В тоаврном вагоне читать сказку онлайн

В товарном вагоне

(приключения волчонка)

Охота

Волчица гнала лося в западню. Стоял ноябрь. Лёд на пруду был тонкий и гладкий. Она направляла его бег, забегая то слева, то справа. Лось взбрыкивал, стараясь отбить волчицу копытами. Снег брызгал волчице в глаза, слепил. Волчица увёртывалась, скалила зубы и продолжала гон.

Три волчонка едва успевали за матерью. Они были переярками — прожившими одну зиму. Волчата бежали гуськом, принюхиваясь к пахучему следу лося.

Самый слабый отставал. Это был самец-заморыш. Еда доставалась ему в последнюю очередь, да и ту отбирали сёстры. Мать-волчица не любила квёлого. Она никогда не защищала его от злых сестер, а часто натравливала.

Лось вымахал из кустов. Перед ним был пруд. По льду расхаживали рыбаки. Они сверлили лунки, лёд под ними прогибался. Вода хлюпала в лунках, выплёскивалась на лёд. Лось испугался и свернул вправо. Волчица бросилась наперерез. Лось поднялся на дыбы и ударил передними копытами. Волчица закувыркалась по снегу, но тут же вскочила и кинулась за лосем.

До рыбаков было метров двести. Но другого пути не было. И лось прыгнул на лёд. Лёд проломился, обдал зверя холодной водой. Лось испуганно ревел, пытался встать передними копытами на край полыньи. Лёд ломался, резал грудь. Лось хрипел, высоко поднимая голову. В отчаянии он продолжал крушить лёд, надеясь отыскать твёрдую опору. Наконец лось обессилел и стоял в ледяной воде, словно дремал. Он уже ничего не страшился: ни людей, ни волков. Он ничего не видел, не слышал. Вокруг была пустота.

Подбежали волчата. Они злобно залаяли на лося, который не обращал на них внимания. Волчица пересилила страх перед человеком и прыгнула сохатому на спину. Её клыки впились в шею лося. Тот забил передними копытами по воде. Потоки воды рухнули на волчицу, но та не размыкала зубов. Волчата выбежали на лёд и бегали вокруг лося, визжа и поскуливая. Только замухрыга-волчонок сидел на берегу, дрожа от холода. Он очень боялся за свою мать. Лось ему казался огромным и страшным, а мать маленькой и слабой. Вскоре лось совсем ослаб и начал оседать. Некоторое время он держал голову на поверхности воды, потом стал захлёбываться. Волчица спрыгнула на лёд. Её била дрожь. Она остро слышала запахи солоноватой крови и крепкого лосиного пота.

Лось то опускал голову под воду и пускал пузыри, то поднимал, хватая воздух. Через полчаса тёмно-серая спина, словно островок, возвышалась надо льдом. Волчица прыгнула на неё. В стороны полетела шерсть. Лёд обагрился кровью. Волчата стали жадно слизывать её. Даже волчонок подбежал к своим сёстрам, но те оскалились на него, отогнали.

Волчица проглатывала куски горячего мяса. А рыбаки позвонили в милицию и стали с опаской подходить ближе, ощетинившись тяжёлыми пешнями. Рыбаки кричали, размахивали коловоротами. Но они опасались зверя: волчица была крупная, широколобая. Один из рыбаков бросил в волчицу пешню, но промахнулся. Волчица скалила на людей зубы: она не хотела отдавать им свою добычу. Но людей было много, и ей пришлось уступить. Она вышла на берег, низко наклонив голову и злобно щерясь.

Вскоре подъехала милиция и егерь. Они подцепили лося тросом к машине и вытащили на берег. Егерь отрубил заднюю лосиную ногу, достал шприц, нашпиговал приманку ядом. Приманку оставил на берегу, а остатки лося погрузили в машину.

— Собачкам, — сказал егерь.

Отрава

Волки не ушли далеко от добычи. Они спрятались в ближайшем подлеске. Прежде чем залечь, волчица долго утаптывала снег, вертелась как юла. Волчата, как могли, помогали матери, но больше путались под ногами. Когда лёжка была готова, волчица долго принюхивалась к ветру и прислушивалась к далёкому собачьему брёху. Она была настороже.

Под утро волчица с выводком спустилась к пруду. Вокруг были запахи солярки, окурков, человеческие следы. Лосиная нога отдавала едва уловимым сладковатым запахом, который отпугивал волчицу. Она несколько раз обошла добычу. Инстинкт подсказывал ей, что это опасность, но голод пересилил страх. Она стала рвать мясо и заглатывать большими кусками. Волчатам достались крохи. Но и объедки утащили маленькие волчицы. Они не подпускали к добыче своего брата, который носился вокруг и повизгивал, выпрашивая подачку. Сёстры отгоняли волчонка. Они скалились, рычали, едва тот тянулся к добыче.

