Три мушкетёра читать сказку онлайн

Три мушкетёра

Песок на сквере ещё не просох — садовники только-только полили цветы и заодно дорожки.

Владик, Генка и Федя встретились, как обычно, возле фонтана.

…Их недаром называли тремя мушкетёрами — ребята старались всегда и везде бывать вместе. Рыжеволосый Генка, загорелый до черноты Владик и белокурый Федя учились в одном классе, жили в одном дворе и все вместе ехали в лагерь — во вторую смену.

В ожидании дня своего отъезда они взяли на себя обязанности дежурных по скверу.

— Мы не должны пускать на сквер хулиганов, — единогласно решили «мушкетёры», — следить за малышами, наводить порядок, следить, чтобы цветы и кустарник были в сохранности.

— Эх, вот ещё бы Глеба к нам, — каждое утро вздыхал Владик. — Ведь мушкетёров-то было четверо, помните? Вот бы мы сыграли в войну!..

Глеб учился в одном классе с тремя друзьями, но держался особняком. Пока «мушкетёры» собирались в лыжный поход, он уже успел раза три сходить на лыжах. Да не просто куда-нибудь поближе, а со взрослыми, далеко. Трое друзей только сообщили на сборе, что они начинают собирать альбом открыток, посвящённых родному городу, а Глеб уже принёс открытки и подарил их октябрятам.

Вот и сейчас — он тоже остался в городе, не поехал в лагерь, но, вместо того чтобы играть с одноклассниками, почему-то всё время проводил на школьной площадке октябрят. Возился с второклассниками, помогал вожатым.

— Подумаешь, Глеб! — отмахнулся Федя. — Нам и втроём хорошо. А он пусть с мелюзгой песочные куличики лепит. Мы и без него тут таких дел наворочаем — все ахнут!

А сегодня, едва отдышавшись, Федя заявил:

— По коням… то есть по шпагам. Нужно срочно вооружиться!

Друзья удивлённо-испуганно поглядели на Федю.

— Только что встретил Толика из автобусного парка, — взволнованно продолжал опоздавший. — Знаете его?

«Мушкетёры» кивнули головой — Толика, живущего на территории автобусного парка, они знали хорошо. Ему завидовали все мальчишки. Ещё бы! Столько шофёров знакомых! Хоть целый день с автобуса не слезай!

— Так вот, идёт Толик мимо нашего дома, а с ним — громадный пёс. Во! — провёл себе по животу Федя. — Нет, выше! Во! Зовут — Мамонт. Рыжий весь, как Генка.

— Но-но, — нахмурился Генка.

— Я же просто так, для примера, — торопливо продолжал Федя. — Толик мне говорит: «Сегодня я моего Мамонта к вам на сквер приведу». Ну, я и побежал к вам…

— Что ж, пусть приводит, — согласился добродушный Генка.

— Как это — приводит? — ужаснулся Федя. — Этот же Мамонт дикий пёс — я сразу понял. У него знаешь какие ненормальные глаза? Он же всех малышей перекусает! Дедушек-бабушек перепугает!

— Да, — согласился Владик. — Пускать его днём нельзя. Пускай гуляет, когда сквер пустой. Ночью. Или рано утром.

— Пусть он только покажется, — воодушевлённо закричал Федя, — мы из этого Мамонта ископаемое сделаем!

— Тогда палки нужно искать, — сказал Генка. — А вдруг этот пёс кусается!

— Я же говорил — нужно вооружаться! — воинственно взмахнул кулаком Федя. — Вперёд, мушкетёры!

Трое друзей разбрелись в поисках оружия.

Через несколько мгновений в трёх местах сквера раздалось три заливистых плача: «мушкетёры» обнаружили необходимые им палки-шпаги у малышей.

Бабушки и дедушки устремились к плачущим, но Владик, Федя и Генка объяснили, что шпаги им нужны для обороны сквера от почти дикой собаки, которая замечена в окрестностях.

Малышей успокоили, а «мушкетёрам» бабушки и дедушки сказали такие слова:

— Следующий раз сами палок не отнимайте, а попросите хорошенько… Надо решать конфликты мирным путём!

— Да я просил, просил, — усмехнулся Генка, — а ваш внучек не понимает. «Это, говорит, не шпага, а лошадь»… Что с него взять? Одним словом — дитя.

Затем «мушкетёры» пристроились возле входа в сквер и, как былинные богатыри на известной картине, начали смотреть каждый в свою сторону.

— Сейчас, говорят, от жары многие собаки бесятся, — равнодушно произнёс Владик.

