Алошка читать онлайн

Алошка

ЧАСТЬ I

Зеленый огонек

Моя сказка и моя бабушка

За высокой-высокой горюй, среди темного-темного леса, на зеленой поляне в маленьком домике ЖИЛ-БЫЛ Я.

А у меня жила-была бабушка. Моя бабушка — красавица; красивей ее нет на всем белом свете.

Моя бабушка сказки рассказывает.

Мы сидим с ней в нашем маленьком домике, около маленького окошка и на наш сад смотрим. А в саду у нас растут красные и синие цветы и летают большие бабочки с желтыми крыльями и зелеными усиками.

А еще прилетают к нам в сад гуси-лебеди из сказочной страны Авдотий.

Это их моя бабушка приручила. Она ведь добрая. Очень добрая. Жалеет своих гусей-лебедей и кричит им вечером:

— Тега! Тега! Гуси-лебеди, домой, серый волк под горой!

А под нашей горой живет волк Левон, а еще медведь Михайло.

Целый день они спят-храпят: хры-фры-брум… А как подступает ночь, надевают волк и медведь овечьи тулупы, чтоб их никто не узнал, и шагают к нашему домику.

…Нет! Нет! Нет! Нет!.. Это не наша с бабушкой, это уже тети Верина сказка.

Тетя Вера

Ну, а по правде мы живем в городе, на улице Почтовой в большом доме.

На втором этаже. С нами живет тетя Вера. Одной рукой тетя Вера может закрыть солнце, — она сама мне показывала. Вы, наверно, думаете — почему она мне тетя?

Потому что она мамина сестра.

Целый день тетя Вера на кухне сидит.

А добрая моя бабушка с утра в магазин уходит. Мама — на работу. А папа совсем далеко уехал. Он уехал далеко-далеко: за высокую гору, за речку Ладогу.

И мы всегда ждем его, даже ночью. Одна тетя Вера не ждет. А только сидит на кухне и колдует:

Кол-дуй, ба-ба, кол-дуй, дед,

За-кол-до-ванный обед…

И никуда меня не пускает, потому что я часто простуживаюсь… Гулять не разрешает, а играть тоже не разрешает, потому что я топаю. И если я тихонечко топну, тетя Вера услышит. Потому что у нее есть волшебные очки. Это такие большие очки в черной оправе. Как наденет их тетя Вера, так на сто верст крутом все видит и все слышит.

Эх, скорей бы приехал папа!

Вот приедет папа и прогонит тетю Веру…

Дорогой папа, приезжай!

Мы все хотим, чтоб ты скорее вернулся. Одна тетя Вера не хочет. Я-то знаю, почему она не хочет: боится!

Это случилось темной-темной ночью

Как-то темной-темной ночью кто-то позвонил в серебряный колокольчик.

Мама сказала:

— Телефон звонит! Это папа.

Тетя Вера сказала:

— Что ты, моя дорогая сестричка, это тебе только почудилось.

— Нет, я слышала, — сказала мама.

А тетя Вера не хочет пустить маму к телефону и ласковым голосом говорит:

— Просто ты начиталась со своим сыном всяких сказок, вот тебе и слышатся разные звонки да колокольчики.

И она увела маму спать. И запела ей тихонечко свою страшную баюкалку:

Баю-баюшки-баю. Тяп-тяп-тяп!

Не ложися на краю,

А то серенький волчок… Тяп-тяп-тяп!..

Схватит маму за бочок. Тяп!..

Мама испугалась и сразу уснула. И тетя Вера тоже легла в кровать и — хры-фры-брум — тоже уснула.

А я увидел: там, где телефон, зажегся СВЕТ. Я встал и тихонечко подошел. А на столе вместо телефона стоял маленький домик.

— ДИНЬ-ДИНЬ-ДИНЬ! — зазвонил колокольчик в домике.

— Хры-фры-брум, — сказала тетя Вера спросонок.

Я замер.

— Небыль-небыль-небылица, — забормотала тетя Вера. — Что-то мне давно не спится! Мне не спится, не лежится! Встать, что ли? Поглядеть, что ли?

А я зашептал:

— Тетя Верочка, не вставай! Тетя Верочка, засыпай!

— Ох, я красная девица, — зевнула тетя Вера. — Что-то мне и спится и лежится. Что-то мне вставать не хочется!

И она не встала.

А я заглянул в окошко. В домике был мальчик. Он сидел на маленьком стульчике за маленьким столом под зеленым абажуром. Он был зеленый, как кузнечик.

— Эй, ты кто? — спросил я.

— Эй, ты кто? — спросил он.

— Я здесь живу, — сказал я.

— Я здесь живу, — сказал он.

Вдруг мальчишка засмеялся, подскочил, перевернулся через голову. И как зазвонит!

Я увидел у него в руке МАЛЕНЬКИЙ СЕРЕБРЯНЫЙ КОЛОКОЛЬЧИК…

— Ах, чтоб тебя, небыль-небылица! — закричала тетя Вера. — КТО-ТО нарочно не дает мне спать-почивать. А снился мне добрый молодец. Добрый молодец Иван Иваныч. Эх, просыпаюсь, просыпаюсь!..

И она проснулась.

Я прыгнул в кровать и спрятался под одеяло. Тетя Вера в одной рубашке подбежала к столу. А там уже не было домика, а стоял телефон.

— Алло! Алло! Чего надо? — закричала тетя Вера.

НИКТО НЕ ОТКЛИКНУЛСЯ.

И я понял: это потому никто не откликнулся, что прибежала ТЕТЯ ВЕРА.

Мама все забыла, а тетя Вера меня наказала

Утром я подошел к столику, где стоял телефон. И тихонечко позвал:

Мальчик-мальчик,

Динь-динь-динь,

Поскорее приходи.

Вылези в окошко

На мою ладошку.

Побегут ножки

Вверх по дорожке.

Ты маленький,

Я большой,

Я ХОЧУ, ЧТОБ ТЫ ПРИШЕЛ.

А пришла бабушка. От нее пахло пирогом. От нее всегда пахнет вкусным и теплым.

— Бабушка, — спросил я, — а кто это ночью звонил?

— Это Алошка звонил, — сказала бабушка. — Спать тебе не давал.

— Бабушка, а ты разве его знаешь?

— Кого?

— Алошку. Он ведь маленький. Вот такой.

— Я всех знаю — и больших и маленьких, — сказала бабушка. И позвала меня завтракать, потому что тетя Вера опять начала сердиться.

За столом я думал про маленького мальчика, как он живет у себя в домике, спит на маленькой кроватке, а проснувшись, звонит в серебряный колокольчик.

И я нечаянно уронил чашку с молоком, и она — динь! — разбилась.

Конечно, тетя Вера сразу поставила меня в угол, и я там плакал, плакал, плакал и все равно думал про Алошку, а еще про папу — чтоб он приехал и прогнал от нас тетю Веру.

— Если ты будешь еще баловаться, — сказала тетя Вера, — этой ночью или в какую другую ночь к нам придут медведь Михайло и волк Левон и заберут тебя. Они берут с собой нехороших мальчиков.

— По-моему, ночью КТО-ТО звонил, — сказала мама. — Может, это папа звонил?

Тетя Вера загремела посудой. И я понял: она нарочно загремела, чтоб мама все забыла. И я услышал, как тетя Вера тихонечко зашептала:

Тары, бары, бум-бум!

В старых дырах шум-шум!

В старых дырах,

В старых норах

Шум и шорох,

Шум и шорох

Мыши, мыши

Вышли в путь.

Все, что было,

По-за-будь!

И моя мама забыла, все забыла. А тетя Вера громко уж о другом кричала:

— Я у вас вроде прислужницы. Нет мне счастья в этой квартире! Одна я осталась! Одна. Как пенек в лесу, как поганочка! — И тетя Вера даже всхлипнула.

Мама стала тетю Веру уговаривать не надрываться так, побольше отдыхать да почаще ходить в кино.

А тетя Вера ничего не ответила, повязала себе голову полотенцем. Она всегда так делала, когда сердилась, чтобы нам страшнее было.

Мама тихонько надела пальто и ушла. А тетя Вера пошла слушать радио.

У нас пир горой! Алошка убегает

В тот же вечер случилось вот что: тетю Веру пригласил в кино наш усатый сосед с третьего этажа — Иван Иваныч.

Тетя Вера надела самое прекрасное свое платье — голубое-преголубое, и я услышал, как она прошептала:

— Есть еще добрые молодцы на свете, — и повязала на голову голубую ленту. — Вот теперь, — сказала тетя Вера, — я голубая и красивая, — и повернулась к нам: — А вы не балуйтесь! Я мигом вернусь: одна нога там, а другая здесь.

Как только за тетей Верой захлопнулась дверь, бабушка тоже начала собираться. Взяла бидон и сказала:

— Ты, победна головушка, посиди тихо, а я схожу за молоком.

Я сразу согласился:

— Ладно, бабушка, иди. Я с Алошкой поиграю.

— Если кто постучит, никому не отворяй, — сказала бабушка, — только мне.

— Ладно, бабушка. Мы с Алошкой никого не пустим. Ты, как придешь, станешь под дверью и запоешь: «Отопритеся, отворитеся. Ваша бабушка пришла, молочка вам принесла».

— Верно, верно, — сказала бабушка. — Никого чужих не пускайте. Играйте тихонечко.

Когда бабушка ушла, я скорее побежал к столу, где телефон. А там опять стоял домик. В домике горел зеленый огонек. Из окошечка прямо на меня смотрел Алошка. Глаза у него круглые. А реснички черненькие. И он зачопал этими ресничками: хлоп-чоп, хлоп-чоп! Я пододвинулся совсем близко и совсем тихонечко позвал:

— Ало-шка. Ало…

— Алло, — ответил он.

— Алошенька, выходи!

И он вышел. Вылез через окошко и колокольчик с собой взял. И совсем он был не зелененький, а просто обыкновенный мальчик, — только маленький. На нем были коротенькие штанишки, и рубашка в клеточку, и носочки, и ботиночки. На ботинках — галошки, а на голове — кепочка.

— Зачем ты надел галошки? — спросил я.

Чи-чок,

чи-чик,

чи-маль,

чи-чик!

На ногах — галошки!

«Глупый, — подумал я. — А все-таки хорошо, что ты у меня есть! Ведь ты маленький, а я большой. И я буду тебя любить. И я буду с тобой играть. И я буду тебя угощать».

Я сделал на диване из подушек огромную гору. И я собрал на гору свое храброе войско — всех солдатиков. И конницу и пушки. И я сказал:

— Эй ты, храброе мое войско! Хватит тебе под столом валяться-лежебочиться, а слушай лучше Последние известия.

И я даже стал говорить тише, чтоб тетя Вера в своих волшебных очках из кино не услышала.

— Видите, солдатики, как стало темно. А когда наступит ночь, выйдут из темного леса волк Левой и медведь Михайло… И пойдут по лестнице к нашей двери: скрип-скрип… Приоткроют дверь и спросят у тети Веры хриплым голосом: «Это кто у вас сегодня разбил чашку? А как он спит — на бочку или на спинке? А мама как спит? А бабушка?» И тетя Вера как захочет, так и ответит. Ну? Что будем делать? — спросил я. — Как будем жить-быть?

Не ответило ничего мое храброе войско: пушки стояли тихо и кони стояли тихо, а на конях тихо сидели солдатики. И вдруг у самого моего уха тоненький голосок пропищал:

— Чи-чок, чи-чик, чи-маль, чи-чик, а я знаю, что делать.

