История рабочей пчелы читать сказку онлайн

История рабочей пчелы

Тяжёлые времена

Маленькая пчёлка Ти родилась в тяжёлые времена. В улье никто не работал. Её старшие сёстры не лепили новые гнёзда, не летали за нектаром. Пчёлы-вентиляторщицы перестали махать крылышками, в улье стало не продохнуть. И даже пчёлы-сторожа ушли со своего поста. В улей тут же проникли воры: осы, муравьи, шершни. Пчёлы из соседских ульев тоже позарились на чужое добро. Улей грабили, но никто не сопротивлялся. В улье сначала было темно, потом засветились два входа. Ти, как всякая пчела, имела пять глаз: два по бокам и три на макушке. Она знала, что взошло солнце и накрыло лучами крышу улья. Сразу посветлело. Голодная Ти побрела искать еду.

Она подбежала к своим старшим сёстрам, сосущим мёд. Они сбились в большой шар, и он крутился на сотах, как клубок на спицах. Тут же копошились трутни. Среди рабочих пчёл трутни казались великанами, но были беззащитны: природа не наградила их жалами. Они совсем не работали, но ели за троих. Трутни давали жизнь всему пчелиному царству, но рабочие пчёлы об этом не догадывались. Эту тайну знали только матушки-царицы из других ульев. Дома их терпели. Ти хотела забраться на гудящий и шелестящий пчелиный клубок, чтоб глотнуть каплю нектара, но испугалась. Она поползла к выходу. Там золотисто переливался солнечный свет. Он напоминал светлый мёд. Ти выбралась на прилётную доску и осмотрелась.

Рядом стоял большой дом под красной черепицей. Над ульем свисали яблоки. Иногда они падали на крышу улья. Перепуганные пчёлы вылетали на шум, а потом возвращались в своё жилище.

Солнце согрело Ти. Впереди у неё была огромная жизнь — целых тридцать пять дней. Больше рабочая пчела не живет.

Хозяин

Хозяин появлялся в своём загородном доме редко и за пчёлами не следил. Соседям говорил, что пчела существо природное, дикое, человек насильно посадил её в деревянный домик, чтоб мёд из неё выкачивать. А у него по-другому — живи, жужжи и радуйся свободе. А от свободы случилась беда.

Главная пчела, матушка Бо, состарилась. Это рабочие пчёлы живут тридцать пять дней, а матушка — до пяти лет. Потому что кормят её пчелиным молочком. А сами едят только пчелиный хлеб — смесь цветочной пыльцы и нектара. Бо жила три года, и силы её иссякли. В улье рождалось всё меньше и меньше пчёл: не хватало работниц. И пчёлы решили матушку Бо выгнать из улья. Но прежде она должна была отложить яйцо для новой молодой правительницы. Матушка Бо не хотела этого делать. И тогда пчёлы стали её заставлять.

Телохранители её предали и подались в сторожа. Но Бо не сдавалась. Она цеплялась ножками за соты, тормозила толстым брюшком. И так впивалась челюстями в соты, что из ячеек брызгал мёд.

Тому, что произошло, Ти не удивилась. Значит — так надо. Ей самой хотелось подтолкнуть матушку хоть одним усиком. Пчёлы пригнали Бо к гнезду. Пожилой матушке некуда было деваться. Но она проучила своих детей. Оставила в царских гнёздах не одно, а десять яиц. Пусть наследницы дерутся за власть. Неожиданно приехал хозяин. С ним были гости. Он подвёл гостей к улью.

— Вот как надо жить, — показывал он на улей. — Вкалывать, как пчёлки.

— Да-да, — согласились гости и пошли веселиться в дом.