— Мне папа говорил, — сказал Генка, — что бешеная собака ничего не понимает. Если её гнать — она, наоборот, к тебе бежит. И пена у неё изо рта сыпется…

— Подумаешь! — фыркнул Федя. — Хоть сорок раз бешеная, а я её палкой ка-а-ак вдарю!

— Бобик бежит, — доложил Владик.

«Мушкетёры» обернулись в сторону, откуда бежал Бобик — любимец малышей. Бобик считался самым смирным и ласковым псом во всём квартале. С ним можно было вытворять что угодно: запрягать его в трёхколёсный велосипед, надевать на морду солнцезащитные очки, бросать в фонтан. Да мало ли что ещё придумывали многочисленные Бобкины поклонники.

— Бобик, Бобик, где ты был? — на мотив «Чижика» запел Федя и вдруг испуганно сказал: — Ребята, Бобик какой-то странный сегодня… Бежит вприпрыжку, боком…

— Пена! — прошептал Владик. — Всё лицо у него пенится! Он с ума сошёл!

— Спокойно! — крикнул Федя и, швырнув палку в кусты, перепрыгнул через ограду. — Он бешеный!

И Федя, не оглядываясь, помчался в противоположную от Бобика сторону.

Бобик тявкнул вслед удирающему «мушкетёру» и с галопа перешёл на рысь. Поматывая мордой, с которой клочьями падала пена, он быстро приближался к Генке и Владику.

— У меня чего-то ноги не шевелятся, — плаксиво сказал Владик.

Генка ничего не сказал, а только замахал палкой так отчаянно, что Бобик недоумённо шарахнулся в сторону и уселся невдалеке, с любопытством рассматривая «мушкетёров».

Время от времени Бобик тряс головой, и тогда из его пасти падали на мостовую куски пены.

В такие моменты Генка начинал так быстро вертеть перед собой палкой, что издали казалось, будто у него на животе вырос пропеллер.

Из-за угла дома вышел Глеб с двумя малышами. Октябрята рядом с высоким Глебом выглядели маленькими катерами, сопровождающими громадный морской теплоход.

— Держите Бобика! — закричал Глеб.

— Д-д-д-держим! — проговорил Владик.

— Он бешеный! — крикнул Генка. — У него пена!

Бобик, завидя Глеба с октябрятами, сделал скачок в сторону и помчался со всех четырёх ног вдоль ограды сквера.

— Вторая космическая скорость! — засмеялся Глеб. — Бобик выходит на орбиту! — И добавил, обращаясь к малышам: — Теперь до вечера от вас будет бегать!

— Значит, он нормальный? — спросил Генка, всё ещё продолжая по привычке слегка покручивать палкой.

— А как же эта… пена? — робко подал голос Владик.

— Это всё они виноваты, — давая октябрятам подзатыльники, сказал Глеб. — Решили Бобику зубы почистить! Напихали ему полный рот пасты. Как он их не покусал — удивляюсь!

— Мы пришли с ним мириться, а он убежал, — огорчённо произнёс один из малышей.

— Чего ты палкой-то размахивал? — спросил Глеб Генку.

— Мы тут в засаде сидели, — бодро произнёс Владик, — дикую собаку ждали. Ископаемую… Мамонта.

— Дикую? — удивился Глеб, а октябрята как заворожённые уставились на Владика. — Откуда у нас здесь дикая собака?

— Толик идёт! — вскрикнул Генка, и снова у него на животе появился пропеллер.

К скверу подходил Толик. Впереди него, быстро шевеля короткими лапками и переваливаясь с боку на бок, бежала длинная собака кофейного цвета.

— Это… Мамонт? — спросил Владик. — Ископаемой породы?

— Не Мамонт, а просто — Монд, — сказал Толик. — Его какая-то гражданка в автобусе забыла, шофера мне сдали. Кондуктор имя запомнил. Пока хозяйка не найдётся, она моей будет. А порода — такси.

— Такса, — уточнил Глеб. — А если пёс, то такс.

— И совсем он не рыжий! — сказал Генка довольно.

— Не кусается, потому что бегает тихо и прыгать не умеет, — продолжал Толик гордо. — Ещё вопросы есть?

Глеб и октябрята, присев на корточки, восхищённо рассматривали диковинную собаку-коротконожку.

Такса виляла маленьким острым хвостиком и с интересом глазела по сторонам.

— Вот тебе и Мамонт! — тихо сказал Владик Генке. — Пошли.

— Куда? — воинственно спросил Генка, запихивая свою палку под ремень, как мушкетёрскую шпагу.

— Федьку искать, — вытаскивая свою палку из кустов, пояснил Владик. — Ископаемое из него делать!

 

Понравилась сказка? Оцените!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд оцените статью
Загрузка...
Ваш отзыв

top