Мать расположилась в стороне, опустив голову и посматривая на своих дочек. За них она была спокойна: не пропадут. На сына она поглядывала равнодушно: этот не жилец.

То, что он слабак, был виноват отец. Волчица сама выбрала его из четырёх женихов, самого крупного. Он был неудачлив в охоте и противился отрыгивать мясо для неё и детей. Тогда она отчаянно бросалась на него, сбивала с ног, кусала за живот. Волк рычал, щёлкал зубами, но терпел, отдавал скудную пишу. Волчонку перепадали крохи: всё отнимали голодные сёстры. Да ещё случилась беда. Волчица не доглядела. Одна из стайных самок ощенилась. Бедному волку пришлось кормить ещё одну семью. Волчата умирали с голоду. Тогда волчица загрызла чужих детей.

Погоня

Под утро на берегу пруда лежали окоченелые трупы волчицы и двух переярков. Волчонок сидел рядом и ждал, когда они встанут. Но мать и сёстры не вставали. И тут он услышал лай собак. Это была облава на волков. Охотники выстроились цепью, пустив впереди собак. Те рыскали по полю, задирали головы, ловили ветер. Вскоре они напали на волчьи следы. Охотники подбадривали собак, криками посылали вперёд. Гончие не слушались. Они поджали хвосты и жались к охотникам. Те били их поводками, пинали. Гончие визжали, отбегали в сторону. Испуганно поглядывали на охотников, но вперёд не шли.

Ещё издалека охотники приметили трупы волков и маленького волчонка, который прыгнул в кусты. Собаки увидели небольшого зверька и скопом бросились за ним с хриплым лаем. Им хотелось показать хозяевам свою прыть и злобность.

Волчонок едва уносил ноги. Впереди было чистое снежное поле и узкая железная дорога, по которой шёл товарняк. Волчонок испугался поезда, но сзади его настигали гончие. Он выбежал на узкоколейку и припустил к станции, где на запасных путях стояли товарные вагоны. От шпал пахло соляркой и машинным маслом. Эти запахи были волчонку не знакомы. Они настораживали, пугали. Рельсы ещё гудели, волчонок ощущал едва заметное дрожание шпал под ногами.

Собаки выскочили на узкоколейку. Но в это время раздались звуки охотничьего рога, который настойчиво звал назад. Собаки злобно полаяли волчонку вслед и понеслись по полю к охотникам.

Станция

Волчонок очутился на станции. На платформе толпились люди, и он поднырнул под вагон. Перед ним торчал охранник в чёрной шинели и с карабином на плече. Он жевал хлеб с колбасой и кинул волчонку кусочек.

— На, псина, — сказал он. — Пользуйся моей добротой.

Волчонок с недоверием посмотрел на человека. Но он так проголодался, что отбросил страх и осторожно стал подкрадываться к хлебу.

— Не боись, хавай, — смеялся охранник.

Волчонок оскалил зубы, шерсть на нём встала дыбом.

— Ах, ты, сука, — удивился охранник. — Вот и делай после этого добро.

Волчонок с куском хлеба шмыгнул под вагон. В это время состав дёрнулся. Волчонку не удалось выскочить из-под вагона. По бокам катились тяжёлые колеса. Он лёг на шпалы и в страхе замер. Рельсы пахли жжёным металлом. Над ним проходили вагон за вагоном. Стоял грохот. Словно палили из ружей, словно пули с треском рикошетили о рельсы.

Состав простучал, но волчонок долго не вставал со шпал, боясь поднять голову. Ещё долго слышался шум уходящего поезда и гул рельсов. Когда он наконец приподнял голову, перед ним медленно постукивал по соседнему пути состав со скотом. Породистые коровы выглядывали из приоткрытых дверей вагона, стучали по полу копытами, пробовали рогами дощатые стены. Перед волчонком остановился вагон с прессованным сеном. Оттуда дохнуло лесом и полем. Это был знакомый запах.

Волчонок подкрался к вагону с сеном. Дверь вагона была приоткрыта, и он заскочил в вагон, словно домой. Обнюхал все углы. Пахло людьми, коровами и навозом. Ещё он уловил запах мышей, которые сновали по своим тайным ходам. Волчонок стал терпеливо ждать. Одна мышь долго шуршала, чем-то хрустела. В какой-то миг она выбралась наружу. Волчонок ринулся за ней, но мышь юркнула в свою норку. Наконец он устал и свернулся клубком в углу вагона. Он не заметил, как состав тронулся. Тепловоз загудел, вагон покатился по рельсам, унося волчонка от дома.

Поезд шёл на юг.