Детство прошло

Счастливое детство Ти длилось целых три дня. На четвёртый она начала работать. Специальности Ти ещё не имела, ей поручили самую простую работу — чистить гнёзда. Ти очень старалась. Залезала в гнездо с головой и старательно скребла грязные стенки коготками. Она покрылась грязью с головы до кончика брюшка, но гордилась своим рабочим видом. Её старания заметили и доверили ухаживать за личинками — будущими рабочими пчёлами. Она стала кормилицей. Эта работа ей очень понравилась. Личинки всё время просили есть. Ти кормила их смесью нектара и цветочной пыльцы. Она устраивала им баню. Приносила в зобике росу, поливала малюток тёплой водичкой и растирала усиками. Потом её перевели в уборщицы. Это была нужная работа — очищать дно улья от погибших воров-муравьёв и ос. Ти выбрасывала их из улья в траву, где добычу ждали проворные жабы. Затем она подметала пол. Быстро махала крылышками, едва касаясь дна, и гнала пылинки к выходу. Потом её включили в бригаду строителей восковых сот. Ти лепила шестигранные ячейки так плотно друг к другу, словно родилась строительницей. Их идеальная форма всегда восхищала людей.

Один трудовой день привычно сменялся другим. Наконец наступил праздник. Матушка Бо покидала улей. С ней улетала часть пчёл. Те, кто остались, радовались, что в улье будет просторней. И вместе со всем пчелиным народом радовалась Ти. Она думала, что иначе не бывает. А иначе и не бывает.

Дождь

Матушка Бо заранее приготовилась к отлёту. Посланные пчёлы-разведчицы отыскали большое сухое дупло. Рабочие пчёлы касались разведчиц усиками. От них пахло дубовой корой. Всё в улье было готово к отлёту, но вдруг полил сильный дождь. Вылет отложили.

В это время родилась новая хозяйка улья пчела матушка Ло. Она выползла из своего гнезда. Вокруг неё тут же образовалась свита из новых пчёл. Её умывали, массировали усиками, потчевали молочком. Кормилицы выстроились в очередь, всячески пытаясь доказать свою любовь и преданность. Ти тоже заняла очередь из любопытства. Когда она предстала перед новой хозяйкой, та ожидала от неё вкусного подарка. У Ти ничего не нашлось, и Ло её чуть не ужалила.

А дождь всё лил и лил. В улье оказались две хозяйки — матушка Бо и матушка Ло. Матушка Бо не хотела драки. Она знала, что завтра, когда солнце подсушит улей, улетит навсегда. Но Ло не хотела ждать. Ей не терпелось править сейчас.

Ти крутилась вокруг старших сестёр — ей всё было очень интересно. Её затянуло в центр пчелиного шара. Ти отчаянно пищала, пыталась вылезти. Ничего не получалось. Пчёлы натужно гудели, предчувствуя смертельную схватку.

Поединок

Вокруг старой Бо и молодой Ло забегали пчёлы. Две матушки побежали навстречу друг другу, грозно трепеща крылышками и покачивая брюшками. Вначале они коснулись друг дружки усиками, стараясь найти уязвимые места для удара. Потом встали на задние ножки, словно боксёры перед боем. Пчёлы возбуждённо кружили вокруг них. Ти и не заметила, как влилась в этот быстрый хоровод. Вместе с сёстрами она совершала один круг за другим.

Вдруг Ло быстро заработала передними ножками, опрокинула соперницу на спину, стремясь вонзить жало в голову. Казалось, ещё мгновение, и матушка Бо погибнет. Но тут стареющая, однако ещё сильная Бо воткнула острые коготки в брюшко противницы и сбросила её с себя. Не давая опомниться, поднялась в воздух, спикировала на Ло и вонзила жало в её спину. Ло вяло повернулась набок и поползла в угол улья. Там она судорожно дёргала ножками, дрожала усиками. Если б она выжила, пчёлы всё равно не признали бы её.

Никто не признаёт побеждённых. Ло упала на дно улья и стала обычным мусором. Уборщица Ти вымела её из улья.

Работа есть работа.