Алошка! Это он забрался ко мне на плечо и расселся там, точно в креслице.

— Говори скорее, что ты придумал?!

— А вот это видел? — крикнул Алошка. И он сунул мне под самый нос свой серебряный колокольчик.

— Ну и что?

— А вот что… Этой ночью я не лягу в кровать, а буду бегать по городу и звонить в серебряный колокольчик. И никому не дам спать.

— Ну и что?..

— Все будут гулять, как днем, — сказал Алошка. — НЕ БУДЕТ НОЧИ.

— И тогда НЕ ПРИДУТ сюда ВОЛК ЛЕВОН И МЕДВЕДЬ МИХАЙЛО? — спросил я.

— Конечно, не придут, — сказал Алошка. — Как же они придут, если не будет ночи?

— Ура! — крикнул я. — Да здравствует Алошка!

И все мое войско закричало «ура!». И разом запалили пушки и пулеметы.

И с дивана сами собой поднялись подушки и стали летать по комнате. И начался тут пир горой! И мы хватали из вазы конфеты. И пили сок от варенья прямо из банки.

Потом Алошка спрыгнул с моего плеча на стол — динь! Со стола на пол — динь! И быстро-быстро побежал по коридору — динь-динь-динь!

Добежал до входной двери. Уцепился за щель почтового ящика. И выскочил наружу…

Он бежал по улице, запрокинув голову. Черные волосики его растрепались. Он смеялся и топал в своих галошках прямо по лужам, по лужам! И громко звенел серебряный колокольчик: динь-динь-динь-динь-динь-динь!

ЧАСТЬ II

Дверца № один и чудо № один

Марш! Марш! Топайте сильнее

Только убежал Алошка, как загудела земля, распахнулась дверь и вбежала тетя Вера. Вбежала и остолбенела.

— Что случилось? Почему в коридоре валяются подушки? — спросила тетя Вера.

Потом она вошла в комнату и закричала:

— Ты что здесь натворил, безобразный мальчишка?! Почему стулья перевернуты? Почему ваза на полу валяется?!

— Она же не разбилась, — сказал я.

— Не разбилась? А что вообще здесь происходит, в нашей несчастной квартире? Я тебя спрашиваю: что?

— У нас тут был пир горой.

— Что? Пир? Он тут пирует, а я в кино не могу спокойно сходить?! Боже мой! — вскричала тетя Вера.

И неизвестно, что бы она сделала, как вдруг в дверь постучали, и тихий голосок запел:

Отопритеся, отворитеся,

Ваша бабушка пришла,

Молока вам принесла.

Тетя Вера бросилась в коридор. А я за ней.

— «Отопритеся, отворитеся…» — пела за дверью моя бабушка.

Тетя Вера распахнула дверь и закричала:

— Входи! Входи, козочка! Полюбуйся, что твой козленочек натворил.

Бабушка вошла с бидоном. А тетя Вера повязала голову полотенцем, надела слуховые очки, — и я понял, что нам с бабушкой теперь несдобровать.

— Вера Акимовна! А, Вера Акимовна! — услышали вдруг мы.

Тетя Вера подбежала к окошку:

— Это вы, Иван Иваныч?

— Я, — ответил наш усатый сосед. — Что это вы, Вера Акимовна, шумите?

— Да я тут с малышом играю, — засмеялась тетя Вера. А нам с бабушкой сказала: — Быстро уберите в комнате. И не шумите. И вообще идите спать. А я посижу у окошка: уж больно вечер хороший.

Бабушка помогла мне все убрать, а я прошептал тихонечко:

— Ты меня сегодня не баюкай, бабушка. Сегодня не будет ночи.

— Это что еще выдумал?! — закричала из своей комнаты тетя Вера. — Немедленно в постель марш!

И вдруг топ-топ-топ… Это затопали под кроватью мои верные солдатики. А я им скомандовал:

— Марш! Марш! Топайте сильнее! Пусть тетя Вера думает, что я иду спать.

— Перестань! — крикнула тетя Вера, да так громко, что мои верные солдатики замертво повалились под кроватью А я тоже залез под кровать и там спрятался.

Бабушка понесла посуду в кухню, а тетя Вера в своей комнате стала зевать.

— О-о-ох… Э-э-эх! Набегалась я за день… То в кино, то домой. Натрудились мои ноженьки, мои разлапушки, сниму-ка я туфельки…

Тетя Вера грохнула туфли под кровать.

— О-хо-хо, — опять зевнула тетя Вера. — И ты, мой носик-востроносик, устал, намаялся, сниму-ка я с тебя очки.

Тетя Вера положила свои волшебные очки на стул.

— О-о-ох! — и сама легла в постель. — Хры-фры-брум! Хры-фры… — и заснула…

Тихо-тихо стало в квартире. Вдруг динь-динь-динь-динь!

— Ах, чтоб вас! — крикнула тетя Вера да как вскочит с кровати. — Что за несчастная наша квартира: днем — дили-бом, и ночью — дили-бом… Ну, погоди!

Но я не стал ждать, а крикнул своим солдатикам:

— Бежим! Вперед за Алошкой, ура!

И мы побежали на улицу…

Ночи нет. Мы играем на улице

А на улице — ой-ей-ей!

А на улице — ай-яй-яй!

На улице ночи нет, горят фонари. Светло как днем. Народу полным-полно. Ребята бегают и кричат:

— Хорошо, что день! И ночью день! И вечно день!

Папы и мамы бегают за ними:

— Не день, не день!

А колокольчик:

— Динь-динь-динь.

А ребята:

— День-день-день!

И поют песенку, чтобы солнышко вызвать, чтоб еще светлее стало:

Солнышко, солнышко,

Полное ведрышко,

Для брусники сладкий сок.

Для орешка ядрышко,

Гори ясно,

Чтобы не погасло,

Ты свети — не уходи,

Ты ходи — не упади,

Сол-ныш-ко!

И вышло солнышко. Тут все ребята увидели, что я вывел на улицу солдатиков. И тоже побежали за своими — у нас собралось большое войско. А девочки вынесли кукол. А кто-то выкатил из комнаты кровать на колесиках — зачем она теперь, ведь ночи все равно нет!

И мы взобрались на эту кровать, и она поехала по мостовой, как машина:

Мы вытащим кровати,

Кровати,

Кровати,

Им хватит-хватит-хватит

По комнатам стоять.

Садитесь на подушки!

Поехали гулять!

Сначала мы поехали на кровати мимо большого желтого дома с балконами, мимо детского сада. В окнах детского сада мы увидели флажки и игрушки.

Около углового магазина с синей вывеской опять повернули к нашему дому.

А за нашим домом, за нашей улицей все время бегал Алошка и прогонял ночь серебряным колокольчиком: динь-динь-динь-динь!

Вышла на улицу моя бабушка.

— Бабушка! — крикнул я. — Иди к нам.

А моя бабушка сказала:

— Вставайте скорее в круг, будем хоровод водить.

Мы взялись за руки. И куклы и солдатики тоже взялись за руки и закружились. А моя бабушка запела:

Хожу я, гуляю

Вокруг хоровода,

Заинька беленький!

Гляжу я, смотрю

По всему народу,

Заинька беленький!

Вдруг открылось окно, и тетя Вера закричала:

— Это какой-сякой заинька спать не дает? Кто это звенит на весь город? — И крикнула на третий этаж Иван Иванычу: — Наведи порядок, Иван Иваныч, найди поскорее того, кто шумит-звонит, спать не дает! — и засмеялась. — Ну, теперь кто-то попадется в лапы к доброму молодцу Иван Иванычу.

Я очутился дома, под кроватью

— Ты как сюда попал? Вылезай! — услышал я мамин голос.

И я увидел моих солдатиков на полу и ножки от кровати. Мама заглядывала под кровать, тянула меня за руку и спрашивала:

— Ты что ж, так здесь и заснул?

Мама раздела меня и уложила в постель.

— Что ж ты там делал, мой маленький? — спросила мама.

Мама всегда думает, будто я маленький. А я большой, это Алошка маленький.

— Почему ты не лег в кровать?

— Не знаю, мама. Просто мы хотели помочь Алошке — я и мои солдатики.

— Кому-кому? — не поняла мама. Она потому не поняла, что ничего не знала про Алошку.

И я рассказал маме про моего дружка, про Алошку, какой он веселый и забавный и как он захотел сделать из ночи день.

— Зачем же день из ночи? — удивилась мама.

— Чтобы из темного леса не пришли волк Левон и медведь Михайло, — сказал я.

— Что за ерунда? Какой еще медведь? — Мама засмеялась и спутала мне все волосы на макушке. А потом укрыла одеялом до самого носа и сказала:

— Спи. Спокойной ночи! Не придут волк Левон и медведь Михайло.

Я их прогоню.

А сама собралась уходить.

— Мамочка, ну посиди со мной, — попросил я. — Ты никогда не сидишь. Посиди, мам!

— Тихо, сынок, а то тетю Веру разбудишь.

— Не хочу тихо, — сказал я. — Тетя Вера мне целый день — все тихо да тихо. Днем играть не разрешает, ночью тоже не разрешает.

— Ночью надо спать, — сказала мама и запела тихонько: — Баю-баюшки-баю, не ложися на краю…

— Не надо, мама! Эта песенка страшная, ее тетя Вера поет. Ты мне лучше расскажи сказку. Я ни одной твоей сказки не знаю, — только бабушкины. Расскажи, мама, а что было бы, если бы и ночью был день… И никто не ложился спать.

— Что было, то уже было, — сказала мама своим обычным голосом.

Но я понял, я сразу догадался — это началась мамина сказка.

Мамина сказка

Что было, то уже было,

Чего не было, то еще будет.

В одном далеком городе

Сговорились люди:

Каждый делает,

Что ему нравится.

Кто хочет — на улице кувыркается,

Кто хочет — хохочет,

Кто хочет — топочет.

И многие стали шуметь даже ночью.

А те, которым хотелось спать,

Начали их унимать:

— Тише! Тише! Тише!

Не пой!

Не шуми!

Не играй!

Иначе запрячем в сарай.

В темный сарай с мышами,

Сторожить его будем мы сами!

* * *

И вот уж весь город не спит,

Двигается,

Шумит.

В городе ночи нет,

В городе ночью свет.

Для поддержания тишины

Ходят специальные крикуны:

— Кому перековать звонкий голосок:

На тихий басок?! —

Идут крикуны улицей ночной,

Следят за тишиной:

— Люди, когда вы спите,

Матрацами не скрипите!

Тромбоны и барабаны —

Убрать в чемоданы!

Летучие мыши,

Летайте тише,

Следите за пешими мышами,

Чтоб не шуршали ушами!

Тише! —

Идут крикуны вдоль улиц ночных,

Никому не укрыться от них:

Чуть зазвонит трамвай,

Сразу: — А ну, давай! —

И тащат его в сарай!

А трамвай-то трамваится,

Упирается,

Цепляется за провода:

«Не пойду никуда!»

Лошадь стукнет подковой. —

Готово:

Тащат ее в сарай.

А она с перепугу: «Му-у-у!

Почему-у-у?!»

Ей кричат:

— Ты не думаешь о тишине!

А она им:

«Топнула я во сне,

Как вышло, сама не пойму! —

И опять по ошибке: — Му-у!»

Крикуны с мычащей лошадью

Скрываются где-то за площадью.