Ночь

Ночью волчонок проснулся от голода. Где-то рядом шебаршила мышь. На небе появилась луна и заглянула в вагон через дверную щель. Волчонок по привычке запрокинул голову и хотел завыть, чтоб пожаловаться на свою судьбу. Заголосить так, чтоб откликнулись его братья: во весь голос, что есть сил. Он открыл широко пасть, набрал воздуху, но вовремя передумал: кругом были люди, готовые начать на него охоту. Волчонок сник, притих, не отрывая глаз от полной ледяной луны. Луна плыла над ним, подрагивая на стыках рельсов.

Состав притормозил на каком-то полустанке. Мимо пронёсся пассажирский поезд с пугающими яркими окнами. Когда он прошёл, волчонок услышал запах съестного: кто-то выбросил объедки. Волчонок выпрыгнул из вагона, сразу нанюхал свёрток. Он прижал его передними лапами и стал терзать зубами. В свёртке была заветренная колбаса. Волчонок проглотил кусок целиком. Затем побежал вдоль путей, выискивая кусочки хлеба, куриные косточки и кожуру от сосисок.

Собака

Рыжий Полкан прибегал на станцию после каждого поезда. Здесь была его территория, его еда. Он был крупнее волчонка. Увидев такого конкурента, Полкан с громким лаем принялся его прогонять. Он был уверен, что серый щенок умчится, поджав хвост и истерично повизгивая.

Волчонок заметил собаку. Полкан летел на него, надеясь или испугать, или сбить с ног. Противники сшиблись, сплелись в клубок.

Полкан почувствовал волка, и его натиск затух. Ему хотелось побыстрее удрать, хотя и был он сильнее. Он стремился встать, отталкиваясь лапами от волчонка, но тот вдруг изловчился и впился зубами в его горло. Полкан завизжал. Он вскочил и поволок за собой волчонка, который не разжимал зубов. Полкан задыхался. Он трудно, хрипло дышал, припадая на передние лапы, валился набок, вскакивал и тащил на себе маленького волчонка, который словно потяжелел втрое. Вскоре Полкан упал, дёргая лапами.

Волчонок придушил собаку. Он наелся собачатины до отвала. Остатки зарыл в снегу. В это время состав двинулся с места и медленно покатил. Только с третьей попытки удалось волчонку запрыгнуть в свой вагон: так он отяжелел от еды.

Он оказался один в этом вагонном логове, и другого дома у него не было. Ему нравился запах и шуршание мышей. Они его не боялись. Видимо, надеялись, что волчонок не обидит того, кто рядом.

В западне

Ночью состав прибыл на большую станцию. Прожектор так осветил вагон, что волчонок подумал: настало утро. Он высунулся из вагона. Его ослепили яркие огни. Диспетчер объявил о прибытии пассажирского поезда. Для волчонка в этом голосе слились голоса десятков людей, которых надо остерегаться и от которых нужно прятаться. До волчонка долетали незнакомые ему ароматы женских духов. Они напоминали запахи летних цветов. Вдруг донеслись шаги — это пришёл скотник. Волчонок шмыгнул в угол вагона, слился с сеном.

Скотник ввалился в вагон. От него вкусно пахло коровами. От любопытства волчонок высунулся. Зашуршало сено.

— Крысы, что ли? — сказал скотник.

Он загрузил тележку прессованным сеном и наглухо задвинул вагонную дверь. Это была западня. А волчонку очень хотелось пить. Вокруг вагона было полно снега, до которого не добраться. Волчонок обследовал вагон. Доски были крепкими. Он пытался лапами раздвинуть дверь — та не поддавалась. В углу, где он спал, тюки с сеном были уложены неплотно, и можно было докопаться до дна вагона. Что он и сделал. Там он увидел лучик света, который отражался от снега. Одна доска на полу оказалась подгнившей. Волчонок стал грызть её. Лаз расширился.

Состав тронулся. Поезд ехал всю ночь без остановок. И только под утро остановился посредине поля. Подвывал ветер, где-то вдалеке лаяли собаки. В дыру, которую прогрыз волчонок, ворвался ветер. Он прихватил с собой снежную пыль. Ветер закрутил по вагону сено. Внезапно волчонок уловил едва слышный вой. Это были волки. Они были далеко, но волчонку показалось, что близко, совсем рядом. Он протиснулся в дыру и спрыгнул на шпалы. Он забыл про жажду и стал вслушиваться в далёкие родные звуки. Ему хотелось ответить на этот зов. Он крепился, зная, что надо молчать. Но не выдержал.

Завыл тонким, неокрепшим голосом, забыв про свои страхи и опасения. И сразу осёкся. Коровы в соседних вагонах подняли рёв. Это было воинственное мычание, единый трубный голос стада, готового растоптать маленького волчонка.