Мышь

Матушка Бо победила, но ей всё равно пришлось покинуть улей. Ранним утром она улетела. С ней улетело много пчёл. Это были очень опытные сборщицы нектара. Осталась одна зелёная молодёжь. Она сутками танцевала и поедала зимние запасы. Изводила духота. Ти махала крылышками у входа. Она стала вентиляторщицей. Но нагретый улей одна, даже самая старательная пчела, не охладит. В улье было сухо. Ти поспешила за водой. Она выбежала на прилётную доску. Солнце стояло в зените, но под ульем ещё поблёскивали капли росы. Ти набрала в зобик росинку. Вначале она разнесла капельку по улью, а потом что есть сил принялась махать крылышками. Ти старательно работала, но духота всё равно не проходила.

И тут в улей заглянула мышь. Её сразу опьянил запах мёда. Проскочив мимо Ти, мышь бросилась к медовым сотам. Опасность сразу сплотила пчёл. Они оторвались от еды, разом набросились на воровку. Пчёлы кололи жалами мышиную спину, и сами гибли: жала оставались в плотной мышиной коже.

Мышь крутила остреньким носом, вертела хвостом, пытаясь отогнать пчёл, которые облепили её со всех сторон. Мышь пожирала мёд, несмотря на укусы. Пчелиный яд начинал действовать. Мышь недоуменно встряхивала головой, подёргивала хвостиком и полуживая продолжала глотать мёд.

Ти прицелилась ужалить воровку в нос. Та опрокинулась на спину с оскаленными, жёлтыми от мёда зубами. Ти с трудом вырвала свои лапки из мёда на мышиных зубах.

После этой схватки Ти доверили одну из самых важных должностей в улье. Она стала сторожем.

Охрана

Во время первого дежурства Ти произошли два события. Первое — на заре в улье родилась новая хозяйка улья. Назвали её матушкой По. Пчёлы подскочили к ней, стали расчёсывать, предлагать молочко. По отвергла их заботы и перво-наперво уничтожила возможных соперниц. Она проколола их гнёзда с личинками одно за другим. Её власти ничего не угрожало. И все поняли, что в улье будет порядок.

Пчёлы сразу вернулись к работе. Каждая к своему делу. И даже самые старые потихоньку, с передышками, выползали из улья и таскали воду.

Второе происшествие случилось ночью — в улей двинулись муравьи. Они предполагали, что улей бесхозный, но просчитались. Ти сразу уловила запах муравьиной кислоты. Она подняла тревогу. Первая атака была отбита охраной. Муравьёв кололи жалами. Пчёлы не гибли: жала не застревали в хрупких насекомых. На прилётной доске быстро вырос холмик из убитых муравьёв. На вершине маячила Ти. Она зависала в воздухе и жалила врагов сверху.

Но это было только начало. За первой волной муравьёв пришла вторая. Грабители ползли в улей чёрной лентой. Им удалось разрушить несколько сот с мёдом, но никто из разбойников не выскользнул из улья живым. К восходу солнца на полу валялись тысячи убитых врагов и разносился едкий запах муравьиной кислоты. Уборщицы не успевали выволакивать мёртвых из улья. Толстые жабы ловили свою добычу на лету.

После этого случая Ти стала приёмщицей нектара. В улье это была самая высокая должность. Выше её только должность сборщицы нектара.

Приёмщица

Работа приёмщицы такая: принимай от пчёл нектар и разливай по ячейкам. На этой работе Ти поняла, что в улье полно лодырей, которые только притворяются рабочими пчёлами. Некоторые обманщицы из улья не вылезают. Строит пчела восковые ячейки для мёда, и притворяшка вертится рядом. Суёт свой носик в готовые ячейки, словно помогает в работе. Подметает работница пол — тоже помашет крылышками: вроде старается. Заливает приёмщица нектаром ячейки — и тут ей место. Так целый день притворяшки и шатаются по улью, лениво перебирая крылышками.

Вот на прилётную доску присела такая бездельница. Она деловито шевелит брюшком, усиками, приседает, кланяется, словно артистка. Рассказывает языком танца, что летала с цветка на цветок. А нектара у неё нет. Лентяйка целый день просидела на крыше улья, греясь на солнышке.