Но выходят новые крикуны:

— Люди, смотрите тихие сны!

Мама засмеялась, наклонилась ко мне и поцеловала:

— И ты, сынок, смотри тихие сны…

— А дальше, мамочка, — попросил я.

Но мама приложила палец к губам:

— Тише! Тетю Веру разбудишь, — и на цыпочках вышла из комнаты. И свет погасила.

Я приоткрыл штору. На улице было совсем темно. А откуда-то издалека доносилось: динь-динь-динь!

Это бегал по городу мой Алошка. Он все еще хотел прогнать ночь своим серебряным колокольчиком.

Я спустил ноги с кровати, побыстрее оделся и тихонечко вышел на улицу.

Я спасаю Алошку

На улице никого не было. Холодный ветер дул на лужи, будто сдувал с них пенку, фонари качались. И желтые круги от фонарей на асфальте тоже качались. И где-то очень далеко звенел звоночек — Алошкин серебряный колокольчик.

«Надо скорее разыскать его и притащить домой!» — подумал я про Алошку. Вдруг мимо меня прошагал в огромных, может быть, даже в семимильных, сапогах добрый молодец Иван Иваныч. Он крутил свои рыжие усы и разбойно пел тети Верину песню:

Тары-бары-бум-бум,

В старых дырах шум, шум.

В старых дырах,

В старых норах

Шум и шорох,

Шум и шорох…

И я сразу понял: он шел выполнять тети Верино задание. Меня он даже не заметил.

Вот прошел Иван Иваныч мимо большого желтого дома с балконами, мимо детского сада, где в окнах флажки и игрушки, мимо деревьев, мимо магазина с синей вывеской… И пропал за углом.

Иван Иваныч смотрел вверх. Он, наверно, думал — это кто-то большой звонит, тете Вере спать не дает.

Он думал, кто-то большой, а это вовсе не большой. И я стал смотреть вниз: я знаю, куда смотреть.

Прошмыгнула кошка по мостовой. Я загляделся на нее, а меня в ногу кто-то — толк-толк.

— Алошка?!

Нет, это толстый голубь. Он просто шел пешком.

— Где ты, Алошка?

Я завернул за угол. Там по тротуару вперед-назад ходил добрый молодец Иван Иваныч в своих семимильных сапогах. И все распевал:

Тары-бары-бум-бум,

В старых дырах шум, шум…

Вдруг рядом ОЧЕНЬ ГРОМКО ЗАЗВОНИЛО. Иван Иваныча не стало слышно.

Прямо навстречу доброму молодцу бежал Алошка.

А на улице — никого. А фонари горят.

Что делать?

Я как подпрыгну! Как побегу!

Как обгоню доброго молодца Иван Иваныча.

И схватил Алошку.

А он из кулака вывертывается. И тут меня нагнал Иван Иваныч.

— Ах ты удалец-сорванец, кого поймал-изловил? — Это Иван Иваныч спрашивает.

— Я птичку изловил, — говорю.

— Почто не щебечет?

— У нее крылышко болит, — говорю.

— Почто не полечишь?

— Я, — говорю, — дома вылечу.

— Ну ладно, — сказал Иван Иваныч. — Передай низкий поклон Вере Акимовне.

— Передам, — сказал я и побежал изо всех сил с Алошкой к нашему дому.

А он притих в кулаке, как воробышек. Разжал я пальцы, поглядел: а он спит. Устал, наверно. Набегался.

— Эй, Алошка!

— Ну что? — И глазки открыл.

— Это ведь тебя Иван Иваныч искал. Знаешь, как я за тебя испугался.

Он сел на моей ладони и колокольчик рядом поставил. Ножки вытянул, ручками за мой большой палец ухватился: ручки холодные.

— Апчхи! — А потом говорит: — ЧиХОчиЧУ чиДОчиМОЙ!

— Что?.. Что?

— Домой, — говорит, — хочу. Замерз. Вот что.

— А зачем ты так говоришь: «Чи-чи, чи-чи»?

— А это мой тайный язык.

— А меня научишь?

— ЧиНАчиУчиЧу! Научу!

Я накрыл его другой рукой, чтоб теплее было.

— Давай-ка я тебя побаюкаю. — И я запел, как моя бабушка поет:

Спи-тко, усни,

Мое дитятко,

Спи-тко, усни

Малешенько.

Бай да люли!

Бай да люли!

А он там, в руке, тихонько засмеялся и ногой по звоночку — бум! — но не очень громко. Так мы и пришли домой.

Тетя Вера заскучала

Динь-дон, дон-динь, динь-дон, дань! Наступил новый день. Алошка еще спит в своей маленькой кроватке. А я хожу на цыпочках, чтоб его не разбудить.

Мама ушла на работу, бабушка — в магазин. А тетя Вера никуда не уходит. Вот никуда не уходит! Села у окна и стала громко-громко скучать.

— Ой, я бедная девица, Вера Акимовна — сказала тетя Вера. И вздохнула. — Какая у меня на сердце тоска-кручина. Ой! Ни словами сказать, ни пером описать. Никто, ну никто меня больше в кино не зовет. Видать, никому не нужна красота моя ужасная.

Тетя Вера отошла от окна, включила пылесос и так махнула железной трубкой, что пыль столбом.

— Эх! — крикнула тетя Вера. — Сива-грива растрахнется, тоска распадется. Уходи, — говорит, — не мешайся здесь. Видишь, я уборку делаю.

И я скорее побежал к домику, к моему хорошему Алошке.

— Алошка, — крикнул я в самое оконце, — выходи!

А он не ответил.

— ЧиАчиЛОчиШКА! — позвал я его на нашем тайном языке. И вдруг тихонечко из-под стола что-то пискнуло.

Я поскорее полез под стол и там, в самом уголочке, нашел Алошку Он был весь в пыли: и волосы, и рубашка, и штанишки А нос прямо черный.

— Ты что там делал, дурачок? — спросил я.

— Тес! — зашептал Алошка. — Когда тетя Вера машет этой штукой, я всегда прячусь: а вдруг и меня затянет?!

Я поставил Алошку на стол, он стряхнул со штанишек пыль.

— А ну-ка пошли мыться, — сказал я.

— ЧиНЕ чиХочиЧУ! — закричал Алошка и как спрыгнет на пол. И побежал.

Но я сразу догнал и потащил его, чумазого в ванную…

И пока я его тер, мыл, полоскал, Алошка, не переставая, пищал: «ЧиНЕчиХОчиЧУ! ЧиНЕ чиХОчиЧУ!..»

— Не плачь, Алошенька, — сказал я. — Меня тетя Вера еще не так мочалкой натирает.

Алошка перестал плакать. Он залез ко мне на плечо и погладил ухо. Но тут опять по квартире разнеслось тети Верино пенье-скучанье:

О, где ты? Где ты,

добрый молодец Иван Иваныч?

Целый день ты на счетах пощелкиваешь,

Уж скорей бы ты вышел на пенсию!

У Алошки руки задрожали, он отпустил мое ухо.

— Слышал? — спросил я.

— Ага, — сказал Алошка.

— Это еще что, — похвалился я. — А когда тетя Вера меня ругает, так на соседней улице слышно.

— Она сердитая, — сказал Алошка.

— Тес! Она… — прошептал я, — злая волшебница.

— Настоящая?! — удивился Алошка. И спросил шепотом: — А что она может сделать?

— Что хочешь. Может волка и медведя позвать. Они тебя за бочок схватят.

— Я не хочу, — сказал Алошка и задумался. А потом и говорит: — Ведь как хорошо нам было, когда тетя Вера ходила в кино. У нас пир горой был.

— Верно, — говорю.

— А что ж она так редко ходит? — спрашивает Алошка.

— Добрый молодец Иван Иваныч не зовет.

— Почему не зовет?

— Наверно, работы у него много.

А тетя Вера точно услышала и запела-заголосила:

Что ж ты, добрый молодец,

Все на счетах пощелкиваешь,

В гости к нам не захаживаешь?

Никто здесь меня понимать — не понимает.

А ты, Иван Иваныч,

Из чужой квартиры,

С третьего этажа.

А понимать — понимаешь.

Ох, скорей бы ты вышел на пенсию!..

— А может, правда, — прошептал Алошка. — Пускай Иван Иваныч выйдет на пенсию.

И он спрыгнул на пол и побежал к двери.

— Куда ты, Алошка?!

— К Иван Иванычу на работу.

— Подожди! — остановил я его и повязал Алошке на шею тети Верину голубую ленту.

Сразу Алошка сделался голубой и красивый.

Но случилась беда

Только Алошка выбежал на улицу, как подул холодный ветер.

Ветер закружил и поднял Алошку высоко-высоко над улицей, над домами, над городом. Алошка испугался и зазвонил в серебряный колокольчик. А все, кто был внизу, удивлялись:

— Смотрите! Смотрите! Какие чудеса — днем загорелась голубенькая звездочка, и она звенит.

— Разве это звездочка? — говорили другие. — Какая же это звездочка? Просто на орбиту вышел новый спутник.

И никто не догадывался, что это летит мой Алошка. А ветер кружит его, задувает под рубашку, переворачивает вниз головой.

Алошка одной рукой держит кепочку, а другой — колокольчик. И колокольчик звенит без перерыва: динь-динь-динь-динь!

Понемножку ветер начал стихать. Алошка в последний раз перекувырнулся и сел на тротуар.

Толстый голубь, который любил ходить пешком, подошел к Алошке и с уважением сказал:

— Оказывается, ты умеешь летать?

Алошка встал, отряхнулся и вздохнул.

И тут полил сильный дождь — настоящий ливень. По крышам домов так загрохотало, точно поехал тяжелый поезд… И он ехал все быстрее и быстрее…

Алошка надвинул покрепче кепочку, чтоб не слышать страшного стука, и зашагал по мостовой.

— Эй! — крикнул голубь. — Оказывается, ты любишь ходить пешком! Алошка быстро наклонился, схватил щепку и запустил ее в голубя:

— Надоел, толстун! — И побежал.

Он бежал по пустой улице, и дождь хлестал его по щекам, по курточке, по ногам.

— А я все равно не простужусь! — кричал Алошка. — У меня на ногах галошки. Э-э!

И чтоб подразнить дождик, он даже запел:

Дождик-дождик, пуще!

Дам тебе гущи…

И дождик так припустил, что по улицам потекли ручейки и речки. Один ручеек подхватил Алошку и понес.

Солнышко! Солнышко! Полное ведрышко!

Я позвал бабушку:

— Беда! Алошку ручей унес!

Бабушка подошла к окну и обняла меня. А за окном — чернее ночи. И дождь все сильней и сильней.

— Что же делать, бабушка?

— Надо солнышко звать, — сказала бабушка. — Открывай окошко.

Я открыл окно. И ворвался дождь. Я не испугался и крикнул:

— Эй, солнышко, выходи! А ты, дождик, перестань.

А солнышко не выходит, дождик не перестает.

— Что ты?! Что ты?! — замахала руками бабушка. — Позови солнышко ласково.

Я высунулся в окно и ласково позвал:

Солнышко, солнышко,

Полное ведрышко,

Для брусники сладкий сок,

Для орешка ядрышко,

Гори ясно,

Чтобы не погасло…

А тучи не расходятся, солнышко не выглядывает.

— Бабушка, ты мне помоги, — попросил я.

И моя бабушка тоже запела:

Солнышко, солнышко,

Полное ведрышко,

Ты свети — не уходи,

Ты ходи — не упади,

Сол-ныш-ко.