Охранники начали палить из карабинов в воздух, а скотники побежали вдоль состава, стуча для острастки вилами по вагонам, матерясь.

Наконец наступила тишина. Коровы успокоились. Вдоль вагонов прохаживался охранник, похрустывая снегом.

Отстал

Волчонок жадно хватал снег, который таял у него во рту, холодно струился по горлу. Капли воды стекали с его зубов. Он не заметил, как состав покатил по рельсам. Поезд набирал скорость, и его вагонное логово уходило вперёд. Перед ним мелькнул коровий вагон. Скотник нарисовался в окне, он равнодушно смотрел вдаль и равнодушно думал о будущем.

Состав уходил от волчонка. Поезд, к которому он привязался, который давал ему приют, исчезал вдали. Здесь, на холодных путях, его ожидала верная гибель. В волчьей стае он бы не прижился: не успела мать научить его волчьим законам. У людей его тоже ждала печальная судьба: он бы никогда не ужился с собаками.

Волчонок бежал за последним вагоном с круглой красной меткой. Он гнался за ним, словно надеялся настичь и схватиться зубами за свой ускользающий дом, остановить поезд.

Вскоре в снежной пыли исчезла и эта последняя надежда — красный кружок.

По соседнему пути прошёл пассажирский поезд. Он высветил волчонка из темноты, но люди в окнах его не замечали. Они много ели и пили. И отбросы проводники вываливали из мусорных бачков в темноту. Витали аппетитные запахи. Это был запах жареного лука, тушёной картошки, мяса. Волчонок подождал, когда пройдёт поезд, и наелся вкусных помоев. Это была неведомая ему еда: мягкая и сытная. Поев, он задвигался веселее. Так он ковылял час или два и вдруг в темноте заалел свет. Поезд стоял перед красным кругом семафора, словно поджидая своего маленького пассажира. Волчонок быстро нашёл свой вагон, забрался в лаз и закопался в сене. Он сладко заснул.

Волчонок был в своём логове, только вместо скрипа сосен и шума ветра его убаюкивал нескончаемый стук колёс и часто будили громкие тепловозные гудки.

Коровы

Ночью подкрался мороз. Он проникал через щели, через дыру в полу. Волчонок поглубже зарылся в сено, свернулся клубком, спрятал нос под пушистый хвост.

Под утро поезд застыл на маленькой станции. Приволокся за сеном скотник. Навалив сено на сани, он не прикрыл дверей. Холод хлынул в вагон с новой силой. Озябший волчонок оставил своё жилище и заспешил вдоль состава. Вскоре он согрелся. Волчонок передохнул у коровьего вагона, откуда валил пар. Коровы пережёвывали сено, сопели и охали, словно жалуясь на холод.

Волчонок завороженно косился на клубы пара, принюхивался к аппетитным запахам молока и жмыха, который давали коровам. Он подкрался к приоткрытой двери, откуда вился пар. Запах добычи вскружил ему голову. Волчонок запрыгнул в коровник. Сразу началась суматоха. Коровы заревели громче тепловоза, сорвались с привязи. Дубасили копытами по полу, рогами в стены. Бедный волчонок укрылся за железным чаном, в котором летом хранили воду. Он был из чугуна и под ударами коровьих копыт не двигался с места. Коровы чуяли волчий дух и не могли убежать. Они запаниковали, разбушевались. Лягали друг друга, выбивали копытами доски из стен. Вагон трещал. Одна корова боднула дверь, и та разъехалась. Обезумевшие коровы стали выпрыгивать из вагона в снег и носиться вдоль состава, взбрыкивая, колотя кого-то невидимого передними копытами. Охранник и скотник остерегались взбесившихся коров. Но когда животные поскакали через поле в лес, бросились собирать стадо. Испуганные коровы не желали возвращаться в вагон. Их вели силой на верёвках.

Волчонок незаметно выскочил из коровьего вагона и пролез через дыру в свой. Там он тихо полёживал на сене, высунув от волнения язык.

В тупике

Коров затаскивали в вагон по настилу. Те сопротивлялись, крутили рогами. Слишком упрямых колотили палкой.

Пока собирали коров, состав выбился из графика, и его загнали в тупик. Недосчитались двух коров. Послали скотника искать. Тот отыскал животных в лесу и решил подзаработать: продать на мясо. Привязал коров к дереву и направился на местный рынок обговорить сделку. На дармовой товар сразу нашлись покупатели.

Несдобровать бы породистым коровам, если бы не волчонок. Он вылез из вагона, чтобы хапнуть снега, осмотреться. Он бегал вокруг состава в поисках пищи. Здесь он угостился парой куриных косточек и кожурой от сала. Соблазняли собаки, которые брехали из окрестных домов, но он не рискнул отойти далеко от вагонов. И вдруг он почуял заячий след. Он пахнул перепрелой травой. У волчонка из пасти закапала слюна.