Даже среди пчёл почтенного возраста — водоносов — Ти приметила обманщиц. Они целыми днями прохлаждались в кусте шиповника.

Таких притворяшек немного, и пчёлы их терпели, потому что в случае беды они защищали улей наравне со всеми. Тут уж не притворишься.

Первый полёт

На семнадцатый день жизни Ти начала главную пчелиную работу. Она полетела за нектаром. Пчёлы-разведчицы подсказали ей, куда лететь. Ти летела над цветочным лугом. Синие васильки вспыхивали в глазах Ти бирюзой, а жёлтые ромашки переливались золотом. И только маки и красные розы она видела чёрными. Так устроен пчелиный глаз. Поэтому пчёлы никогда не садятся на красные цветы.

Глазами на макушке Ти всматривалась в голубизну неба. Оттуда часто приходили испытания. Вот и сейчас над ней кружился злейший пчелиный враг — серая стрекоза.

Пчела всегда летит по прямой. Так устроены её крылья. Ти пыталась махать крылышками как можно чаще, но стрекоза догоняла её. Она вытянула свои длинные острые лапки, чтобы схватить добычу. Тень врага мелькнула над Ти. Но тут она почувствовала сладкий запах нектара. В траве валялась банка с остатками персикового джема. Ти спланировала в густую траву и залетела в банку. Стрекоза покружилась над банкой и взмыла в небо. Её крылышки засеребрились под солнцем.

Домой

Ти возвращалась домой, нагруженная персиковым нектаром. Она летела медленно, её крылышки ослабели. Она испытывала голод, но не смела проглотить даже каплю. Нектар принадлежал не ей, а улью.

Путь был не близким. Ти совсем обессилела и опустилась на черёмуховый куст. Солнце садилось за лес. Оно было словно в трещинах. Таким его видели глаза Ти. Для пчёл всё, как мозаика.

Уставшая пчела не заметила, как сверху спускался паук. Он быстро сучил ножками, выпуская из брюшка тонкую прочную паутинку. Паук завис над Ти. Он приготовился бросить на свою жертву паутинную сеть. Ти углядела опасность. Она взлетела, но зацепилась ножкой за паутинку. Пчела потащила паука за собой. Паук пытался втянуть паутинку в себя, чтобы подобраться к пчеле, но сильный ветер относил его в сторону. Наконец паутинка лопнула, и паук упал на землю, где его схватила длиннохвостая ящерица.

Ти с трудом долетела до улья. Вокруг неё сразу собрались пчёлы. И каждая старалась коснуться Ти усиком, чтобы запомнить незнакомый в округе персиковый запах. И хотя Ти очень устала, она начала танцевать, рассказывая, где находится это место.

На следующее утро сотни пчёл отправились туда. Приёмщицы не успевали принимать богатую добычу.

Искушение

Солнце встало над лесом, выхватило из тумана улей. Ти первой выползла на прилётную доску. Она думала, что разбитые банки с нектаром раскиданы по всей земле. Только не ленись таскать его в свой улей. Ти полетела к дубовому лесу. Навстречу ей двигались чужие пчёлы. Они летели так плотно, что Ти едва протиснулась сквозь их строй. Встречные пчёлы пропускали её, открыв узкий коридор.

В глубине леса рос огромный корявый дуб. Вершина его высохла. Там чернело дупло. Оно находилось с южной стороны, сюда не задувал северный ветер.

Вначале Ти села на верхушку дуба. Из дупла доносился дурманящий запах дикого мёда. У Ти закружилась голова. Там была не банка с джемом, а целый бочонок. Она понимала, что это чужой улей и пробраться в него не просто, а даже опасно. Но решила: будь что будет.

Она не знала, что это улей Бо, а пчёлы — её родные сёстры. У пчёл свои — только те, кто живёт рядом.