Дождик сразу перестал, и выглянуло солнышко.

Только и остались от дождя ручейки да речки.

На тротуаре стояли ребята.

— Ух ты! Гляди-ка, ух ты! — кричали они и показывали пальцами: по мостовой на другую сторону улицы перебирался вплавь мой Алошка.

Удивительный дом. Алошка научил начальника тайному языку

Кто знает, куда по утрам уходят взрослые люди? Все знают на работу.

Им разрешают идти и в мороз и в дождь. Потому что они — взрослые.

А кто знает, что они там делают, на своей работе? Это знают не все.

Но Иван Иваныч — добрый молодец — щелкает там на счетах. Это уж точно.

Алошка так и спросил:

— Где здесь работа, на которой щелкают счетами?

Ему сразу показали:

— Вот она.

И Алошка вошел в дом, огромный и удивительный. В этом доме повсюду были счеты: на столах, на стульях, на полу. И на каждых кто-нибудь считал: щелк-крак! Щелк-крак!

Возле окна сидел Начальник и щелкал на самых больших счетах: крак-крак!

Алошка позвонил в свой серебряный колокольчик: динь-динь-динь!

Начальник поднял голову и сказал:

— Алло! Алло, в чем дело?

Алошка быстро взобрался по его ноге, потом пробежал по руке и уцепился за ухо.

— Он, щекотно! — сказал Начальник. — Ой, мокро!

— Это я под дождь попал, — сказал Алошка.

— Что? Что?

— Я бежал под дождем. Я весь чиПРОчиМОК.

— Чего, чего? — удивился Начальник.

— Промок, вот чего.

— А почему ты так говоришь — чи-чи, чи-чи.

— Это такой тайный язык.

— А меня научишь?

— ЧиНачиУчиЧУ, научу. Это очень просто: прибавляйте «чи», да и все.

— ЧИздоровоЧИ, — сказал Начальник.

— Не так, не так! — закричал Алошка. — Надо сказать чиЗДОчиРОчиВО!

— Ух ты! А как будет на тайном языке «мама»? — спросил Начальник.

— ЧиМАчиМА, — сказал Алошка.

— ЧиМАчиМА! — повторил Начальник. — А папа? ЧиПачиПА?

— Конечно.

Начальник очень обрадовался, что научился нашему с Алошкой тайному языку, и сказал:

— Ну спасибо, Алошка. Проси теперь, чего пожелаешь.

Алошка прижался к самому уху Начальника и прошептал:

— За то, что я вас научил тайному языку, отпустите нашего Ивана Иваныча чиНа чиПЕНчиСИчиЮ.

— Ах ты хитрец маленький, — засмеялся Начальник. — Мы и так собирались проводить нашего дорогого Иван Иваныча на пенсию.

— ЧиЗДОчиРОчиВО! — крикнул Алошка. И с плеча Начальника прыгнул прямо на пол.

— ЧиДОчиСВИчиДАчиНИчиЯ, — сказал Начальник.

— До свидания, — замахал рукой Алошка.

— Динь-динь-динь! — зазвенел его колокольчик уже около дверей.

— Алло! — крикнул вдогонку Начальник. — Только ты пока, Алошка, не звони, не раззванивай. Мы сюрприз сделаем!

Алошка увидал толпу народа

Когда Алошка вышел от Начальника, улицы были полны народа и светило солнышко. Бежит Алошка по городу, а колокольчик его так и сверкает, так и сверкает. А голубая ленточка за спиной как флажок.

И все сразу заметили Алошку. У Цветного бульвара дорогу ему загородил толстяк в большущих ботинках:

— Послушай, малыш, эй, алло! Сбегай-ка узнай, что сегодня в кино идет!

Мой Алошка не стал спорить. Ему так и хочется побегать! Ему так и хочется для кого-нибудь узнать, что там в кино идет!

И узнал!

И сразу же его увидела старая женщина с сумкой:

— Алло! Алло! Алошенька! Спроси, дружок, что в магазине есть. Я тебя здесь, на скамеечке, подожду.

Ну, в магазин Алошке не так хотелось идти. Но все же пошел. Почему не сходить? А чтоб не было скучно, стал сочинять песенку:

И все зовут Алошку —

Алло! Алло!

Друг к другу шлют Алошку —

Алло! Алло!

Я всем сегодня нужен,

Алло! Алло!

По лужам, так по лужам.

Алло! Алло!

Прибежал обратно, а рядом со старой женщиной на скамейке сидят ребятишки: две девочки и маленький мальчик.

— Алошка! — крикнули девочки. — Узнай, открыт зоопарк или нет.

А мальчик еще попросил:

— Узнай, проснулся ли слон?

— Сбегать в зоопарк?! — Алошка даже через голову перевернулся от радости. — Я мигом!

И он побежал в зоопарк, по дороге напевая такую песенку:

И все зовут Алошку —

Алло! Алло!

Друг к другу шлют Алошку —

Алло! Алло!..

Куда сейчас бегу я —

К слону, к слону!

Во львиную, тигриную,

Звериную страну!

Алошка стал спрашивать:

— А где слон? Как пройти к слону?

Потом Алошка смотрел, как слон спит. Слон вздыхал во сне и покачивал хоботом. Наверно, ему снилась Африка.

Алошка долго смотрел на слона. Совсем забыл и про ребят, что остались в саду на скамейке, и про нас с бабушкой.

А мы его все ждем и ждем…

— Что же это выходит, — сказал я бабушке. — Как же так? Ведь Алошка мой дружок, а вот бегает по чужим делам.

— Разве его удержишь, — сказала бабушка.

— Не хочу я так! Не хочу!

— Ну, прогони его, непутевого, — засмеялась бабушка.

— Как ты так говоришь, бабушка! — Я прямо чуть не заплакал. — Как ты так говоришь! Я теперь без Алошки не могу. Только у меня с ним покоя нет — чего он домой не приходит? Он такой маленький, а город такой большой.

А в это время Алошка был недалеко от дома. Он немножко устал и потому шел медленно, а песенку, которую сам сочинил, пел тихонечко:

И все зовут Алошку —

Алло! Алло!

Друг к другу шлют Алошку —

Алло! Алло!

Я слышу днем и ночью —

Алло! Алло!

Я маленький Алошка,

А мне не тяжело…

Алошка шел медленно и покачивал головой, как ходят слоны по Африке. И еще тихонечко вздыхал:

— Ох! Ох! Ноги устали. Ведь у меня на ногах галошки. Эй вы! — сказал он своим галошкам. — Брошу я вас.

Вдруг он остановился: на улице, возле нашего дома, да, совсем рядом с нашим домом, — не пройти и не проехать, толпа народу.

Алошка закричал:

— Пустите! Пустите!

Но как он ни вертел головой, ничего, кроме ног, не видел.

— Пустите! Пустите! — кричал Алошка. — Что случилось?

Но никто его не слушал.

И тогда Алошка поднял над головой свой серебряный колокольчик: динь-динь-динь…

Тетя Вера опять сердится. Алошка сообщает важное известие

— Вроде Алошка зазвонил, — сказала бабушка.

— Какой еще Алошка? — сказала тетя Вера из своей комнаты. — Никакого Алошки нет и быть не может.

— Как — нет? — удивилась бабушка. — Ведь есть.

И я закричал:

— Есть Алошка!

А тетя Вера опять рассердилась, пошла на кухню, схватила полотенце, чтоб им голову завернуть и нас с бабушкой напугать.

— Тары-бары-бум, — пробормотала тетя Вера. — Вы технически неграмотная волшебница. Куда это вы лезете! В наше-то время с гусями-лебедями да алошками — смешно слушать!

— И не слушай, — сказала бабушка. — Я уж сама. — И бабушка подошла к телефону. Сняла трубку. — Алошка, ты, что ли? — спросила бабушка.

— Я, — ответил Алошка. — ЧиИчиВАН чиИчиВАчиНЫЧ чиВЫчиШЕЛ чиНА чиПЕНчиСИчиЮ!

— Что? Что? — удивилась бабушка.

— Это Алошка на тайном языке говорит! — закричал я. — Он сказал: ИВАН ИВАНЫЧ ВЫШЕЛ НА ПЕНСИЮ!

— На пенсию? А я в таком виде, — ахнула тетя Вера и стала скорей-скорей разматывать полотенце с головы.

А мы с бабушкой бросились к окну. Глядим: по улице впереди толпы шагает добрый молодец Иван Иваныч. Удалые усы его по ветру развеваются, правой рукой он на счетах пощелкивает, а левой рукой ящичком поигрывает. Не маленьким, не большим: весом в сто кило.

И со всех сторон несется:

— Слава пенсионеру! Слава!

Перешагивая через три ступеньки, Иван Иваныч стал подниматься на свой третий этаж.

А за ним по ступеням

Домуправ дядя Сеня,

Из газеты — газетчик,

Из буфета — буфетчик,

Из оркестра — бас-фагот

И огромный серый кот,

Истопник-пенсионер,

Даже милиционер,

Вот!

И мы тоже с бабушкой и тетей Верой пошли на третий этаж к Иван Иванычу. И, конечно, нам было очень интересно узнать: а что там у Иван Иваныча в ящичке?

Одну ручку повернешь — синим светом все зальешь. Тетя Вера всех прогнала

Открыл Иван Иваныч ящик. Снял крышку, и мы все увидели: стоит терем-теремок, не низок, а высок. Очень высок!

— Настоящий дворец-телевизор, — сказал Иван Иваныч. — Техническая новинка: восемь башенок, сто окошек, двадцать пять винтиков, три ручки и одна кнопка.

— Ведь это чудо! — ахнула тетя Вера. — Чудо телевизионной техники. Насовсем дали или в кредит?

— Насовсем, — отвечает Иван Иваныч. — Коллектив со своего плеча пожаловал.

— Поздравляю, — сказал истопник-пенсионер. — А ведь мне только часы подарили.

И он пожал могучую руку Иван Иваныча. И мы все стали подходить, и поздравлять, и пожимать могучую руку Иван Иваныча. Газетчик даже что-то записал. А тетя Вера вытащила платок и будто заплакала.

— Чего вы расстроились, Вера Акимовна, почему вы так громко сморкаетесь? — спросил Иван Иваныч.

— Это я от радости сморкаюсь, — сказала тетя Вера.

— Ну, тогда, — сказал Иван Иваныч, — прочитайте инструкцию.

И он дал тете Вере синюю книжечку, на которой был нарисован дворец-телевизор.

— Тары-бары-бум! — закричала от радости тетя Вера. — Хры-фры-брум.

— Что это вы только фрыкаете да брумкаете? Вы читайте, — сказал Иван Иваныч.

Тетя Вера убрала платок, надела слуховые очки и прочитала:

Раз, два, три, четыре,

Телевизор в новом стиле.

Если в мире чуда нету,

Как назвать новинку эту?

Скоро вы поймете сами —

Это ж ЧУДО перед вами!

— Что? Что? — спросил Иван Иваныч.

— Это была присказка, — сказала тетя Вера. — А вот и сама инструкция.

Одну ручку повернешь — синим светом все зальешь?

А другую повернешь — три программы найдешь:

Первая — лекция,

Вторая — лекция,

А третья пока не работает.

— Ну что ж, — сказал милиционер, — хороший телевизор.

— Это еще не все, — сказала тетя Вера, — дальше послушайте:

Нажмите кнопку номер один,

Откроется дверца номер один,

Начнется чудо номер один.