Однажды с матерью и сёстрами они преследовали крупного зайца-русака. Мать издалека заметила заячью лёжку в снегу. Она кружила вокруг неё, подходя всё ближе и ближе. Волчата следовали за матерью по кругу. Когда до зайца оставалось совсем немного, тот подскочил над лёжкой. Но вокруг него ходили волки. Косой в панике заметался. Он столкнулся с волчонком, который ударил его лапой, словно играя. Зайца отбросило в сторону, где две сестрицы цапнули его за задние ноги. Заяц закричал, как ребёнок. Волчица подскочила и слегка придавила зайца. Потом отпустила, чтоб волчата сами прикончили добычу.

Раненый заяц не мог скрыться, и сёстры хватали его за уши. Наконец обессиленный заяц упал набок, дрыгая ногами. Сёстры удушили добычу и съели почти целиком. Из милости оставили братцу тощую переднюю лапу.

А сейчас русак пронёсся вдоль железной дороги, след был пахучий, волнующий. Волчонок понёсся за добычей. След привёл его к лесу, где заяц сделал петлю среди кустарника и сиганул в сторону. Там он окопался, сделал лёжку.

Пока волчонок распутывал следы, заяц взвился у него за спиной и был таков. Волчонок долго обнюхивал лёжку, потом взял след и помчался через лес, где томились две привязанные коровы. Они углядели волка, оборвали верёвки и запрыгали через поле к знакомым вагонам. Коровий след был так пахуч, что волчонок сошёл с заячьего следа и погнался за коровами. От страха бурёнки неслись к поезду что было сил, продолжая на ходу реветь и мычать.

Волчонок быстро нагнал коров, но нападать на крупных животных не стал. Он подогнал их к вагонам, словно пастушеская собака к стаду. Их подружки тупо лупились на них из вагонов и радостно ревели, словно приветствуя заблудших. И на этот раз волчонку повезло. Он благополучно вернулся в свой вагон. Вскоре явился скотник с покупателем коров. Он долго ругался, решив, что подвели тонкие верёвки.

Помощник машиниста

Голод не тётка. Волчонок побрёл вдоль состава, надеясь поживиться хоть чем-нибудь съестным. Ему не везло. Валялись только вонючие окурки. И вдруг волчонок одурел от запаха. У него закапала из пасти слюна. Как раз в это время помощник машиниста тепловоза Додин разложил ужин. Это была домашняя колбаса с чесноком, кусок сала и ломоть хлеба. А из термоса лился запах какао, незнакомый, притягивающий. Волчонок забыл про осторожность.

Додин обстоятельно нарезал колбасу тонкими ломтиками, а хлеб — толстыми аппетитными кусками.

Волчонок вытянул нос, ловя удивительные аппетитные запахи. Неслышно он подкрался к тепловозу, который стоял у грузовой платформы. Додин положил тонкий кусочек колбасы в рот. В это время в дверях обозначилась оскаленная морда. Помощник оторопел. Колбаса застряла у него в горле. Такой собачьей наглости он ещё не встречал.

— Ах, ты, паскуда! — выругался Додин и пнул волчонка ногой.

Реакция была молниеносной. Волчонок порвал человеку штанину и прокусил ногу. Тот выронил хлеб.

— Ну я сейчас! — Помощник машиниста схватился за ломик.

Тем временем волчонок сцапал кусок хлеба и убежал.

— Бешеная собака! — закричал Додин. — Бешеная собака!

На крик прибежал охранник с карабином наизготовку.

— Вон она, вон! — показывал помощник на волчонка.

Охранник прицелился, но волчонок исчез под тепловозом. Вскоре он отлёживался в своём вагоне.

Слухи

По составу поползли слухи, что в каком-то вагоне живёт бешеная собака. Скотник в самом деле приютил бродячую собаку, которую выгуливал на поводке. Она была чем-то похожа на волчонка, только уши у неё висели.

Додин с охранником отправились по вагонам. Скотник на всякий случай схоронил свою дворняжку среди наваленных тулупов, но глупая собачонка подала голос, когда вошёл чужой.

— Вот она! — радостно вскрикнул Додин.

Пришлось скотнику вытащить собачонку из-под тулупов. Та недовольно и презрительно смотрела на помощника машиниста: не дали ей понежиться в тепле.

Додин был так напуган, что маленькая дворняжка показалась ему злобной, кусачей собакой.

— Она, — закричал он. — Точно она!

— Гляди лучше, — сказал скотник. — Собака из вагона не выходит. Выгуливаю на поводке.

— Она у вас тут озверела от голода, — рявкнул Додин.

Скотник притащил большую кастрюлю с борщом, вытащил кость. Испуганная дворняжка не притронулась к лакомству.

