметила сладкую добычу, камнем упала на собачью приманку и резко взмыла на дерево. Это произошло так быстро, что Чарлик вначале ничего не понял. Он обнюхал место, где только что лежал кусочек хлеба, а затем грустно посмотрел на меня, тяжело вздохнул и от расстройства даже не залаял на воровку.

Я дал Чарлику ещё кусочек хлеба с вареньем. Он проглотил слюну, но есть не стал. Видимо, решил повторить свой трюк.

Подумав, что собака простофиля, ворона не спешила. Она плавно опустилась на землю, вразвалку подошла к хлебу и воткнула в него длинный клюв. Воришка уже собралась улизнуть с добычей, когда Чарлик в сильном прыжке достал её одной лапой. От вороны только перья полетели, как из дырявой подушки. Возмущённо крича, она выронила хлеб, кое-как взлетела на дерево и долго отчитывала Чарлика на своём вороньем языке…

Больше я на ветле её не видел. Вот так Чарлик проучил нахалку.

19

Чарлик и пастух

Однажды утром меня разбудило мычание коров — к нашей палатке гнали большое стадо. Я приказал Чарлику лежать в палатке, а сам вышел навстречу пастуху.

— Убирай палатку, — сердито сказал он, — здесь будет стойбище.

Я робко стал возражать и рассуждать, что нельзя затаптывать такое прекрасное место, — в двухстах метрах отсюда есть такой же ровный берег.

Пастух начал угрожать, что напустит сюда стадо и ему наплевать, что будет с палаткой и нашим барахлом. И тут неожиданно из палатки выскочил мой сторож. Он так стремительно бросился на пастуха, готовый впиться ему в ногу, что тот растерялся и уронил кнут.

Чарлик быстро сцапал кнут и кинулся бежать. Прыгнул в лощину, и кнут, как змея, потащился за ним. А минут через пять Чарлик вернулся — гордый и важный.

Пастух так и не нашёл свой кнут. Он долго ругался на Чарлика, на меня, но стадо к нашей палатке не погнал.

20

Мотоциклист

Чарлик не любит мотоциклы. Их треск, дым его раздражают. Каждого мотоциклиста он встречает лаем.

И вот однажды какой-то мальчишка-мотоциклист решил его подразнить. Герой принялся кататься перед Чарликом, обдавая его клубами чёрного дыма. Чарлик чихал, кашлял, прыгал из стороны в сторону, но мальчишку собачьи страдания только веселили.

И когда в очередной раз гордый наездник проносился мимо, Чарлик совершил отчаянный поступок. В изумительно мощном прыжке он взлетел на спину своему мучителю. Тот не удержался и свалился в кювет.

Испуганный мальчишка поднялся с земли и вначале хотел крикнуть что-то обидное, но вдруг расхохотался. Наверное, он понял свою вину. Мальчишка подошёл к Чарлику и извинился передним.

— Да ладно уж, не рычи…

А Чарлик не помнит зла — он даже разрешил себя погладить.

21

Жёлтые муравьи

На Чарлике поселились жёлтые муравьи. Видимо, им понравилось в его густой пушистой шерсти. Он очень страдал, а муравьи и не догадывались о его муках — знай себе ползали по непроходимым чащобам.

Тогда я взял дустовое мыло и сказал: «Я тебя сейчас вымою, и муравьи разбегутся по своим домам. Пойдём купаться!» Раньше при слове «купаться» Чарлик настораживался, лаял на меня и отбегал подальше. А тут он покорно наклонил голову и пошёл за мной к реке.

На берегу я плеснул на Чарлика водой, намылил дустовым мылом, и муравьи обратились в бегство. Они падали в траву и со всех ног бежали в свой муравейник.

А Чарлик осторожно ступил в воду и долго бултыхался в реке. Вокруг него плавали муравьи, и проворные уклейки весело хватали свою добычу.