И мы, конечно, сразу захотели нажать на кнопку, чтоб открылась дверца и началось чудо. Но тетя Вера строго сказала:

— Это вам не игрушка. Ясно? Посмотрите, что на ящике написано: РУКАМИ НЕ ТРОГАТЬ, НЕ ДЫШАТЬ, НЕ ИГРАТЬ, А ВЕСТИ СЕБЯ ТИХО, ОЧЕНЬ ТИХО! И ЕЩЕ ТИШЕ! А теперь уходите! Иван Иваныч устал — он ведь на пенсии.

Так всех и прогнала, — даже милиционера.

А когда мы пришли домой, у Алошки горел огонек. Ох, как я обрадовался! И Алошка тоже обрадовался.

— Я тебя давно жду, — сказал он. — Давай играть.

И мы стали ГРОМКО, ГРОМКО играть. Я опять сделал на диване из подушек огромную-преогромную гору, собрал на гору все свое храброе войско, и мы открыли страшную пальбу.

Но вот из-за высокой горы стала подниматься темная-темная ночь. И мы услышали, как на третьем этаже в квартире Иван Иваныча вдруг заиграла тихая музыка. Замолчали мои пушки, притихли мои верные солдатики и стали слушать. Но кто-то дернул меня за ухо.

— Ты какой-то невеселый, — пропищал Алошка. — Разве ты не рад? Теперь Иван Иваныч всегда будет на пенсии.

— Конечно, рад. Молодец, Алошка, я ведь знаю, что это ты все устроил. А Иван Иваныч и тетя Вера не знают.

— Ну и пусть, — сказал Алошка, — чиХОчиЧУ чиДОчиМОЙ.

Он уцепился покрепче за мое ухо, чтоб не упасть, и я услышал, как он громко, громко дышит — заснул. Устал за целый день, набегался. Так он и поехал на моем плече к своему домику.

Я сам открыл дверцу домика, положил Алошку на кроватку. Укрыл маленьким одеяльцем:

— Спокойной ночи, Алошка! Ты теперь от меня не убегай. Ты мое чудо. И я совсем не хочу смотреть их телевизор. И я теперь всегда буду ГРОМКО ДЫШАТЬ, ГРОМКО ИГРАТЬ И ВЕСТИ СЕБЯ ГРОМКО!

ЧАСТЬ III

Через горы и леса

Тетя Вера хочет заколдовать меня и бабушку

Наступила зима. Завыл под окном холодный ветер: УУ-УУ!

И кто ходит без галош, того гонит домой. И кто ходит в галошах, того тоже гонит домой.

И опять меня тетя Вера не пускает на улицу. Хорошо, что у меня, откуда ни возьмись, появился друг. И хорошо, что он живет в маленьком домике. И я ему сказал:

— Алошка, не выходи на улицу без галошек. И вообще не выходи.

— ЧиПОчиЧЕчиМУ?

— Слышишь, как ревет ветер: у-у-у-у-у!

— А у меня на ногах чиГАчиЛОчиШКИ — галошки!

— Глупый ты, глупый! — сказал я. — На улице насморк, на улице грипп.

— Зачем ты ругаешься?

И он заплакал. Вот какой чудак — заплакал. Слезки у него: кал-кал, кап-кап. Маленькие слезки.

— Дай мне, — говорит он сквозь слезы, — чиПИчиРОГ…

— Чего? — спрашиваю.

— Пирог с орехами — вот чего.

— А-а-а!

— «А-а»! — передразнил Алошка.

Только я ничуточки не обиделся, а скорее побежал к бабушке на кухню и попросил пирожок с орехами.

— Это, бабушка, не для меня, — шепнул я ей, — а для Алошки. Оказывается, он тоже любит твои пирожки с орехами.

— Тары-бары-бум, балуешь дите, — сердито сказала тетя Вера на своем сказочном языке.

А бабушка ей отвечает на своем:

— Люшеньки-люли. Какое ваше дело?

— А я вот возьму да заколдую тебя с дитем, — пригрозила тетя Вера.

— Ах, матушка колдунья, — вздохнула бабушка. — Я раньше тебя гусей-лебедей заманивала. И теперь тебя переколдую!

Тете Вере это не понравилось. У нее опять случилась тоска-печаль. А я схватил пирожок и скорее побежал к Алошке.

Ну конечно, Алошка обрадовался — ухватился за пирожок обеими руками!

Первый пирожок он съел очень быстро, второй помедленнее, а с третьим принялся играть, шалить и даже безобразничать. Бросал пирожок вверх — ух! Бегал с ним, как с ружьем, садился на него, как на стульчик, и бил ногой, как футбольный мяч.

— Тары-бары-бум! — закричал я голосом тети Веры. — Что ты делаешь, озорник?

И вдруг вошла сама тетя Вера. Алошка разбежался да как стукнет по пирожку. Пирожок как полетит да как трахнет по волшебным очкам: ТРАХ-ТА-РА-РАХ!

И сразу в комнате все стало зеленым, как перед грозой.

— ОН РАЗБИЛ МОИ ОЧКИ! — крикнула тетя Вера ужасным голосом.

Тетя Вера сражается с бабушкой

Алошка испугался и юркнул в свой домик, а я замер. Я тоже испугался: я знал, что сейчас тетя Вера будет долго кричать. И она правда начала:

— О, мой носик-востроносик, без очков остался, без волшебных. Теперь ты, мой нос, точно конь гнедой без седелышка… Тяп-тяп-тяп…

— Что это у вас тут стряслось? — спросила бабушка. Она прибежала на шум.

— Это Алошка расшалился, — прошептал я бабушке.

— Ох, опять этот Алошка, — покачала головой бабушка. — Ну и озорник!

А я сказал:

— Он больше не будет озорничать, я с ним хорошенько потолкую!

Я поднял тети Верины очки — они не разбились. И я хотел попросить за Алошку прощения. А тетя Вера как надела на нос свои волшебные очки, как посмотрела на нас с бабушкой, так и сказала:

— Ну теперь, тары-бары-бум, я вас заколдую!

— За что? — спросила бабушка. — За что же ты нас заколдуешь?

— А за то, что приближается праздник Новый год, — отвечает тетя Вера.

— И хочу я, красная девица, быть хозяйкою, пригласить на праздник Иван Иваныча и чтоб у него по усам вино текло.

Так сказала тетя Вера и запела свою страшную волшебную песню:

Лежит волчище да на пузище,

Ого-го!

Раскинул хвост да на сто верст,

Страшно!

— Бабушка, — прошептал я, — а ты начинай свою добрую волшебную песню.

Мы ее переколдуем.

— Стара я, — отвечает бабушка. — Раньше много хороших песен знала, да теперь забыла.

— Бабушка, скорее вспоминай!

— Эх, разве что эту. — И бабушка тихонько запела:

— Капки по капки,

Где были?

— У бабки.

— Что ели, капки,

Что пили, капки?

И замолчала.

— Бабушка, а что ели капки? — спросил я.

— Не помню, внучек.

— Бабушка, а что пили капки?

— Забыла, внучек.

— Ха-ха-ха! ЗАБЫЛА, — засмеялась тетя Вера. — А я не забыла.

И она громким голосом запела наизусть свою страшную волшебную песню:

Лежит волчище,

Да поперек года,

Серым днем,

И вся людская

Беда-невзгода

В нем, в нем!..

А я как махну рукой —

Так и сбудется,

Так и сбудется — не минуется.

Ну что, сдаетесь?

— Нет, нет, — крикнули мы с бабушкой. — Не сдаемся!

— Ах так! — сказала тетя Вера и посмотрела на нас сквозь свои волшебные очки. — Ах так! Тогда замрите! НЕ БЕГАЙТЕ, НЕ ПРЫГАЙТЕ, НЕ ЖАРЬТЕ, НЕ ВАРИТЕ, ПОКА НЕ ПРИДЕТ С РАБОТЫ МАМА.

— Эх, — прошептал я бабушке, — был бы сейчас папа! Тогда…

И больше я ничего не успел сказать, потому что замер. И бабушка тоже замерла.

Тетя Вера испекла волшебное печенье, а мама его съела

Пока мы с бабушкой не бегали, не прыгали, не жарили, не варили, тетя Вера тихонечко подошла к шкафу, открыла дверцу… И — раз, два! — достала с полки свою волшебную книжку «О ВКУСНОЙ И ЗДОРОВОЙ ПИЩЕ», подошла к плите и начала колдовать над обедом.

— Колдуй, баба, колдуй, дед, заколдованный обед, — зашептала тетя Вера.

Сразу над плитой что-то закипело, зашипело, забулькало. И я услышал, как тетя Вера прошептала:

— Тары-бары-бум. Раз, два… Раз, два… Первое-второе, горе — не беда! А вот страница двадцать пять… Как приготовить волшебное печенье, под названием «Пальчики оближешь».

Взять муки два мешка,

Два горшка молока,

Яблоки моченые,

Огурцы соленые,

Три желтка

Без белка,

Два белка

Без желтка.

Перцу — таз,

Соли — таз, —

Это будет в самый раз!

А когда пришла мама, тетя Вера закружилась и запела ласковым голосом:

Любимая сестрица,

Прошу за стол садиться,

Сейчас, сейчас получишь ты

Обед волшебной вкусноты.

А еще печенье, под названием «Пальчики оближешь».

«Первое-второе, горе — не беда, — подумал я. — Съем за маму всю тарелку. А вот печенье. Что сделается с мамой, если она попробует это волшебное печенье?..» И стал я хватать из вазы, чтоб спасти маму (только, чтоб спасти маму), стал хватать это ужасное печенье.

— Ты что делаешь?! — закричала тетя Вера. — Пускай мама попробует. — А сама одной рукой на меня показывает, а другой пододвигает к маме вазу с печеньем ближе, ближе… И потихонечку сказку начинает: — Жил-был на свете медвежонок, по прозвищу Шалун. А у него жила-была тетя-медведица, по прозвищу Хорошая, и бабушка-медведица, по прозвищу Копашушка. И этот медвежонок, по прозвищу Шалун, обижал тетю-медведицу, по прозвищу Хорошая. Он не вел себя тихо, а громко шумел.

— Ай-яй-яй! — сказала мама и посмотрела на мою бабушку.

— А бабушка-медведица, по прозвищу Копашушка, — сказала тетя Вера, — целый день играла да шалила вместе с медвежонком.

— Ай-яй-яй! — сказала мама и протянула руку к вазе с волшебным печеньем.

— И вот однажды дело дошло до того, что этот Шалун медвежонок чуть не разбил тетины прекрасные очки. А тетя-медведица Хорошая ничего не сказала, а только покачала своей хорошей головой.

— Ай-яй-яй! — сказала мама и откусила кусочек печенья. — Не нравятся мне такие медвежата-шалуны.

— Мамочка, — закричал я, — не ешь печенья! Тетя Вера нас с бабушкой заколдовала и тебя заколдует!

Но мама уже съела это ужасно соленое печенье. И сразу глаза у нее сделались недобрые.

— Все это мне очень не нравится, — сказала мама. — Пока я на работе, тетя Вера о вас печется-заботится.

— Да, заботится, — сказала бабушка, — целый час продержала нас в углу, носом к стенке.

— Ха-ха-ха! Продержала! — засмеялась тетя Вера. — И еще продержу. — И она схватила маму за руку и повела в другую комнату.