Чужой мёд

Ти, крадясь, сползала по дереву к дуплу. Охрана сразу насторожилась, построилась у входа в шеренгу. Ти весело помахивала брюшком. Она силилась обмануть сторожей и прикинуться своей. Но охранники сразу распознали чужую и сомкнулись теснее.

Ти не полезла на рожон. Она предпочла толкаться среди прилетевших пчёл. Те подумали, что Ти заблудилась и голодна. Её угостили нектаром и цветочной пыльцой. Ти не брезговала угощением и ползала вокруг дупла. Она так мельтешила перед сторожами, что те перестали обращать на неё внимание. Но когда Ти заползала в дупло, сторожа заподозрили неладное. Они понюхали её усиками. Но Ти так долго ползала по дереву, что пахла дубовой корой, как своя.

Сторожа пропустили её. В диком улье стенки были неровные, извилистые. Висели янтарные, душистые соты с мёдом. Ти прогрызла в одной ячейке дырочку.

Её зобик наполнялся мёдом. Пчёлы растерянно заметались вокруг неё. Разве можно поедать зимние запасы? Улей недовольно загудел. Прибежали сторожа и на всякий случай ещё раз обнюхали её усиками. От неё веяло своим дубом и своим мёдом. Сторожа немного покрутились вокруг Ти и вернулись на свой пост.

Ти быстро загрузилась мёдом и по копошащимся пчёлам пробралась к выходу. Воспарила над лесом, и попутный ветер понёс её домой.

Вернувшись в улей, Ти начала танцевать. Вертелась на месте, ходила кругами, подпрыгивала. Пчёлы окружили её, повторяли все её повороты. Рассказ Ти переполошил весь улей. Каждая пчела прикасалась к ней усиками, чтобы услышать запахи дикого мёда. Он казался им слаще и душистее своего.

Наутро Ти первой оторвалась от прилётной доски. За ней устремились другие пчёлы. Воздушная армада то сбивалась в большой круг, то распадалась на несколько групп. Даже грачи уступали им дорогу и отлетали в сторону. Серая тень скользила по лугу до самого дубового леса. В голове войска летела Ти. Она вела сестёр за добычей.

Сухая макушка дуба шевелилась от пчёл. Они окружили дупло со всех сторон. Дикие пчёлы встревожились. Внутри дупла слышался гул: пчёлы готовились к сражению. К входу выдвинулась усиленная охрана. Ти пошла в разведку. Она примелькалась перед сторожами, и её впустили. Остальные пчёлы надеялись, что дорога открыта. Они подбежали к охране, которая ощетинилась острыми челюстями. Наготове были и ядовитые жала. На передних пчёл напирали с тыла. Сторожа огрызались. Раненые пчёлы отступали, но по ним шагали их сёстры. Пчёлы гибли под ногами своих же. Но остановить пчелиную лавину было невозможно. Никто не замечал погибших. Все стремились только вперёд. Сторожей смяли.

Нападавшие проникли в улей, но там их встретили рабочие пчёлы. Завязалась битва. Пчёлы жалили друг друга, падали на дно дупла. Раненые пытались ползти вверх, но их топтали, выбрасывали из дупла, ползли по их телам. Казалось, что свои и чужие смешались. Но это было не так. Вдруг Ти увидела в глубине дупла хозяйку улья. Это была матушка Бо со свитой. Она прорвалась сквозь оцепление матушки и ухватила Бо за ногу. Матушка неуклюже повернулась, чтоб расправиться с напавшей. Ти отскочила в сторону. Свита окружила Бо со всех сторон, подставляя под удары свои тела. Скоро в живых осталась одна Бо. Матушку обложили. Первой напала Ти. Она изловчилась и ужалила её под крыло. За первым ударом последовал второй и третий.