Чарлик не спеша вылез на берег, встряхнулся и внимательно себя осмотрел. Непрошеных гостей на нём как не бывало. Он лёг на траву и принялся кататься по ней. Наигравшись, он подошёл ко мне и подал лапку. От неожиданности и удивления я не сразу протянул ему руку. Я пристально всматривался ему в глаза, и, казалось, Чарлик пытался сказать мне «спасибо».

22

Чарлик и трактор

Недалеко от нашей палатки было свекольное поле. По нему ходил трактор, обрабатывая посевы от сорняков.

Чарлику не понравился «Беларусь». Он бегал за трактором по полю и лаял до хрипоты. Видимо, и трактористу надоел скандальный Чарлик. Он остановил машину, достал из сумки что-то вкусное и угостил собаку. Чарлик поел и взглянул на тракториста и трактор уже не так сердито.

— Залезай, прокачу, — улыбнулся тракторист.

— Иди, иди, — подбодрил я Чарлика. Чарлик прыгнул в кабину, потом на сиденье и даже положил на руль лапку. Тракторист сел рядом, и они поехали. Чарлик всё держался за руль и наблюдал, как трактор очищает от сорняков поле.

Так они проехали через всё поле и вернулись. Чарлик довольный выпрыгнул из кабины трактора и уже больше на него не лаял. Он, видимо, понял, какая это умная и полезная машина.

23

Незваный гость

Однажды на перекат приплыли на байдарках туристы. Они поставили недалеко от нас палатки и решили провести здесь несколько дней.

Вначале Чарлик облаивал их, но они догадались угостить его вкусной колбаской, и Чарлик к ним тут же привязался и стал лучшим другом. На кашу он стал поглядывать презрительно и даже отвергал кильки в томате.

С утра Чарлик спешил к своим новым друзьям на завтрак. Садился среди них как равный, поближе к столу, и лапкой показывал на самые вкусные вещи: колбасу и тушёнку. Туристы дивились, смеялись и угощали его на славу. Только поздно ночью Чарлик возвращался в палатку сытый и довольный.

Но вскоре запасы туристов истощились, и они стали гнать Чарлика прочь. Чарлик не понимал такого предательства и вероломства недавних товарищей и обиженно лаял на своих бывших кормильцев. Но делать нечего — приплёлся странник ко мне, опять на суп и кашу. Здесь его никто не гонит и ему всегда рады. Что ещё дороже?

24

Бабочки

В полдень на мокрый песок прилетели белые бабочки. Они кучно сидели на песке, иногда встряхивая крылышками.

Пробегая мимо, Чарлик спугнул эту крылатую стайку, и бабочки закружились над ним, как снежинки. Чарлик завороженно смотрел на удивительную белоснежную карусель. Не прилетела ли среди лета его любимая зима с пушистыми сугробами? Ведь его предки охотились высоко в горах, где и жарким летом не таят снега.

И Чарлик вдруг бросился на песок, где только что сидели бабочки, и стал кувыркаться. Скорей бы зима!

25

Водяные крысы

Все объедки с нашего стола я собирал в газету и выбрасывал в глубокий овраг.

Ночью и даже днём туда бесшумно направлялись водяные крысы. Они слыли страшными чистюлями. Тёмно-серая шёрстка на них лоснилась от речной воды и пахла осокой.

Эти санитары природы спускались в прохладный овраг и там тихо-тихо хрустели рыбьими косточками. Кому они мешали, эти полезные животные? Только неугомонному Чарлику. Он стал лаять в овраг, а потом двинулся осторожно вперёд.

Водяные крысы убежали к реке, оставив после себя разорванные клочки газет и рыбьи косточки. Чарлик решил по праву воспользоваться трофеями.

Водяные крысы перемалывали косточки в муку, а Чарлик наглотался рыбы до большой муки. Потом он целый день кашлял, фыркал, ничего не ел и лежал в палатке. Он слышал, как водяные крысы продолжали своё пиршество, но ему это уже было не интересно. Он понял, что у каждого своя еда и нечего жадничать.