А там, в другой комнате, тетя Вера стала рассказывать маме страшную историю про бурого медведя Михайло и серого волка Левона. Как обули медведь да волк овечьи валенки, надели полушубки овечьи и пошли по темному лесу. Никто их узнать не может. Идут медведь с волком, репу жуют, а под валенками снег скрип-скрип-скрип… И хватают они за бочок всех, кто не спит, не спит, не спит…

Мама быстро легла в кровать и уснула. А тетя Вера ушла в свою комнату и тоже: «Фыррр… фыррр» — уснула.

А мы с бабушкой не можем уснуть. Слышу я, как бабушка вздыхает да с боку на бок поворачивается.

— Бабушка-ладушка, это почему ты не спишь? — спросил я. — Думаешь, как тетю Веру победить, да?

— Нет, просто я старенькая. Вот мне и не спится.

— Ладушка ты, ладушка, старенькая бабушка. Как же нам быть?

— Не знаю, внучек.

— Бабушка-ладушка, а я знаю. Надо скорее позвать папу.

— Да как позовешь? Ведь папа-то далеко — за горами, за лесами, за речкой Ладогой.

— Ну ничего, — сказал я. — Знаешь, бабушка, утро вечера мудренее. Ты спи. Только с боку на бок не поворачивайся, а я буду тебя охранять.

Я взял свое ружье и стал охранять…

Я охранял, охранял… и ПРО ПАПУ ВСПОМНИЛ.

Наше с папой тайное слово

Скрип-скрип-скрип… Ходят по снегу скрипучему волк да медведь. А папа их не боится. ПАПА НИКОГО НЕ БОИТСЯ.

Потому что он сильный: он может подбросить меня до потолка: ух! А потом поймать. Я знаю, мой папа сейчас ходит по берегу речки Ладоги и ПРО МЕНЯ ДУМАЕТ. А речка Ладога под лед ушла. Там, подо льдом, как под стеклом, рыбы плавают. Позовет папа рыбину и скажет:

— Плыви, рыбина, до речки Яузы, там, у Яузы, мой сынок живет. Передай ему наше тайное слово.

Поплывет рыбина, а только у речки Яузы уже ждет ее тетя Вера с большой черной сумкой. Поймает рыбину тетя Вера, в сумку положит и домой принесет.

— Смотрите, — говорит, — какую рыбину я для вас достала. Живая еще.

Рыба только рот открывает, а сказать уже ничего не может.

А папа все ходит по берегу речки Ладоги, все ходит.

У него-то в кармане

Снежок скрипит

У него под ногами

Зайчонок спит.

Разбудит он зайчонка:

— Беги, дружок, через леса и поля до города Москвы. Там, в Москве, мой сынок живет. Передай ему наше тайное слово.

Скачет заяц по лесам и полям, доскачет до самого города.

Тут ею тетя Вера и поймает. Положит в черную сумку и отнесет доброму молодцу Иван Иванычу.

— Сшей, — скажет, — добрый молодец, себе теплый воротник.

А папа все ждет-ждет… Когда приплывет рыба, когда прибежит заяц, когда вернется к нему наше тайное слово.

А у нас есть тайное слово,

Наше с папой тайное слово,

Вы не слыхали такого,

Никогда не слыхали такого.

И по этому слову, я знаю,

Я сейчас же папку узнаю!

Прозвенит в коридоре звонок.

Войдет человек и скажет:

— Сынок! —

А еще он скажет — знаете что?

— Ты мой ПУРЗЯ! —

Вот какое тайное слово:

Пурзя!

Вы не слыхали такого?

Пурзя!

Это папка, мой папка

Придумал его.

Я по этому слову узнаю его.

Приезжай поскорее, папа!

Мы собираем Алошку в дорогу

Утром мы с бабушкой подошли к Алошкиному домику, и я крикнул:

— Алошка, надо сбегать к папе на речку Ладогу. Передай, пускай скорее приезжает. Мы ждем его на Новый год.

— Ладно, — сказал Алошка и быстро надел свои коротенькие штанишки, рубашку в клеточку, носочки и ботиночки. Потом сел на стул и сам завязал шнурки.

— Я готов, — сказал он.

— Эх ты, кузнечик, — засмеялась бабушка. — Куда же ты через леса да поля зимою в такой одежке?

«Ой, правда, — подумал я, — ведь там темный лес, там ветер и снег».

— Как же быть? — спросил я. — Как же горю пособить?

— Это горе — вполгоря. Пускай вылезает, снимем мерку, сошью ему шубу и шапку.

Алошка вылез из домика. И мы его обмерили: шапка — с ноготок, пальтишко — четыре ноготка, валенки — два. Бабушка села за швейную машинку. Я отдал свои старые зеленые варежки. Из моих варежек сшили Алошке шубку. А из маминого воротника бабушка скроила рыжую шапку-ушанку, а еще меховые сапожки, называются пимы.

Потом я посадил Алошку на ладонь. Стала бабушка ему шубку примерять, а я рыжую шапку, и мы вместе натянули ему на ноги сапожки-пимы. Я поднес Алошку к зеркалу:

— Посмотри, какой ты теперь.

Алошка засмеялся, сдвинул шапку на одно ухо и выставил вперед правую ножку в сапожке. Потом — прыг! — правую убрал, левую выставил.

— Хватит прыгать на моей ладони, — сказал я. — Пора, Алошенька, собираться в дорогу.

И тут в комнату вошла тетя Вера.

— Что это у тебя рыженькое в кулаке? — спросила она.

Я быстро спрятал руки за спину и сказал:

— Это просто так. Я рыжую белочку поймал.

— А-а, — сказала тетя Вера, — пойду-ка к себе, надену свои слуховые очки. Мне сразу все виднее станет.

И она ушла.

Я спустил Алошку на пол.

— Беги, Алошка! Беги!

— Сейчас, — сказал Алошка, — только надену чиГАчиЛОчиШКИ.

— Ну чего ж ты, Алошенька? Тетя Вера сейчас вернется.

— Не лезут, — вздохнул Алошка. — Не лезут галошки — вот чего.

— Садись, помогу, — сказала бабушка.

Она взяла маленькие Алошкины галошки, а я побежал к двери — посмотреть, не идет ли тетя Вера.

И когда тетя Вера снова открыла дверь, в комнате были только мы с бабушкой. А в домике Алошки погас зеленый огонек.

Страна Авдотия

У меня был друг Алошка. Он жил в маленьком домике. Спал на маленькой кроватке, сидел за маленьким столиком. А на столике горела лампа с зеленым абажуром. Только теперь огонек никто не зажигает Совсем темный, пустой домик стоит на столе.

Очень скучно без моего дружка, без маленького Алошки. Некому теперь со мной играть, некого мне спать в домике укладывать.

Стадо пусто в нашей квартире, никто не шумит, все ведут себя тихо, очень тихо и еще тише… Валяются под кроватью мои верные солдатики, сабли их затупились, в пушки набилась пыль, а у меня горло перевязано, потому что я где-то простудился.

Скучно мне, скучно. Позвал я бабушку.

— Бабушка-ладушка, — попросил я, — расскажи мне про свою волшебную страну, про Авдотию. Она далеко, да? Она за горами?

— За горами.

— За лесами?

— За лесами. И не очень чтоб большая, всего-то дворов четырнадцать. Да земля уж больно у нас хорошая. Золотая землица.

— Золотая? Вот здорово! Ты мне, бабушка, не говорила, что золотая. А речка серебряная?

— Речка серебряная, — говорит бабушка. — Так и играет на солнышке. Речку нашу Добрушей зовут. А через речку — мостик, три дощечки, а за речкой — лужок, а за ним — лес большой.

— Бабушка, а где ж гуси-лебеди?

— Да на лужке, тут рядом, возле дома пасутся. А домик мой на угорышке стоит, а перед домом большая калина. Громким голосом меня зовет, окликает:

Ты, милая, воротися,

Воротися, милая, оглянися,

Здесь поклажи не забыта,

Поклажица немалая:

Тебя матушка тут растила,

Русу косу заплетала…

— Бабушка, ты чего плачешь?

— Это я так, вспомнилось чего-то, да забылось… эх!

— Бабушка, а ты правда волшебница? А ты можешь сделать так, чтоб мы Алошку увидели?

— Раньше могла, — вздохнула бабушка. — А теперь нет, стала забывать родные волшебные-то песни. Да и как его увидишь? Бежит он маленький по широкому полю да по темному лесу… Нет, не увидишь…

— Бабушка-ладушка, а я знаю как! Пойдем скорее! — И я схватил бабушку за руку.

Сказка большого леса

Мы пошли на третий этаж к Иван Иванычу. Ведь он теперь на счетах не щелкает, а сидит целый день на хорошей пенсии против чудо-техники, телевизора новой конструкции.

— Давай поглядим, — сказал Иван Иваныч, — а что сегодня на голубых экранах?

Он одной рукой ручку повернул — и получилась лекция. Еще раз повернул — опять лекция…

— А мы с бабушкой хотели Алошку поглядеть, — сказал я.

Иван Иваныч не рассердился, что мы лекции не захотели смотреть, а улыбнулся. Он улыбнулся в свои большие рыжие усы и нажал на волшебную кнопку № 1… Сейчас же открылась дверца № 1. И началось чудо № 1: детская передача «Сказка большого леса».

Мы увидели большой-пребольшой лес. И настоящая метель закружилась над лесом. И так громко завыл ветер, что мне стало чуточку холодно и страшно.

— Что это у вас тут происходит? — услышал я голос тети Веры.

— Детскую передачу смотрим, Вера Акимовна, — отвечает Иван Иваныч. — Новая интересная программа для маленьких. Называется «Сказка большого леса».

— Обожаю сказки… — сказала тетя Вера. — Особенно страшные. Я тоже посмотрю эту новую программу: может, она будет страшненькой.

Тетя Вера взяла стул и села рядом с дверцей № 1, поближе к чуду № 1.

— Смотрите! — закричал я. — Белочка в снегу барахтается! — Мне показалось, что это белочка.

— Где? — спросила тетя Вера и надела свои слуховые очки.

— Да вот же, вот! — кричу я.

— Не белочка это! — говорит тетя Вера.

— А кто же? — спрашиваю.

А тетя Вера велит Иван Иванычу:

— Приблизь изображение.

Он что-то чуть-чуть крутнул, и вдруг видим: да это же Алошка! Совсем рядом! Весь в снегу.

— Алошенька! — кричу я. — Алошка!

— Ах, вон он где! — засмеялась тетя Вера. — Далеко ли собрался?

Но Алошка все глядит и глядит на нас. А нас почему-то не слышит и не видит. Может, потому, что метель и ветер гудит?

Потом он побежал по узенькой тропинке через темный лес. А кругом — ни души, только ели да сосны…

Вдруг навстречу ему выходит Неизвестно Кто.

«Здравствуй», — сказал Неизвестно Кто и облизнулся.

«Здравствуйте», — пропищал Алошка.

«Далеко ли собрался?» — спросил Неизвестно Кто и сдвинул на лоб овечью шапку. А из-под шапки показались два острых серых уха.

«Я бегу к папе одного мальчика, за речку Ладогу».

«А тебя как зовут?» — спросил Неизвестно Кто и протянул к Алошке серую лапу с когтями.

«Алошка, — сказал Алошка и шагнул назад. — А вас как?»

«А меня Левон. Да ты не бойся, маленький. Я здесь сторож. — И Левон расстегнул ворот овечьего тулупа, а из-под тулупа проглянула серая шерсть. — Я здесь лес сторожу».