— Видишь! — торжествовал скотник. — Сыта от пуза.

Ещё скотник съязвил, что дворняжка в самом деле могла пообедать за счёт Додина. А укусила, потому что тот оказал ей сопротивление.

— Попробуй ей не отдать, — смеялся скотник, — разорвёт.

Для эксперимента они выпустили собачонку из вагона, чтоб подразнить костью и убедиться в её злобности.

— Не дам, не дам, — дразнил охранник, надеясь, что та вцепится и потащит кость к себе.

А дворняжка от страха отбежала в сторону, поджав хвост. В конце концов помощник машиниста признался, что ошибся. О собаке тут же позабыли и вернулись в натопленный вагон гонять чаи.

Собачонка гуляла вдоль состава, тревожно потявкивая. Она напоминала о себе. Ей хотелось забраться под тёплый тулуп и уснуть. Но о ней забыли.

Волчонок расслышал собачий лай, вылез через дыру в полу вагона и притаился за колесом. Когда собачонка пробегала мимо, волчонок молча набросился на неё и разорвал. Отволок добычу под вагон и там сожрал.

Когда Додин, охранник и скотник вышли из вагона, то вспомнили о собаке. Её окликали, но та словно провалилась. По крови на снегу нашли то, что от неё осталось.

— Волк, — сказал помощник машиниста, — на его месте так бы поступил каждый.

Поползли слухи о бешеном волке, который жрёт собак и нападает на людей. Позвонили в милицию.

Уколы

Вскоре приехали на санитарной машине врач и медсестра. Собрали работников состава в жилом вагоне. Вначале ветврач прочитал лекцию о бешенстве животных. Потом обратился к Додину: «Вы укушенный?» Тот показал перевязанную ногу. Медсестра молча вынула из чемоданчика большой шприц с длинной иглой. Все как-то сразу закашлялись. Народ стал незаметно, под всякими предлогами исчезать. Охранник будто бы оставил карабин у вагона, скотник сказал, что пора доить коров.

— Ложитесь, — сказала медсестра помощнику машиниста.

— Не, — оробел тот, — та была маленькая собачонка.

— А говорили: волк, — сказал ветврач.

— Показалось, — виновато улыбнулся Додин.

— Процесс пошёл, — сказал ветврач и кивнул медсестре на шприц.

После укола помощник машиниста долго прогуливался вдоль состава какой-то пришибленный и тихий. И всех призывал к бдительности. Купил газовый баллончик и при виде собак доставал его из кармана. Над ним потешались, кривляясь и лая у него за спиной. А зря. Узнав, что все работники веселились в одной компании с Додиным, ветврач приказал сделать каждому по три укола для профилактики. Никакие отговорки не помогли.

Приручил

На одной из остановок волчонок попался на глаза скотнику. Тот очень скучал по своей дворняжке и мечтал завести новую. К тому же волчонок был похож на пропавшую собаку. Чтобы привязать к себе волчонка, он не пожалел куска варёной говядины. Мясо было сочным и мягким. Говядина так понравилась волчонку, что он потерял бдительность и расслабился. Смотрел на человека по-собачьи: просил глазами. Скотник не поскупился на булку с яблочным повидлом, в котором был привкус лесных яблок. Волчонок с удовольствием сжевал и булку. Но когда скотник его погладил, глухо зарычал: волчонок не признавал его за хозяина.

— Одичала, — сказал скотник, — привыкнешь. Будешь теперь Гобоем, понял?

Волчонок покрутил хвостом в знак согласия.

— Заходи, — сказал скотник.

Волчонок взирал на скотника непонимающими глазами. У него был свой дом, но здесь так вкусно пахло варёным мясом.

Скотник вынес ещё кусок мяса. Волчонок сглотнул слюну, но в вагон зайти отказался. Тогда скотник повертел мясом перед носом волчонка. От такого соблазна он был не в силах отказаться. Он ел мясо глазами, тянул носом.

Волчонок проскользнул в вагон вместе со скотником. Тот наконец дал ему мясо. Волчонок взглянул на скотника с благодарностью. Он стал привыкать к новому кормильцу.

Как-то волчонка приметил охранник.

— Где-то я видел его раньше, — сказал он.

— Спутал, — сказал скотник. — Хорошая собака. Одичала только.

К вечеру к скотнику зашёл Додин. Ему каждый день делали по два укола от бешенства.

— Слыхал, у тебя новая собака? — спросил он.

Когда помощник машиниста возник в дверях вагона, волчонок сразу обнажил клыки: он его вспомнил.

— Это он, — сказал Додин.

— Ты что, взбесился? — засмеялся скотник. — Спутал с волком.

— Я его по рыку узнал, видишь, как смотрит.