26

Муха

В палатке к Чарлику привязалась муха. Он щёлкал на неё зубами, бил лапкой, встряхивался всем телом. А муха садилась то на одно, то на другое ухо, то на хвост, то на нос.

Чарлик разъярился. Шерсть на нём взъерошилась. Он глухо зарычал на муху. Но муха спокойно села на палатку и стала ждать, пока Чарлику надоест сердиться.

Вскоре Чарлик заснул, думая, что мухе наскучит к нему цепляться. Но муха и не думала сдаваться. Она ловко спланировала ему на нос. Взбешённый Чарлик стал гоняться за мухой по палатке. Все вещи сбились в кучу, а из разорванной пластиковой бутылки густо вытекало подсолнечное масло.

А муха притаилась в тёмном уголке палатки, злорадно почёсывая лапками брюшко.

В конце концов муха выгнала Чарлика из палатки.

Страшнее мухи зверя нет!

27

Сушёная рыба

На леске сушилась рыба, и Чарлику очень захотелось её попробовать. Он лизнул сушёную плотвичку и проглотил слюну. Я отломил ему кусочек. К моему удивлению, он его съел и стал выпрашивать ещё. Он толкал сушёную рыбу лапой и облизывался, но есть без моего разрешения боялся. Тогда я дал ему целого окуня. Чарлик радостно принялся за окуня и второпях подавился косточкой. Он долго кашлял, тряс головой и часто бегал к реке пить.

После этого случая он и смотреть не хотел на сушёную рыбу.

Каша лучше.

28

Транзистор

Когда я включаю транзистор и звучит музыка, Чарлик заинтересованно подбегает ко мне. Его пугают зычные резкие звуки трубы. При этом он вздрагивает и отбегает в сторону. Ему чудится что-то тревожное и беспокойное.

Но вот льётся мелодия рожка, словно приглашающего встретить тёплое, летнее утро, или поёт гобой, как будто зовущий на чудную лесную прогулку. Чарлик осторожно подходит, склоняет голову к транзистору. Он слушает звуки природы.

29

Чарлик и костёр

Чарлик очень любит смотреть на костёр. Он садится у огня, подняв уши, и не шевелится. Огонь его завораживает. Может, он что-то вспоминает? Его далёкие предки все ночи проводили у костра вместе с предками людей. Огонь для него — это и тепло, и пища, и добрая рука человека.

Чарлик смотрит на костёр, но его уши ловят и малейшие звуки. Он нервно реагирует на каждый всплеск рыбы, на треснувший сучок в кустах. Он сторожит пламя.

Вот догорает костёр, и я ухожу в палатку спать, а Чарлик всё ещё сидит у огня. Он, видимо, не верит, что пламенеющие красные угли могут потухнуть. Древние люди день и ночь поддерживали огонь.

Наконец Чарлик засыпает. И наверное, ему снится огромный ослепляющий костёр, который он увидит рано утром над тёмной кромкой леса.

30

Возвращение домой

Настал наш прощальный день. Я собрал палатку и вещи в рюкзак. Чарлик жалостно поскуливал — ему не хотелось покидать этот сказочный мир. Пора домой!

И вот мы уже в пути. Перед нами дорога, а вокруг хлебные поля, и ещё над нами высокое небо, где свиристит невидимый жаворонок.

Чарлик бежал впереди, изредка на меня оглядываясь, а я плёлся за ним с тяжёлым рюкзаком за плечами. Когда я отставал, он подбегал ко мне и незлобно лаял, чтобы я поспешил. Видимо, дорога звала его домой, к знакомой двери, чтобы сказать: «Гав! Я вернулся!»

 

Понравилась сказка? Оцените!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд оцените статью
Загрузка...
Ваш отзыв

top