«Но ведь вы… — тихо-тихо сказал Алошка, — но ведь вы не человек».

«Ну, я почти человек. Вот и овчину выдали. И репы целый мешок, да какая это еда — репа! Послушай, маленький, идем за мной, я тебя из леса выведу».

«Спасибо, — сказал Алошка. — А то я чуть не заблудился». — И он пошел за сторожем.

— Алошка, — крикнул я, — не ходи за ним! Это не сторож, это волк Левон!

Но тут завыл ветер, и Алошка опять не услышал.

Повел волк Левон моего Алошку по звериной тропе. Идет и все оглядывается — не отстал бы. Подошли они к берлоге.

«Вот здесь отдохнем, — сказал волк Левон. — Ты — маленький, иди в дом».

«Мне некогда отдыхать, — сказал Алошка. — Ведь мне еще далеко, за речку Ладогу».

«Иди, когда говорят!» — рявкнул вояк. И втолкнул Алошку в берлогу. А сам на снегу уселся, хвостом дверь припирает, чтоб Алошка не убежал.

— Ждет кого-то, — прошептал я бабушке.

Стало совсем смеркаться. Иван Иваныч еще крутанул ручку там, где было написано «чудо № 1», и вдруг мы услышали: скрип-скрип, скрип-скрип… Идет из темноты медведь, а на спине мешок несет. Увидал волка и говорит грубым голосом:

«Ставь, брат Левон, чугуны, я репу несу на ужин».

«Брось мешок, Михайло, — говорит волк. — Я повкуснее ужин нашел. Поймал одного малыша и в берлоге закрыл. Давай, брат Михайло, его съедим».

«Неудобно, Левонушко, время еще не приспело. Пускай он заснет, на бочок ляжет, а мы его тогда-.. Ха-ха-ха!..»

«Ха-ха-ха!» — засмеялся Левон.

«А пока, Левон — длинный хвост, отдохнем, — говорит Михайло. — Еще рано нам в обход идти, еще Последние известия не передавали». — И медведь сел рядом с волком, к большой сосне привалился.

«Э-э-ээх, — зевнул волк Левон, — спать охота».

«Э-э-ээх! — зевнул Михайло. — Ходим все, ходим, детей беспокоим, за бочок их тяпаем, а самим поспать некогда».

«Такое уж наше дело — звериное, — сказал волк. — Кто к чему приставлен. Нам бы, Михайло, вот что: кроме этой репы проклятой, молока бы полагалось, а? Ведь без воскресений работаем. Каждую ночку по лесу шатаемся».

«Эх, Левон, похлопотать за нас некому. Старые-то сказки забывать стали».

«Сказки сказками, — сказал волк, — а ты, Михайло, пойди послушай, не заснул ли наш малыш. Детям спать самое время, а нам ужинать».

Медведь Михайло встал и кряхтя подошел к двери.

Бабушкина баюкалка

Тетя Вера нас с бабушкой тоже погнала спать. А мы сказали:

— Нет. Пока до конца не досмотрим, не уйдем.

Тут уж Иван Иваныч за нас вступился. Он еще раз крутнул ручку «чуда № 1», и мы опять услышали голоса.

«Пока он не заснул, — сказал волк, — я сам лягу спать. У меня ноги не казенные. А ты, Михайло, меня побаюкай».

Мы с бабушкой к самому «чуду № 1» подвинулись, чтобы послушать, как медведь волка баюкать станет.

А волк полушубок — долой! Валенки — долой! Валенки под голову положил. Медведь его полушубком накрыл, а хвост — наружу. Огромный серый — на сто верст. И глаза не закрывает, глядит.

«Пой, — говорит волк, — пой, Михайло».

Михайло затянул:

Э-э-э-э,

Ле-е-тя-ят у-у-утки…

И два гу-у-уся!..

«Что ты! — закричал Левон. — И так натощак лег, а ты про уток. Другую какую…»

Завозился волк под овчинным тулупом, защелкал сердито зубами и хвостом об дверь — трух-трух… А из-за двери Алошка выглянул. И тогда я прошептал:

— Бабушка, вспомни скорее свою волшебную баюкалку.

— Про капки, что ли? — спросила бабушка.

— Про каяки, бабушка.

И бабушка запела в самое «чудо № 1»:

— Капки по капки,

Где были?

— У бабки.

— Что ели, капки?

Что пили, капки?

И показалось мне или правда — волк Левон положил морду на лапы и закрыл один глаз.

— Ой, бабушка, только не забудь, только допой до конца!

А бабушка молчит.

— Ну, бабушка-ладушка, что ели капки?

— Что ели капки? — Бабушка опять запела:

— Ели-то кашку.

Волк Левон и другой глаз закрыл.

— Пили-то бражку.

Бражка-то сладенька,

Бабушка добренька!

Гляжу — медведь на волка голову положил и тоже глаза заводит. А потом и захрапел: хры-фры-брум.

— Вот и оба готовы, — сказала бабушка, — от старой баюкалки никто не устоит.

А я крикнул:

— Беги, Алошка, дорога свободна!

И Алошка выскочил из берлоги и побежал что есть мочи.

— Что-то вы все разговариваете да поете, — сказал Иван Иваныч. — Может, лучше послушаем лекцию?

— Лекцию! Лекцию! — закричала тетя Вера. — Надоели всякие там капки по капки! Мы все же взрослые люди!

Тогда Иван Иваныч — трык! — и закрыл дверцу № 1.

И сразу кончилось «чудо N 1» — пропал лес, а на голубом экране показался человек с большими ушами.

Он стал говорить, как выводит кур в инкубаторе. И мы с бабушкой пошли домой — так и не узнали, что стало с Алошкой.

Тетя Вера зовет Алошку

Подошел праздник Новый год. Тетя Вера с утра включила пылесос, чтобы не слышно было, что передают по радио. Тогда бабушка повесила на окна белые занавески, и сделалось светло.

А тетя Вера вынесла в ванную комнату все три горшка с цветами — и стало как-то лысо.

— А мы просо сеяли-сеяли, — тихонько пропела бабушка, ну прямо себе под нос.

А тетя Вера хоть и без слуховых очков, а сразу услыхала.

— А мы просо вытопчем-вытопчем! — рявкнула она. — Ни травиночки не будет, ни былиночки! Ух, пропади все пропадом!

Да как трахнет об пол тарелку с моей недоеденной котлетой…

Мне стало обидно, и я побежал в свою комнату.

— Что? Телефон зазвонил? — спросила тетя Вера и побежала за мной.

Она схватила трубку:

— Алло! Иван Иваныч! Алло!

А что зря звать Алошки-то нет.

— Где ваш Алошка? — рассердилась тетя Вера. — Когда он нужен — нет его.

— Раньше то не очень вы его жаловали, — вздохнула бабушка.

— Да если б я прежде знала… — захныкала тетя Вера. — Эх, бедная я сиротинушка! А может, он вернулся?

Потом я увидел, как тетя Вера на цыпочках подкралась к телефону и стала звать шепотом:

— Алоша! Не бойся, Алоша! Я добрая, я хорошая.

Но никто не отзывался. Тетя Вера зашептала еще громче:

Алоша-чи, Алоша-чи,

Выйди на минутку-чи.

Но у нее ничего не получилось, потому что она не знала НАШЕГО С АЛОШКОЙ ТАЙНОГО ЯЗЫКА.

Да если бы и знала, все равно Алошки не было.

И тогда тетя Вера заскучала громким голосом:

Каждый день мне стал

Понедельником.

Поросла моя жизнь

Темным ельником!

А за ельником — опушка,

За опушкою — избушка,

У избушки —

Курьи ножки,

К той избушке

Нет дорожки,

Я бы — шу-шу-шу полетела, —

Кабы не добрый молодец

Иван Иваныч

Со своей технической новинкою.

Тут уж бабушка не выдержала, говорит:

— Иди чай пить, бедная ты, злая волшебница, Вера Ахимовна.

— Не хочу я вашего чаю несчастного! — крикнула тетя Вера. — Лучше приклейте мне бороду! Пойду, как Дед Мороз, за елкой. Без меня никто не принесет.

Надела пальто и ушла.

ЧАСТЬ IV

Когда возвращаются люди

Мы готовимся к Новому году

Тетя Вера принесла большую елку, до самого потолка.

— Обкололась через вас, — говорит, — надоели вы мне. Вот сейчас сделаю себе маску, вы меня не узнаете…

— Да и мы сделаем, — отвечает бабушка, — и ты нас не различишь.

Мы начали наряжать елку, а тетя Вера пошла к себе в комнату и давай щелкать ножницами.

— Щелк-щелк, мои ушки!

— Она ушки делает, — говорю я бабушке.

А бабушка:

— И мы сделаем.

— Щелк-щелк, мои ножки!

— Она ножки делает, — говорю.

А тетя Вера опять:

— Щелк-щелк, мои зубки.

— Слышишь, бабушка?!

— Ничего. Мы охотничками нарядимся, — говорит бабушка.

Но я больше хотел нарядиться медвежонком, потому что я люблю их, этих медвежат. Они коричневые.

— Ну и что ж, — сказала бабушка, — у меня как раз есть белый мешок, будешь белым медведем.

— Бабушка, — сказал я, — пускай даже белым. Даже зеленым. Но давай, давай мы Алошке что-нибудь на веточку повесим пониже, чтобы он достал.

Бабушка ничего не ответила. И я понял, что она уже не ждет Алошку.

Алошка, маленький Алошка, разве найти тебе папу, когда снег и ветер и черный лес… А если бы ты и нашел, как вам вернуться через этот лес?

Ведь там медведь — Михайло и волк — Левон, а у волчищи — хвост на сто верст…

— Щелк-щелк, мои когти, — пела за стеной тетя Вера.

И тут вошла мама.

Как увидела мама елку, обрадовалась.

— Ну что ж, — сказала мама, — давайте делать праздник. Наряжаться будем?

— Будем, будем! — закричал я.

И вдруг из соседней комнаты:

— Щелк-щелк, мой хвостик!

Мама прислушалась и пошла к тети Вериной двери. А я закричал:

— Мамочка не ходи! Она целый день щелкает!

Но мама засмеялась и вошла. Она меня не слушает.

Вот папу послушала бы, а меня нет.

И тетя Вера ее понемножку заколдовывает.

— Щекл-щелк, мой животик!

Гуси-лебеди

— Чего ты не веселый какой? — спросила меня бабушка. — Гляди-ка, елочка зажглась!

Среди елкиных иголок, как среди темного леса, горели маленькие огоньки: желтые, оранжевые и зеленые. Под ними качались голубые снегурочки, красные лисы, желтые олени. Но это все были игрушки. А там, у меня в домике с зеленым огоньком, жил НАСТОЯЩИЙ, ЖИВОЙ маленький Алошка.

Я подошел к домику. Нет, не было там Алошки. Сразу видно — дом пустой.

— Надевай-ка, голубчик, — сказала бабушка и подала мне костюм. Это был медвежачий костюм. И я стал совсем белым медведем.

— А мама не испугается? — спросил я у бабушки.

— Уж не знаю, — ответила она и поступала в тети Верину дверь: — Выходите! Мы готовы!

Из комнаты вышли два довольно больших зайчика. Я прямо даже растерялся. Где мама? Где тетя Вера?

Один зайчик погладил меня лапой по голове. Кто этот зайчик?