После гибели своей матушки её пчёлы сдались. Они сбились в шар и тихо шуршали крылышками. Трофейного мёда было так много, что победители приказали пленникам загрузиться собственными запасами. Те безропотно подчинились. Дикий улей был разорён и опустошён. Пчёлы-победительницы и их пленники взвились в небо. Войско потянулось домой. В середине летели пчёлы-пленницы. Они уже были своими, и никто не помнил, что они из опустошённого улья. Они и сами не помнили. Так это у пчёл принято.

Хозяйская блажь

Однажды хозяин подвыпил и решил угостить друзей собственным мёдом. Как заправский пасечник, нарядился в белый халат, а на голову нацепил сетку. Вначале окурил пчёл дымом. Те закружились вокруг него и грозно зажужжали. Никто ещё не посягал на их добро. Они не собирались никому отдавать свой мёд без боя.

Хозяин открыл крышку улья, достал рамки с душистыми сотами и вставил в медогонку. Он энергично вращал ручку. Мед выплёскивался из сот и стекал по стенкам. Пчёлы окружили хозяина. После вчерашнего застолья от него разило перегаром. Отвратительный запах доводил пчёл до бешенства. Первые укусы они нанесли по рукам.

— Это даже полезно от радикулита, — сказал хозяин гостям.

— Да-да, это полезно, — ответили гости и ушли в дом.

Пчёлы лезли под халат и жалили горе-пасечника в живот и спину. Перепуганный хозяин колотил себя руками, махал ими, как ветряная мельница. Пчёлы продолжали нападать. Хозяин заревел от боли и метнулся в дом.

— Я вам покажу, неблагодарные твари, — кричал он на ходу. Из краника медогонки в медную бадью густо тёк мёд. Пчёлы спешно уносили его в свой улей. Они не собирались отдавать мёд какому-то пьянице.

Хозяин был очень обижен на пчёл, которым он сам дал свободу. Гости удерживали его, но он не унимался. Через минуту он показался перед пчёлами в резиновых перчатках. Это не помогло. Пчёлы так взяли своего хозяина в оборот, что он опять сбежал в дом. Вскоре он выскочил из дверей с топором в руках. От первого удара по улью во все стороны разлетелись щепки. Вторым ударом он развалил улей пополам.

Пчёлы защищали своё жилище как могли. Белый халат хозяина почернел от шевелящейся и гудящей массы. Пчёлы елозили у него по спине, большими рыжими гроздьями срывались с локтей, рассыпались в полёте, разлетаясь сотнями живых жал. И вновь кидались на хозяина. Обезумевший хозяин рванул в поле, побежал среди высоких лопухов. Затем опомнился и огородами запетлял, как заяц к дому. Там забаррикадировался и больше не появлялся.

Улей погиб, но пчёлы знали, куда переселиться, — в разорённый ими дикий улей.

Переселение

Чёрной тучей рой пронёсся над домом и устремился к лесу. Кончалось лето, лес был в жёлтых и красных листьях. Пчёлы торопились поскорее очутиться на месте и обжить дупло. Но там уже хозяйничали полосатые осы, привлечённые запахом мёда. Ос было очень много. Это были осы-волки, самые жестокие враги пчёл.

Пчёл было в несколько раз больше, но осы не растерялись. Они хватали пчёл сверху сильными лапками и уносили в свои земляные норки на прокорм, личинкам. Такая работа их выматывала. Иногда пчёлам удавалось отбить своих. Они бросались на осу скопом, и той приходилось отпускать жертву и носиться за новой.

Пчёлы бились с врагом так отчаянно, что забыли о своей матушке. Её охраняли неопытные телохранители. Матушка не вмешивалась в сражение, сидела в окружении свиты возле дупла. Охрана оказалась ненадёжной. Свита По таяла. Ловкие осы выхватывали охранников матушки По и уносили в своих лапках. Неминуемо грозила беда, но вдруг осы ослабели. Они не нападали на пчёл, а только вились вокруг дупла. Неожиданно к осам прибыла подмога, и они стали одолевать. Свита не смогла защитить По и разбежалась. Одна из ос сцапала матушку и пыталась подняться. Добыча оказалась ей не под силу. Оса напрягала крылья, громко зудела. Но она не смогла оторвать По от дерева. Обозлённая оса ранила По жалом. Матушка была ещё жива и с трудом ползала по стволу дуба. А тут и другая оса попыталась унести По, но и ей не удалось взмыть с добычей. Ещё один ядовитый удар пришёлся по матушке. Всё было кончено. По не шевелилась. Но пчёлы внутри улья об этом не знали.