— От уколов, что ли, помешался? — рассердился скотник. — Гобой!

Волчонок отозвался. У него на пол потекла слюна. Сработал рефлекс: думал, что дадут ещё мяса.

— Видишь, — сказал скотник.

— Вижу, вижу, — разозлился Додин.

Он распустил по составу весть, что та самая бешеная собака проживает у скотника.

Делегация

Вечером к скотнику пожаловала делегация — помощник машиниста и охранник. Вначале скотник не открывал и притворился, что его нет дома. Выдал его рык волчонка. В вагон задолбили сильнее. Скотник впустил гостей.

— Показывай собаку, — сказал охранник.

— Какую собаку? — спросил скотник.

— Бешеную.

— Бешеную? — переспросил скотник. — Тогда заходи.

Охранник побаивался собаки, а вдруг и в самом деле бешеная?

— Ты у нас, машинист, укушенный, — усмехнулся охранник, — иди первый: ты не заразишься.

— Ты у нас охранник, — возразил Додин, — ты и заходи с оружием.

— Я тебе стрельну, — сказал скотник. — Это тебе не зверь, а домашнее животное по кличке Гобой.

Волчонок отозвался из угла, словно носил это имя с детства.

— Привяжи собаку, — сказал Додин.

— Ты какой-то недоделанный, — огрызнулся скотник, — всякой маленькой собачки боишься.

Помощник машиниста застеснялся и поднялся в вагон. Неожиданно волчонок рыкнул на него так, что тот шарахнулся к двери, споткнулся и повалился на руки охранника.

— Да, — сказал охранник, — не быть тебе машинистом.

— Мы ещё посмотрим, — обиделся Додин.

У волчонка всё-таки забрали на анализ слюну. Никакого бешенства не обнаружили. Совершенно здоровая собака.

Приехали

Состав прибыл к месту назначения — на небольшой полустанок в Ставропольском крае. Степь была безлюдной и безмолвной. Блёклые травы шелестели под ветром. Среди серой степи выделялись ярко-зелёные полоски сочной травы. Коровы почувствовали свежий вольный ветер и забарабанили копытами, замычали.

Когда раздвинули двери вагонов, коровы сами, без принуждения, подталкивая друг друга, сбегали по настилам, гуртом скакали в поле.

Скотник начал обучать волчонка премудростям пастушеской жизни. Учение не шло. Коровы пугались волчонка и при его приближении ломились со всех ног в центр стада. Иногда скотник привязывал волчонка, чтоб коровы могли спокойно пощипать траву и напиться. И всё же скотник не терял надежды и верил в лучшее: собака поумнеет.

Конкурс

В Ставрополе объявили конкурс на лучшую пастушескую собаку. Приз — автомобиль «Ока». Скотник сомневался, что Гобой выиграет приз, но решил поехать-погулять на халяву. Организаторы обещали бесплатное жильё и питание.

В конкурсе участвовали шестнадцать собак со всей округи. Посредине большого луга был сооружён загон для скота. Задача собаки — выгнать овец из загона и по свистку загнать обратно за самое короткое время.

Когда настала очередь Гобоя, зрители встретили его аплодисментами. Скотник показал волчонку на овец и махнул рукой. Волчонок со всех ног полетел к загону. У овец был тонкий нюх и особая тактика защиты. Они сразу определили волка и сбились в кучу, головами в центр. Так они прятали уязвимые места — шеи. И ещё им казалось, что они превратились в одно целое, большое и многоголовое чудище. Так они пугали волчонка. Но просчитались. Овцы не коровы с острыми рогами: их можно есть. Его и прислали сюда резать овечек. Видимо, так считал волчонок, который за прошедшее время заматерел.

Волчонок обогнул стадо. Овцы сгрудились ещё теснее. На трибунах послышались возгласы разочарования.

— Гони, гони! — кричал скотник.

Волчонок гавкнул на стадо. Овцы не подчинились и лишь теснее прижались друг к другу, перебирая тонкими ногами и жалобно блея. Голодный волчонок кружил вокруг стада и кусал овец за ноги. Это было не по правилам. На трибунах засвистели, требуя снять собаку с соревнований. Растерянный скотник не понимал, что происходит.

Овцы разбудили в волчонке древние инстинкты. Он врезался в центр овечьего круга и одним рывком головы порвал шею овце. Хлынула кровь. Овцы разбежались по загону. Волчонок догнал следующую овцу и зарезал её острыми клыками.

На трибунах запаниковали. Женщины и дети с визгами покидали свои места. Мужчины вооружились палками. Внутрь ограждения заходить опасались, надеялись напугать хищника: шумели, грозили. А волчонок губил одну овцу за другой и не мог остановиться, словно заготавливал впрок для себя и хозяина.

— Ко мне, ко мне! — кричал скотник.