А другой подскочил к столу, оглядел блюда с пирогами да конфетами и сказал:

— Наготовили как на маланьину свадьбу, а народу нет никого.

Кто этот зайчик? Ну, это я немного догадался. «Вот если бы был папа, — подумал я, — кем бы он нарядился?»

Может, тоже медведем? Были бы мы с ним два белых мишки. А маленький Алошка сидел бы у меня на плече кии и макушке:

Мальчик, мальчик,

Динь-динь-динь,

Поскорее выходи…

И вдруг — динь-дань! — тихонько зазвонило.

Оба зайчика побежали к телефону, схватили трубку в две правые лапы…

— Алло! — крикнул один тоненьким голосом.

— Алло! Эй! — крикнул другой голосом грубым.

Никто не отозвался.

А когти! — оба зайчика ушли, я на цыпочках подошел к домику. И сразу понял: домик не пустой. Там КТО-ТО ЕСТЬ. Я просунул руку в окошко, зажег зеленую лампочку и увидел: на кроватке, прямо в шубе, шапке и валенках, лежал Алошка. Он спал. А на полу валялся звоночек.

Наверно, Алошка выронил его во сне — вот и зазвонило.

— Алошка, — позвал я. — Алошка, проснись.

Но Алошка не просыпался. Я начал тормошить его:

— Ты скажи, где папа, а потом спи сколько хочешь.

Тихонько подошла бабушка, погладила меня по голове.

— Нашелся, значит, наш маленький, — вздохнула бабушка. — Ох, какие-то вести принес?

Бабушка обняла меня за плечи, и мы стояли и глядели, как спит Алошка.

Вы подумаете, почему она мне бабушка? Потому что мой папа — ее сынок.

Вот почему.

Мы с бабушкой решили никому пока про Алошку не говорить.

Я погасил свет, и мы вышли на кухню. Огонь там не горел, но было светло от чужих окон.

— Ничего, — сказала бабушка и запела тихонько:

Ты заря ли, вечерняя зоренька,

Ты заря ли, вечерняя, меня застигала.

Я гусей стадо заганивала,

Я серых заворачивала…

Вдруг поднялся ветер. Не такой сильный и холодный, а теплый, ласковый.

— Бабушка, — сказал я, — погляди в окошко, что на улице делается.

Бабушка кивнула:

— Знаю, знаю.

— Бабушка, гляди: над городом гуси-лебеди летят!..

Они летели тихо да стройно. И все, что было в городе, перестало спешить. Остановилось. И все подняли вверх головы, потому что не каждый же день такое случается.

Над трамваями и над автобусами, маленькими домами и над высотными, среди проводов и антенн — разве бывает такое? — летели гуси-лебеди!

Вдруг они развернулись и стали кружить над нашим окном.

— Бабушка! Они к нам летят! — крикнул я.

Бабушка высунулась в форточку:

— Тега! Тега! Гуси-лебеди, домой! Нечего вам тут, летите домой, в Авдотию…

Гуси-лебеди махнули крыльями и стали подниматься все выше и выше.

В Авдотию, в Авдотию,

На зеленую травушку,

Там бабушка Авдотья.

Бабушка-ладушка,

Хорошая моя,

Старая моя,

Добрая моя

Волшебница.

Вот и скрылись гуси-лебеди. Улетели.

И тогда я заметил: по улице шагает человек. Очень высокий и очень мне знакомый. Он шел прямо к нашему подъезду.

Я побежал через коридор в комнату, и вдруг за входной дверью: тук-тук-тук!

Все так и повскакивали с мест.

Все так и побежали к двери. И закричали:

— Кто там?

И вошел человек.

Он был очень высокий — выше мамы, выше бабушки и даже немного выше тети Веры.

— Мама! — крикнул он и приподнял над полом… бабушку. И поцеловал ее в седые волосы.

Но я пока не верил.

— Любушка! — сказал он и снял с одного из зайцев маску.

Он не гадал, где какой заяц: под маской была мама. Он поцеловал ее в нос, а мама заплакала.

Но я еще не верил.

Потом этот человек подошел ко мне. Я ничему еще не верил.

Человек нагнулся, и вдруг я полетел вверх, к самому потолку, и все закружилось, поплыло — и пальтовая вешалка, и шкаф, и пыль на шкафу.

— Сынок! — говорил он. — Медвежонок! Большущий мой! Милый мой ПУРЗЯ.

— Папка! — закричал я.

Я знал… Теперь я точно знал — это папа!

И, вместо того чтобы обрадоваться, засмеяться, я почему-то тоже заплакал.

Папа

Когда возвращаются люди

Домой из далеких стран,

Когда возвращаются люди,

Громко гремит барабан:

Там-барабам-ба рабам!

Громко гремит барабан!

Я притащил папе мой барабан, и мы тихонечко побарабанили.

— А где твоя погремушка с попугаем? — спросил папа.

Я нашел погремушку. Я уже давно в нее не играю, но раз папе так хочется…

— А где лошадка-качалка, Любушка, ты помнишь…

Папа и мама что-то такое помнили, чего я не знал даже. И как это папа все помнил?

Когда возвращаются люди

Туда, где их очень ждут,

Кажется, будто люди

Всегда-всегда были тут.

И тогда не гремит барабан.

Мы сели за стол, я прижался к папиному боку…

И как это мы жили без папы?

Папа рассказывал, как он там работал на своей речке Ладоге, а может, и не на Ладоге. Папа скучал без нас.

А потом папа сказал, что он очень обрадовался, когда прибежал Алошка.

— Как он тут живет? — спросил папа.

— Нет нашего Алошки, — ответила мама. — Нет его.

— Как же так? — Папа даже вскочил со стула. — Как же так? — Он очень заволновался: — Ведь Алошка давно ушел от меня. И я просил его передать…

В комнате стало тихо, как будто это не был веселый-превеселый праздник Новый год. А тетя Вера скорее погасила елку. Взяла и огоньки все задула.

В комнате стало совсем темно. Тут мы с бабушкой как закричим:

— Есть! Есть Алошка!

И все увидели: там, в Алошкином домике, горит ЗЕЛЕНЫЙ ОГОНЕК.

Алошка снова запел свою песенку

Все побежали к Алошке, а он выскочил из домика и как бросится… вы думали к кому? Прямо ко мне! Обхватил меня за шею и смеется! А у него в руке колокольчик.

— Алошка! — говорю. — Где же ты пропадал, милый Алошка?

А он ткнулся носом мне в плечо и все смеется:

— ЧиПОчиТОМ, чиПОчиТОМ чиРАСчиСКАчиЖУ.

— Эй, эй, Алоха, — говорит папа. — Это что за секреты?

— Папка, ведь ты еще ничего не знаешь, у нас с Алошкой есть тайный язык!

— А меня научите? — спросил папа.

— ЧиНАчиУчиЧИМ! — крикнули мы с Алошкой. — Научим. — И мы сразу начали учить папу нашему тайному языку. Но вдруг все услышали:

Эх, превратилась бы я

В лебедь черную.

Эх, улетела бы я куда-нибудь

На третий этаж…

Это громко скучала тетя Вера.

— Друзья мои, — сказал папа. — А помнится мне, у нас на третьем этаже жил такой человек с усами — Иван Иваныч. Где он?

— Он на пенсии сидит, — сказала бабушка.

— Он, наверно, у чуда-телевизора сидит, — сказал я.

— Тары-бары-бум, — заворчала тетя Вера. — Он ОДИН сидит, и позвать его некому… И зачем я — щелк-щелк — делала этот хвостик… И зачем мне — щелк-щелк — эти ушки. — Она сняла свою заячью маску, надела очки, повязала голову полотенцем.

Вдруг мы услышали: динь-динь-динь!

— Ты что, Алошка!

А он быстро-быстро зашептал мне на ухо:

— ЧиЯ чиСБЕчиГАчиЮ.

— Куда сбегаешь? — не понял я.

— ЧиЗА чиНИМ.

— А, за Иваном Иванычем? Ну, давай!

Алошка спрыгнул на пол, побежал по коридору, снова пролез в щель почтового ящика, и вот уже на лестнице зазвучал его голосок:

И все зовут Алошку —

Алло! Алло!

Друг к другу шлют Алошку —

Алло! Алло!

Сидишь ты и вздыхаешь

Один, один.

Приду я, прибегу я —

И ты уж не один!

Все вместе

Как пришел Иван Иваныч с третьего этажа. Ох! Как улыбнулся он в свои рыжие усы… так сразу нам стало видно: добрый он и молодец!

— Ну, с Новым годом! С Новым счастьем! — сказал Иван Иваныч.

И он взял тетю Веру за руку и меня за руку, а я бабушку, а бабушка — маму, а мама — папу. А папа потянул нас к елке. А маленький Алошка забрался ко мне на плечо и держался за мое ухо.

Мы прыгали вокруг елки и шалили, сильно расшалилась тетя Вера — ведь она целый год тихо себя вела: не смеялась, не прыгала, не бегала. А теперь зато… она прыгала и пела:

Ой ли, ой люди,

Я капусту посажу,

Ладушки, ладушки,

Всю кочашенькую…

— Да как же вы, Вера Акимовна, — засмеялся Иван Иваныч, — зимой капусту сажать станете?

— А я все могу! — крикнула тетя Вера. — Я ведь волшебница… Ха-ха-ха!

— Не верю, — сказал Иван Иваныч.

— Каких же вы хотите доказательств? — спросила тетя Вера.

— А можете ли вы, уважаемая Вера Акимовна, сделать так, чтобы белочка с елки схватила бы ваши страшные слуховые очки и унесла бы их в лес?

— Пожалуйста, — сказала тетя Вера и забормотала:

Белочка, белочка,

Рыженькая белочка,

Прыгни мне на носик,

На широкий дворик,

Схвати очки,

Припустись в скачки!

И рыженькая белочка прыгнула с елки прямо тете Вере на носик, схватила страшные слуховые очки, выскочила в окошко и убежала в лес…

— Как же я теперь найду свои слуховые очки?! — закричала тетя Вера.

— Вы так добрее, — сказал Иван Иваныч.

— Какая же я теперь волшебница без своих слуховых очков?

— Чего печалиться, — сказала бабушка. — Может, доброй волшебницей станешь. Вместе будем гусей-лебедей домой загонять, вместе будем сказки рассказывать.

— А ведь я люблю добрых волшебниц, — сказал добрый молодец Иван Иваныч и улыбнулся мне.

Тетя Вера тоже улыбнулась. А потом засмеялась. А потом крикнула:

— Эх, да что там! Уж хватит мне сердиться да хмуриться. Буду я танцевать и веселиться. И вы, комарики-сударики мои, пошли плясать!

И мы опять стали прыгать, танцевать, КАК ВДРУГ…

Динь-динь-динь… Зазвонил серебряный колокольчик.

— Алошка, Алошенька! Где ты?

А он сидит в своем маленьком домике и смотрит на нас в окошко.

— ЧиХОчиЧУ чиБАчиЮчиШКИ!

— Алошка хочет спать, — сказал я. — Он ведь устал.

Мы собрались вместе около Алошкиного домика… Я попросил бабушку побаюкать. И она запела:

Бай да убай,

Наше дитятко.

Спи-тко усни

Малешенько.

И мы тихонечко начали подпевать:

Бай да люди,

Бай да люди,

Спи да усни,

Спи да усни…

ТИШЕ! АЛОШКА ЗАСНУЛ.

Понравилась сказка? Оцените!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд оцените статью
Загрузка...
Ваш отзыв

top