Наступил перелом. Осы трусливо, по одной удалялись от дупла. Вскоре они совсем исчезли. Пчёлы одержали победу, но остались сиротами.

Рабочая царица

Пчелиная семья встревоженно гудела. Старость не за горами. Пчёлы одряхлеют, некому будет собирать нектар и убирать улей. Только матушка могла продолжить их род. Она вылетает из улья лишь один раз в жизни, чтобы собрать вокруг себя женихов-трутней. Матушка откладывает яйца для пчёл-работниц и трутней. Без неё улью не выжить.

Пчёлы решили как всегда — выбрали хозяйкой улья одну из своих рабочих пчёл. Чем они хуже? Корми рабочую пчелу целебным молочком, и у неё забегают детишки.

Выбор пал на Ти. Ей назначили свиту, начали кормить пчелиным молочком и ухаживать, как за настоящей матушкой. Молочко подействовало. Ти располнела, набралась сил и отложила яйца. Правда, они были мельче, чем у матушки По, но пчёлы этого не замечали. Они были счастливы, что скоро тысячи рабочих пчёл заменят их.

Многие пчёлы были на излёте, но каждое утро вылетали за нектаром. И часто погибали в пути: не хватало сил на обратную дорогу, потому что были старыми. Некоторые прилетали пустые, другие становились притворяшками — делали вид, что работают. С каждым днём прибывало водоносов — удел стариков. Они лишь умели носить воду. Пчёлы жили впроголодь. Некоторые начали воровать мёд, заготовленный на зиму.

Наконец народились новые пчёлки. Они выкарабкались из своих гнёзд, их кормили нектаром и цветочной пыльцой. Улей торжествовал. Пчёлы были спасены. Через три дня молодёжь примется за дело. Но прошло три дня, а детки не приступали к работе. Они кучковались вокруг ячеек с нектаром и только ели. Пчёлы отгоняли лентяек от кормушки, но они опять подтягивались к сладенькому. Они умели лишь жрать, потому что все были трутнями. От рабочей пчелы-царицы рождаются только трутни. Так в природе заведено.

Трутни

Кончился август. Ночи стали холодными. Пчёлы сплачивались в шары — так было теплее. Но когда пригревало солнце, шар разваливался, и пчёлы принимались за посильную работу: подметали, выбрасывали мусор. Заготовить достаточно мёда на зиму они уже не успевали. Да и сил не было.

Зимой нахлебники — обуза. Пчёлы решили избавиться от трутней. Их медленно теснили к выходу. Трутни недовольно жужжали. Некоторым удавалось прорваться сквозь пчелиный строй, и они разбегались по углам. Пчёлы отыскивали трутней и выгоняли из дупла. Ветер подхватывал их и уносил, смешивая с сухими листьями.

Наступило бабье лето. В воздухе кружились паутинки. Кое-где ещё цвели поздние цветы, и пчёлам удалось залить несколько ячеек с нектаром. Они видели, что Ти не откладывает яйца, и перестали работать. Сообща съели весь нектар, а потом куда-то пропали. Осталась одна Ти. Она выползла из дупла. Был полдень. Светило тёплое солнце. Оно было похоже на огромный золотистый цветок. Ти взлетела и потянулась ввысь. Пчела поднималась всё выше и выше. А потом упала на землю. Пчёлы всегда умирают на лету.

Так закончилась история рабочей пчелы Ти.

 

Понравилась сказка? Оцените!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд оцените статью
Загрузка...
Ваш отзыв

top