Волчонок его не слушал. Один из милиционеров прицелился в волчонка из пистолета и выстрелил. Он промахнулся и убил овцу. Вторым выстрелом ранил ещё одну.

Двух выстрелов было достаточно. Волчонок понял, что на него ополчились охотники. Он перепрыгнул через ограждение загона и помчался в степь. Милиционер пульнул вдогонку ещё раз, но не попал.

В степи

Мимо волчонка проносились, подпрыгивая и вертясь, перекати-поле. Серые шары катились по земле, рассыпая семена. Это его пугало. Он впервые был в степи.

Здесь негде было спрятаться, не то что в лесу. Он часто ложился на землю, прислушивался: не слышно ли лая собак. Волчонок был голоден. Он выслеживал суслика и случайно поймал лисёнка. Он несколько раз принимался за еду, отбегал, снова возвращался. Но съел половину, больше не смог. Мясо было невкусным, отвратительно пахло.

Однажды он различил ненавистный лай собаки. Он пошёл на голос. У хутора звякала на цепи маленькая собачонка. Увидев волка, она залезла в свой домик. Лаз был такой маленький, что волчонку удалось просунуть только пол головы. Он не мог ухватить добычу за чёрный горячий нос. Не хватало совсем немногого. Дворняжку трясло от ужаса.

Вдруг из степи прибежала ещё одна собака. Это был волкодав. Он стерёг стадо. Волкодав приближался бесшумно. Сбоку волчонка, а потом сзади мелькнула длинная тень. От пса разило овечьим помётом, в котором он вывалялся. Волчонок пустился в степь, но на открытой местности волкодав стал нагонять. Впереди был полуразрушенный коровник. Волчонок ворвался в коровник, залез под железобетонную плиту. Там он ощерился. Волкодав растерялся. Охранял стадо он не один, а с братом. На степного, мелкого волка они всегда шли вдвоём. Один отвлекал хищника, другой брал за горло.

Волкодав пружинисто качался на задних лапах. Он был готов к броску. Не хватало брата, чтоб отвлечь внимание. Без этой поддержки волкодав не решался напасть.

Волчонок настороженно глядел на собаку, следил за каждым её движением. Волкодав не терял надежды прикончить врага. Он то кидался вперёд, то отступал. Не хотел рисковать. Лучше разойтись мирно, без потерь. Волкодав медленно отходил, продолжая рычать и скалить зубы. Потом развернулся и молча затрусил домой.

Горы

Повеяло прохладой. Перед волчонком белели вершины кавказских гор. У подножия начинался чёрный лес. Он был вроде бы рядом, но к нему волчонок двигался весь день. Лес словно удалялся от него, уплывал в солнечном мареве.

Волчонок подошёл к лесу только вечером. Он сразу вышел на кабанью тропу, взял след. Припахивало хвоей: кабан тёрся о ель. Волчонок поднимался всё выше и выше в горы. Кабанья семья рылась в густых зарослях орешника-лещины, отыскивая прошлогодние плоды. Секач был настороже. Принюхивался, поднимая остроносую голову с огромными клыками. Он хрюкал и поддевал клыками какого-то невидимого врага, готовый к настоящей схватке. Кабан наклонил голову и двинулся навстречу волчонку. Это клыкастое чудовище могло бы растерзать и затоптать его в землю. Волчонок вовремя увернулся, и секач проскочил мимо, с треском ломая кусты. Потом развернулся и вновь атаковал волчонка. Вепрь пронёсся стороной. Он хотел напасть ещё раз, но в это время послышался вой. Он эхом разнёсся в горах. Отовсюду послышались волчьи голоса. Они словно переговаривались между собой. Вой был протяжным и высоким. Он напоминал стон. Самцы выли низкими хриплыми голосами, самки — более тонкими.

Волчонок долго внимал волчьим голосам. Ему хотелось отозваться, но он боялся людей и собак. Ему казалось, что они всюду, за каждым кустом.

Он долго не мог пересилить свой страх и молчал, словно взвешивая все варианты. Вокруг продолжали голосить волки, и он не вытерпел. Вначале заливисто загавкал, как собака, потом стал подвывать. Голос его ширился, набирал силу. Он становился сочным, мощным, расходился над лесом, над горами многократным эхом.

Он хотел докричаться, поведать о своей погибшей матери и сёстрах, гончих псах, шедших по его следу, о путешествии в товарном вагоне. Волки словно понимали его. Ещё громче и стройнее зазвучал их многоголосый хор. Они приглашали его в стаю. И он откликнулся на их зов.

Волчонок уже ничего не боялся.

Он был дома.

Он был среди своих.

Что может быть выше?

Только звёзды.

Понравилась сказка? Оцените!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд оцените статью
Загрузка...
Ваш отзыв

top